Опубликовано: 350

"Как быть, когда у тебя 55 детей?"

"Как быть, когда у тебя 55 детей?" Фото - Натальи ДЕНИСОВОЙ

Много лет уже помню, как однажды многодетная мама на встрече с акимом области сказала: “Когда у тебя пятеро ребятишек, ты не всегда помнишь, как тебя зовут, столько всего за день переделать надо!”. А когда детей у тебя пятьдесят пять? – Тогда твоя жизнь принадлежит им, – улыбается кызылординка Айгуль ШАМШАТОВА.

МАМА 55 ДЕТЕЙ

Эта молодая красивая женщина знает, что говорит, ведь она директор коммунального государственного учреждения “Детский центр оказания специальных социальных услуг”, проще говоря, учреждения интернатного типа для детей-инвалидов.

В Кызылорде этот центр размещен в типовом, специально построенном под него помещении в пригородном поселке Талсуат. А Шамшатова, кстати, начинала с позиции психолога в этом учреждении и постепенно “доросла” до директора. Далеко не новенькая в системе.

– Сейчас у нас 55 детей на полном стационаре и 35 ребятишек на стационаре дневном, – рассказывает Айгуль Бердибековна. – Причем ввиду отдаленности центра от мест проживания детей, находящихся у нас на дневном стационаре, мы сами осуществляем их доставку в центр, то есть подопечные приезжают сюда на нашем транспорте. Утром, что называется, забираем к себе, вечером отвозим обратно к родителям.

Айгуль, по закону, опекун всех 55 детей, постоянно находящихся в центре. Есть здесь и маленькие детки, и подросткового возраста.

– Все со сложными диагнозами, такими, как, скажем, тяжелая форма ДЦП – каждый подопечный требует много внимания. Один уход за ребенком, который сам, например, даже поесть или на горшок сходить не может, чего стоит! А у нас их десятки, – рассказывает Шамшатова. – И вся их жизнь к тому же проходит под присмотром медицинских специалистов. В нашем коллективе случайные люди не задерживаются.

Коллектив большой, работников в центре в 3 раза больше, чем воспитанников. Кроме специалистов по уходу: нянечек, техничек, – воспитатели, дефектологи, врачи, повара, прачки, охрана.

– Работать надо, как одна команда, – говорит Айгуль. – В интересах детей, в четыре смены.

И приводит пример.

– Завтраком надо покормить ребятишек, а в отделении, где шесть малышей с ДЦП, одна нянечка. И ей нужна помощь, потому что еду, приготовленную поварами, надо измельчить в блендере, теплой накормить каждого ребенка, умыть после приема пищи. И кормить желательно шестерых одновременно, чтобы дети не волновались – один ест, другие смотрят. Все, кто свободен в этот момент из сотрудников, приходят няне на помощь. Да, и в любой другой ситуации наши сотрудники действуют вместе.

Я всегда говорю: “Воспитанники должны получать самое лучшее питание, удобную одежду, полноценные уход и лечение, развитие. Мы в ответственности за это”.

Заботы о материальном отнимают массу времени. Нужно закупать большое количество продуктов, средств гигиены, лекарств, одежды и обуви. Специалист по госзакупкам, кстати, в этом центре – парень. Дотошный до мелочей.

– Всё правильно, ответственность на первом плане, – подчеркивает Айгуль Шамшатова. – Положено молоко натуральное, значит, должно быть натуральное. Нужны гигиенические средства с определенным составом и характеристиками, значит, будут такие. Поясню: государство предусматривает деньги на абсолютно всё, что необходимо нашим подопечным, но закупки делаем мы сами. И качество товаров, поступающих от поставщиков, – вопрос принципиальный.

Бывают, конечно, здесь рабочие моменты.

– Закупаем, например, обувь для детей, – рассказывает Айгуль. – Привозят. Ботинки тридцать шестого, судя по маркировке, размера не лезут на ножку ребенка, у которого именно тридцать шестой размер. Почему, спрашиваем у поставщика. Маломерки, отвечает. Но мы не заказывали маломерки, нам для этого воспитанника нужна удобная, подходящая ему обувь. Настаиваем на том, чтобы ботинки поменяли, привезли какие нужно.

За ежедневными хлопотами о быте центра и развитии, реабилитации каждого воспитанника прячутся тревоги.

– Пока они здесь, маленькие, я могу видеть, что они едят, как спят, играют, могу заботиться об их лечении, развитии, – вздыхает Айгуль. – Я уверена, что никого из наших мальчишек и девчонок в центре никто не обидит, это исключено. Но дети растут, и когда-то им придется покинуть наш центр. Кто-то уедет в семью, к родным, других переведут в интернатное учреждение для взрослых инвалидов. Как они будут там, в мире взрослых людей? Душа болит, но отпустить их всех придется.

А ведь у каждого из деток, о которых заботится Шамшатова и ее коллектив, есть биологические родители.

– Некоторые дети у нас находятся лишь потому, что родители не имеют достаточно времени и опыта, чтобы ухаживать за ними. Например, мама или папа работают на вахте, или у ребенка сложный диагноз, и ему нужна ежедневная помощь медицинских специалистов, – рассказывает Айгуль. – Такие родители навещают своих сыночков или дочурок, радуются каждой минуте общения с ними. Мы даже оборудовали специальную комнату для встреч со всеми удобствами. Но есть, конечно, и случаи, когда больной ребенок оказался не нужен семье. При таком варианте мы обязательно ведем работу по установлению статуса воспитанника, через суд добиваемся взыскания алиментов с его биологических родителей. Это практически всегда морально очень тяжелая процедура. Был инцидент, когда женщину, маму одного из наших подопечных, вызвали на такой процесс, а она стала кричать на нас, что мы разбиваем ей жизнь. Мол, больного ребенка она родила, еще будучи девицей, задолго до официального замужества, и муж не знает об этом. А сейчас мы на божий свет вытаскиваем ее “тайну”. Но, позвольте, судьба ребенка же не шутки! Ее семейная жизнь – это ее проблемы, а мы будем бороться за всё, что по закону положено нашим воспитанникам!

Комната для встреч родителей и детей

Комната для встреч родителей и детей

И всегда готова сражаться Айгуль Шамшатова за то, чтобы родители ее подопечных были честными со своими детьми.

– Я каждому, кто хочет забрать из центра домой своего сына или дочку, говорю: "Взвешивайте свои возможности!" – рассказывает она. – А то ведь это же целая драма, если приедут с благим намерением забрать ребенка и заниматься им дома, а потом привозят обратно. Мол, не справились. Так надо было представлять, сколько всего больному ребеночку нужно! Или был случай, когда многодетная мать-одиночка, без жилья, неработающая, пожелала забрать своего ребенка, находившегося у нас, домой. Я ее прямо спросила: “Ты куда его забирать собралась, на очередную съемную квартиру, где у тебя еще четверо детей? А ухаживать за ним как будешь? Или тебе нужна его пенсия по инвалидности?”. Смотрю, четких ответов на мои вопросы нет. Настояла на том, чтобы ребенок остался у нас.

КЫЗЫЛОРДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи