Опубликовано: 310

“Мы здесь стараемся детей почаще обнимать”: как работает Талгарский центр оказания специальных социальных услуг “Аяла”

“Мы здесь стараемся детей почаще обнимать”: как работает Талгарский центр оказания специальных социальных услуг “Аяла” Фото - Нэля САДЫКОВА

– Сегодня лишь на взгляд непосвященного человека Талгарский центр оказания специальных социальных услуг “Аяла” кажется заведением для брошенных детей с неврологическими и психическими нарушениями. На самом деле все чаще близкие стремятся вернуть их в семью, – рассказывает директор центра Лязат АБДРАХМАНОВА.

И в этом есть глубокий смысл!

В свое время этот интернат прогремел вопиющим случаем гибели малыша от рук няни. Сегодня учреждение намерено смыть это темное пятно.

– Сейчас в нашем центре 82 ребенка в возрасте от 3 лет и старше. 58 мальчиков и 24 девочки, – рассказывает Лязат Кокымбековна. – 48 детей – с нарушениями опорно-двигательного аппарата, 9 детей-колясочников, один – с диагнозом аутизм. В основном их переводят к нам из детского дома села Шелек.

Мы разделили их на 12 групп по трем направлениям: коррекционному, паллиативному и кризисному.

В коррекционные группы входят те, кто может сам себя обслужить, сам поесть, попроситься в туалет. С ними мы можем выезжать в город на праздники, в цирк, театр. В паллиативном отделении на постельном режиме у нас находятся тяжелые дети. У них часты серьезные приступы, судороги. Приходится вызывать скорую, отправлять их в реанимацию. И третья группа – кризисная, где воспитываются дети с психоподобным поведением, которые бывают неуправляемыми, не отдают отчета своим действиям, могут всё ломать, крушить, кусаться.

– Так вот благодаря самоотверженному труду наших специалистов мы их выхаживаем, – продолжает рассказ директор. – Есть, например, у нас такая красивая женщина – банщица Люда-ханум. За день ей приходится по 10–12 детей и подростков купать. Это ребенка надо поднять, посадить, помыть, обтереть, вынести. А ведь у нас есть дети и до 1,75 и 1,95 метра ростом. После бани мы их обязательно поим чаем с лимоном или вареньем, чтобы чуточку снять жар. Нашей Людмиле год остался до пенсии, но она так привыкла ухаживать за воспитанниками, что готова продолжать свою деятельность и дальше.

– Сейчас мы зайдем в паллиативное отделение, – ведет на экскурсию по интернату Лязат Абдрахманова. – Родители отдали этих детей нам, но полностью от них отказываться не хотят. Вот 4-летняя малышка, мама и папа которой были лишены родительских прав. Теперь восстанавливают их, чтобы навещать ее, со временем хотят забрать дочь. Мама так и сказала: “Сколько бог даст, хоть день-два, хочу пожить с ребенком”. А это наш Маконя, я его так называю. Ему уже 6 лет, но выглядит он на 6–8 месяцев. Есть у нас так называемые хрустальные дети, у которых очень хрупкие кости. Слышали про таких?

Лязат АБДРАХМАНОВА

Лязат АБДРАХМАНОВА

Вот наш красавчик Али. Мы его полностью обследовали, оказалось, сейчас у него задействовано только 3 процента головного мозга. Врачи говорили, что он проживет, может быть, месяца 3–4, но, слава богу, уже долго держится. Молодец! А это Лана – веселая шебутная девочка, активная такая, всех целует. Сейчас вот смотрит, что это у вас там в сумке, может, мандаринки принесли? И шлет вам воздушный поцелуй!..

Мы все здесь стараемся детей почаще обнимать. Им ведь так не хватает родительской ласки.

Голод по близким

– Тут у нас – игровая комната, – продолжает экскурсию Лязат Кокымбековна. – Детей спускаем с кроватей, чтобы они ползали, играли. Нам недавно гуманитарную помощь прислали. Там, кроме игрушек и самокатов, коврики, которые можно часто стирать. Очень удобно. Дети постарше в свободное время могут телевизор смотреть через Интернет. Только у нас с ними договор: что попало не смотреть. Миша вот следит за этим.

Теперь идем в столовую. Здесь дети из коррекционной группы кушают сами. Вот пекарь Оля. Помогает нашим поварам, булочки, пироги печет с вареньем, с творогом.

И кружки для чая у нас – не железные! А вот такие красивые, разноцветные, из керамики. Мы научили детей их не бросать. Посуда теперь у нас почти не бьется.

Питание – 6-разовое. Последний прием пищи в 21 час: какао или йогурт с булочкой.

Наши девочки, няни, воспитатели, никогда не говорят: сегодня суббота, воскресенье – не выходим. Рабочее время у них чуть больше 7 часов. И они могли бы не выходить в выходные или не задерживаться после смены. Но, если надо, без разговоров идут и работают. Я им так благодарна за это! В праздники мы с детьми выезжаем на природу на пикники. Варим яйца, берем с собой сосиски в тесте и на горку ведем кататься, чтобы они не сидели в четырех стенах.

Среди специалистов у нас есть дефектологи, психологи: Елена Николаевна, Ирина Викторовна, Динара, Айжана, Натали. Учитель физкультуры получает диплом дефектолога. Специалисты во многом универсальные.

– Из 82 детей 31 ребенок остался без попечения родителей, – продолжает Лязат Абдрахманова. – А я являюсь опекуном каждого. В то же время право родителей остается. Сейчас мы уже два дела заканчиваем, возвращаем законные права на детей, чтобы мамы и папы могли приходить и общаться с ними. И никогда не осуждаем их. Может быть, они попали в трудную жизненную ситуацию, или не смогли ухаживать за своими особенными детьми, или еще что-то, и вынуждены были оставить их здесь. Судить мы не вправе. Раз так получилось, мы должны организовать детям надлежащий уход, питание, воспитание.

Долги кармические

– В прошлый раз приезжали к нам корреспонденты с телевидения. Конфеты, печенье детям раздавали. Один мальчик схватил печенюшку, другую спрятал в карман, за третьей тянется. Девушка-журналист удивляется: “Почему он так делает? Их, что, здесь плохо кормят?”. А я отвечаю: “Как вы думаете, если дети никогда родительской ласки не видели? И этот голод по близким людям, по родителям порождает у них голод ко всему остальному”.

– По образованию я психолог, – делится мыслями Лязат Кокымбековна, – поэтому так объясняю эти вещи, интуитивно так чувствую. А сейчас у нас уже двух девочек хотят удочерить. В прошлом году женщина приезжала, познакомилась с одной из них. Все документы приготовила, а тут сама родила здоровенького малыша. Старший ребенок у нее инвалид. Но она, как увидела нашу солнечную малышку (с синдромом Дауна), была ею покорена. Мы поняли, что это обеспеченная женщина, муж согласен, родственники согласны. Теперь вот после новогодних праздников она решила всю документацию обновить. Потом выполнит еще особые условия: какое-то время посещать ребенка, общаться с ним. И, я думаю, наша солнечная малышка уже скоро поедет в новую семью!

– Многих так забирают?

– В прошлом году четверых взяли в семьи! Но, к сожалению, бывает и такое: привезли к нам одного ребенка, которому почти месяц пришлось заживлять раны.

Стали выяснять: мама у него умерла, отец женился на другой женщине, и та была категорически против этого ребенка. Летом вынесла его на веранду, и он там жил. У него ДЦП и очень тяжелое психическое заболевание.

Такие дети ведь обычно лежат. Их надо постоянно мыть, хотя бы протирать, чтобы пролежней, остаточных явлений не было. Получается, за ним самого элементарного человеческого ухода не было!

Другого ребенка, которого определили к нам, мама на железной цепи держала, потому что он неадекватно себя вел и постоянно убегал.

Ну ладно, говорю, раз так получилось, родили особенного малыша, сами не можете справиться, сдайте государству! Пусть в спецучреждении о нем позаботятся.

Но люди, бывает, до такого состояния их доводят, что даже нашему квалифицированному персоналу трудно потом их адаптировать, чтобы они нормально себя обслуживали. Поначалу этому мальчику ставят в обед первое, второе и третье блюда. А он ест только то, что на глаза попадается. Как правило, хлеб. Поэтому теперь ему всё по очереди приносим. 15 лет парню. Психиатрический конвейер. Как из детей делают “овощей”

– Как он чувствует себя сегодня?

– Психологи, медсестры поработали с ним. Он адаптировался. И вот уже на Новый год мама его домой забирала, попробовать. Потому что скучает. Он же домашний ребенок, говорит, не хочет оставаться в интернате. Наши воспитатели уговорили его быть послушным. Если что-то раздражает, чтобы попросил маму, но не бежал, не ломал, не крушил всё вокруг, был выдержанным. На Новый год мы получили шикарные подарки в цирке. Потом от спонсоров мандарины, бананы. Так он все их собрал с собой домой!

– Еще есть мальчик, прибыл к нам в 4 года с глубокой умственной отсталостью, психоподобным поведением и гиперактивностью. У него будто цель такая – уничтожить все пластиковые изделия. Когда он играет, постоянно пытается кубики перекусить, разломать, съесть. Воспитателям приходится очень внимательно за ним следить. У этого ребенка вообще интересная история.

Его мама только недавно узнала, что он жив. По молодости, видимо, в несовершеннолетнем возрасте забеременела. Когда родила, родственники ей сказали, что малыш умер при родах. А сами его в дом малютки сдали.

Узнав об этом, первым делом она захотела увидеть ребенка. Пришла к нам, посмотрела. Ему сейчас уже 10 лет. И теперь она хочет вернуть его себе. Конечно, для этого нужно провести определенные юридические процедуры, доказать, что это ее ребенок. Мы ей объяснили, что он очень тяжелый, за ним уход нужен. Даже обучали ее. В один день просили приехать с утра, в другой – к вечеру, в третий – в обед, чтобы она видела все моменты: как его моют, водят в туалет, памперсы меняют, чтобы завтра она смогла дать ему такой же уход.

– И даже после этого она не передумала?

– Нет, говорит, меня и так Бог наказал, что я теперь не могу иметь детей. Я не должна отказываться от этого ребенка, которого мне Всевышний послал.

– Сама я давно в этой сфере работаю, – продолжает Лязат Кокымбековна. – И всегда говорю: “Когда ребенок рождается, надо принять его таким, какой он есть”. Меня одна из подруг раньше спрашивала: “Лязат, ну зачем инвалидам такие детские сады? Не понимаю тебя!”. Она считала, что инвалидность идет по наследству. А когда сама родила девочку с синдромом Дауна, сокрушалась: “Зачем же я так говорила!”. Я ей ответила: “Знаешь, самое главное для человека – это принятие того, что ему послано. Когда ты примешь, что тебе Бог дал, тебе будет намного легче!”. Так мы ее дочку в 1 год и 2 месяца уже на ножки поставили. Еще у нее был диагноз – легкая умственная отсталость. А сейчас эта девочка учится уже в 5-м классе. И это такая радость для мамы. Теперь она мне говорит: “Я всегда за ребенка сначала Бога благодарю, а потом тебя, что ты научила меня принимать всё, что послано свыше!”

И своим сотрудникам тоже говорю: “Если вы выбрали такую нелегкую работу, давайте ее принимать. Это наша карма. Давайте ее отработаем, будем ухаживать”.

У меня у самой был брат-инвалид – 49 лет прожил. И я знаю, какая это ноша для родителей и для матери. И не надо кого-то упрекать, обвинять: зачем, мол, сдали.

Гостевая программа

– Если в прошлом у нас в одной группе было по 12 детей, а не по 6, как сейчас, представляете, какая это была нагрузка на одну няню, работавшую сутками! – говорит директор центра. – И сейчас мы все свои вакансии забили, чтобы было легче. Даже за 6 кризисными детьми ухаживать – уже тяжело, и могут быть срывы.

Есть у нас мальчик: в первый день, когда пришел и увидел, куда он попал, ему это так не понравилось, что вчетвером с ним справиться не могли! Скорую вызывали. Он буянил, разбивал здесь всё, хватал камни, кидался на людей. Такая агрессия у него проявилась! Возраст – 14 лет. Поэтому есть такие заболевания, при которых родители никогда сами не справятся. А у нас со временем они привыкают к режиму. Когда строго его соблюдаешь, всё идет автоматически. Первое время мне тоже говорили, что дети не могут днем спать. Я отвечала: “Давайте будем пробовать”. День за днем, день за днем... Когда ребенок организован, с ним легче работать. Он знает, что сейчас завтрак, потом прогулка, потом второй завтрак, потом занятие, потом обед, потом сон, после сна свободная деятельность, можно на улице погулять или музыку послушать, телевизор посмотреть.

Когда ребенок все время занят и идет постоянная смена деятельности, он просто не будет отключаться на всякие негативные действия.

Сейчас мы хотим запустить гостевую программу. Чтобы наших детей можно было ненадолго забирать в гости – например, в семьи наших сотрудников. Им будет хорошая разрядка. И еще к нам два раза в неделю приходят волонтеры, с детьми поделки мастерят. Такие красивые!..

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи