Опубликовано: 4100

Из Китая – на север Казахстана: как семья потомственных ремесленников и целителей вернулась на землю предков

Из Китая – на север Казахстана: как семья потомственных ремесленников и целителей вернулась на землю предков Фото - Семья Серікжан: "Мы полюбили северную землю". Фото Назгуль АБЖЕКЕНОВОЙ

– Ты что, этим шокпаром с современным злом борешься?

– Это подарок от одного мастера, он из Китая с семьей переехал. Удивительной красоты вещи создает: музыкальные инструменты, посуду, такое вот оружие из прошлого.

Возвращение к истокам

Этот диалог между мной и моим знакомым состоялся, когда я увидела в салоне его машины древнюю палицу. Разумеется, я не могла не познакомиться с создателем шокпара.

Тема прошлого, как оказалось, особенно близка Жалыну СЕРІКЖАНУ – еще будучи жителем Поднебесной, он глубоко изучал историю предков. После написал научные работы, параллельно осваивал и оттачивал мастерство создания национальной посуды, утвари, основы национальной медицины и не только. Об этом всем я узнала уже по пути в село Бирлик Есильского района Северо-Казахстанской области, где теперь находится дом мастеров. Знакомьтесь: семья Серікжан, наши қандастар из Китая, несколько лет назад переехавшие сначала на юг Казахстана, а сегодня обживающие северные края.

Первой ласточкой, выпорхнувшей из гнезда, стал старший сын Жалын – в 2014 году он поехал на учебу в Шымкент. Чуть позже сюда перебрались родители Жалына – папа Серікжан и мама Тұрсынгүл вместе с двумя сыновьями – средним Дауылом и младшим Мұқпиратом.

– Мы из Китая, из Синьцзяна. Там занимались скотоводством, у моего деда были многотысячные стада лошадей… Происходим из династии шеберов (мастеров), а еще в нашем роду были потомственные целители – емшi, – рассказывает мне Жалын, закончив разделку барана, которого семья зарезала в честь приезда гостей.

Вскоре на щедром дастархане, источая аппетитные ароматы, будут стоять саумал, баурсаки, а на отдельном столе в астау, изготовленном руками Жалына, – дымиться голова того самого барана и лапша, сделанная вручную заботливыми руками мамы. Эти же руки шьют красивые көрпе (одеяла), наволочки и прочие вещи для домашнего обихода в нацио­нальном стиле. Помогает Тұрсынгүл сноха – супруга Жалына, молодая мама Сәуле.

Новый дом семьи в селе Бирлик Есильского района

Новый дом семьи в селе Бирлик Есильского района

– Обязательно ешьте руками наши угощения. В руках – особая сила, наши предки неслучайно вкушали пищу именно так. Вот сейчас бушует коронавирус, который связан с нарушением исконных традиций, загрязненной экологией жизни человека, ГМО, вилками теми же! – говорит Жалын.

Рецепты от предков

В семье Серікжан свято чтут правила жизни праотцов, до мельчайших нюансов соблюдают обычаи. Это проявляется во всем: в почтительной манере разговора, напевной речи на чистейшем литературном казахском языке, подаче блюд, ремесле по изготовлению национальной посуды и музыкальных инструментов.

В мастерской

В мастерской

Всю мощь и чудодейственную силу древних традиций уже почувствовал самый младший ребенок в семье – сын Жалына. У малыша был низкий уровень гемоглобина, и тогда на помощь пришло кобылье молоко. Теперь маленький розовощекий батыр с утроенной энергией познает мир.

– В Китае после реабилитации переболевшим различными хворями людям дают саумал. Китайцы многое позаимствовали из казахской медицины, из трудов Отейбойдака Тлеукабылулы – величайшего казахского ученого, целителя, автора лечебно-этнографического произведения “Врачебное повествование”. В 1994 году эта книга была издана на арабском языке в Урумчи, через 2 года – на казахском в Алматы. Среди китайских казахов как святыня передается один-единственный сохранившийся экземпляр этой уникальной работы. Мой дед тоже был емшi, и знания по этой части в нашей семье так же передаются из поколения в поколение, – рассказывает потомок лекаря.

Каждому аулу – по мастеру

– Когда приехал из Китая в Шымкент, продолжил познавать азы ремесла, подружился с местными мастерами. Потом перебрался в Алматы, где познакомился с будущей супругой. Она тоже из КНР, а тогда училась в ЖенПИ (Женском педагогическом институте). На нашей свадьбе были 100 с лишним человек, среди гостей – представители “Дүние жүзі қазақ қандастары” (Всемирная организация казахов), мои коллеги по творческому цеху. А чтобы в Китае жениться, нужно 4–5 миллионов калыма уплатить, по 1 тысяче голов скота привести, 9 сундуков добра разного, а свадьба – отдельные расходы, – рассказывает Жалын.

Тот самый шок,пар и его создатель Жалын

Тот самый шок,пар и его создатель Жалын

Вскоре семья переехала на север Казахстана, влюбившись в красоты села Бирлик, что в Есильском районе.

– Сначала приехали просто посмотреть, приглядеться к местности, но нам здесь сразу понравилось: такие живописные пейзажи, воздух чистый, озера прозрачные, зелень лесов, тишина, – говорит мама Жалына.

Сам он открыл здесь ИП, получил безвозмездный грант и организовал цех на придворовой территории дома. Пилорама, токарный станок, будущие и уже готовые шедевры национальной посуды, эскизы, а еще – портреты разных людей, созерцающих весь творческий процесс. Жалын обучался на художника, и на этой стезе проявилась еще одна грань его таланта.

– Прежде чем запускать дело, я изучил рынок Казахстана. На юге и в столице пиломатериалы, та же береза и сосна – основной материал, который я использую при изготовлении посуды – дорого стоят. Соответственно, себестоимость продукции высокая. А на севере – другая ситуация. Сейчас вот защищаю бизнес-проект – хочу открыть школу и обучать ребят рукоделию и ремеслу. В каждом ауле должен быть свой мастер, – говорит он.

Сделано с любовью

Сделано с любовью

Кстати, работник местного акимата – вопреки устоявшемуся мнению о равнодушных чиновниках – по мере возможности помогал Жалыну, объяснял нюансы отстаивания предпринимательских проектов, решал вопросы с документацией и прочим. А параллельно осваивал казахский, которым его соотечественник владеет в совершенстве.

– Я планирую запатентовать 3 вида казахской борзой, это очень важный вопрос сохранения нашего наследия, – продолжает Жалын, глядя на своих преданных четвероногих друзей, и вдруг начинает издавать звуки петуха, будто зовущего собратьев к петушиному бою. Мой собеседник, как выясняется, может исполнять “арии” птиц и животных. А после по окрестностям разносится горловое пение Жалына, которое переносит нас во времена предков, когда от одного только подобного звука у врага стыла кровь.

– Несколько лет назад я мечтал приехать на север Казахстана, открыть цех. Создатель услышал мои молитвы, и вот мы здесь, – говорит он.

Средний сын семьи Дауыл учится в колледже – изучает мебельное дело. Младший Мұқпират пока не решил, кем станет, да и времени у него впереди еще много, а пока он весело гоняет наперегонки с ветром на подаренном велосипеде и, быть может, глядя на звездное небо исторической родины, мечтает о покорении неизведанных вершин.

И мы верим, что всё у него получится, ведь у мальчика перед глазами – пример старшего брата Жалына, который, подобно пламени (а именно так переводится его имя с казахского), наполняет жизнью всё, к чему прикасается.

Одна из работ Жалына

Одна из работ Жалына

Добро пожаловать,қандастар!

По данным минтруда и социальной защиты населения РК, с 1991 года в республику вернулись 1 миллион 67,2 тысячи этнических казахов.

За 8 месяцев 2020 года статус оралмана получили почти 10 тысяч этнических казахов. Более половины прибывших в Казахстан являются выходцами из КНР; 25,6 процента – из Узбекистана; 8,8 – из Туркменистана; 3,5 – из Монголии и 3 процента – из других стран.

Прибывшие этнические казахи в основном поселились в Алматинской и Мангистауской областях, а также в городах Нур-Султане и Шымкенте. Среди них чуть более 60 процентов граждан трудоспособного возраста и около 5 процентов пенсионеров. Получившие статус оралмана наряду с гражданами Казахстана могут через центры занятости населения найти работу в проектах, реализуемых в рамках Дорожной карты занятости.

Региональная квота приема оралманов в 2020 году установлена в количестве 1 378 человек (на 653 человека меньше 2019 года): по Павлодарской области – 500 человек, Костанайской – 350, Акмолинской – 258, Восточно-Казахстанской – 150, Северо-Казахстанской – 120.

Лица, включенные в региональную квоту приема оралманов, получают поддержку в рамках реализации Госпрограммы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы “Еңбек”. Это субсидии на переезд – единовременная выплата каждому члену семьи по 35 МРП (84,2 тысячи тенге); для покрытия расходов по найму (аренде) жилья и оплате коммунальных услуг, которые выплачиваются ежемесячно в течение 12 месяцев от 15 до 30 МРП (от 36,1 до 72,2 тысячи тенге) на семью.

В сентябре этого года в Казахстане термин “оралман” официально заменили на “қандас” (соплеменник).

К ним отнесли этнических казахов, постоянно проживавших на момент приобретения суверенитета Республикой Казахстан за ее пределами, и их детей казахской национальности, родившихся и постоянно проживавших после приобретения суверенитета Республикой Казахстан за ее пределами, прибывших в Республику Казахстан в целях постоянного проживания на исторической родине и получивших соответствующий статус в порядке, установленном соответствующим законом.

НУР-СУЛТАН – СЕВЕРО-КАЗАХСТАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи