Опубликовано: 870

История казахстанца, получившего травму позвоночника и ставшего мастером спорта международного класса

История казахстанца, получившего травму позвоночника и ставшего мастером спорта международного класса

– Можно я тебя обниму?

– Конечно!

Мы не виделись 14 лет. Наше знакомство проходило в серый зимний день в стенах маленькой квартиры в Петропавловске, куда Владимира ЭРМАНА после больницы перевезли родные. Тренер молодого парня, Руслан ЕСЕНАЛИН, рассказал, как его ученика ножом в спину ударил какой-то отморозок. После того удара 21-летний чемпион по кикбоксингу не смог подняться самостоятельно.

Об ударе

Наша вторая встреча состоится солнечным июльским днем в городском парке, куда Володя приедет самостоятельно на трицикле.

– Здравствуй! Можно тебя обнять?

– Конечно.

– Как ты?

– Из-за карантина нет полноценных тренировок. Спасают турник, брусья, резина. Но без воды мастеру спорта международного класса по плаванию тяжело. Столько планов эта пандемия поменяла. В августе мы должны были на Паралимпиаде в Японии выступать. Теперь вот на следующий год перенесли. А работаю я методистом в детско-юношеской школе национальных видов спорта.

– Расскажи, пожалуйста, как ты жил эти годы, как не утонул, а поплыл по жизни.

– 14 лет назад, когда мы с тобой познакомились, я не занимался плаванием. Как овощ лежал – это правда. Я не мог двигаться, даже сидеть нельзя было. Сейчас это вспоминается как определенный этап жизни, и хорошо, наверное, что я через него прошел. Жизнь закалила меня, я знаю, как может быть и как можно сделать по-другому, если захотеть.

Я занимался у Руслана Есеналина, до чемпиона области успел дойти. Потом травма… Те, кто это сделал, по-своему наказаны остались жизнью.

– Они отсидели?

– За другое сели. Мне от этого тогда ни холодно ни жарко было. По моему делу их не наказали, хотя по факту нанесения тяжких телесных дело возбуждали.

Я был на смене – охранником работал в ночном клубе. Пока одного клиента успокаивал, второй воспользовался ситуацией, подошел сзади и ножом в спину пырнул. Дважды. Оба удара попали в позвоночник. 7-й, 8-й грудной отдел. Частичный разрыв спинного мозга в двух местах. Кома, пробуждение и неподвижность. Ну, и началась новая жизнь…

О поддержке

– Прости, если больно вспоминать…

– Не больно, ведь это мое прошлое. Иногда смотришь, думаешь: что можно было изменить, пошел бы я на ту смену или нет?.. Но я бы все равно, наверное, оставил все так, как есть. Потому что в любой другой ситуации могло быть и хуже: люди выходят на улицу, попадают под машину, просто спотыкаются и ударяются головой, от косточки задыхаются. А если ты остался в живых, значит, для чего-то это нужно было.

– Как ты приходил в себя, о чем думал в первые дни после произошедшего? Что помогло тебе подняться, не утонуть в тоске, депрессии, разных мыслях?

– Не скажу, что у меня была сильная депрессия. Да, я много думал, спрашивал себя, почему это произошло со мной, где нагрешил, что теперь делать, ведь без помощи других даже на бок перевернуться не можешь. Были мысли: если тебя не станет, кому-то легче от этого будет?

Всякие мысли посещали, ведь ты ничего не можешь сделать, просто лежишь, в потолок смотришь, каждый день – одно и то же: с утра процедуры, перевязки, пролежни – это вообще беда была.

Потом завтрак, телевизор, люди, гости – день сурка. Но, ты знаешь, какая бы вера в себя ни была, каким бы ты ни был целеустремленным, всегда нужна поддержка окружения. Силы мне давала мама – она всегда была рядом, и друзья, которые не видели во мне инвалида, не ушли из моей жизни.

У нас есть хороший старший брат – Руслан Есеналин, это человек, который всегда был и остается рядом, давал и дает правильные, нужные советы, которые помогают. По сути, я был один в чужом городе, жил в студенческой общаге, а после произошедшего меня поддержали мой наставник и ребята, которые занимались со мной в одном зале. Мы по-прежнему дружим! Но были и те, кто предал…

О плавании

– Как ты пришел в параспорт?

– Попробовать себя в паралимпийском спорте было предложением тренера Руслана: “Вован, а какие проблемы – есть гонки на колясках, пауэрлифтинг, штанга, теннис!”.

– Но ты выбрал плавание…

– Поначалу восстанавливался, в Новосибирске операцию перенес – мне стволовые клетки вставляли. Потом реабилитация – одна, другая. В итоге спортом начал заниматься спустя три года после травмы (трагедия произошла в 2005 году). 

Мне захотелось в бассейн – при травмах позвоночника это хорошая реабилитация. А в то время даже обычному человеку, прежде чем попасть в бассейн, нужно было справок насобирать. Для меня же главной задачей было подняться на второй этаж здания бассейна, как-то сходить в душ и начать плавать. А как это сделать, если ты в коляске, которая не проедет в здание, построенное без единого пандуса и подъемника?..

Но у Руслана получилось договориться насчет меня с руководителем Федерации инвалидного спорта Вячеславом ЛАТЫШЕВЫМ (сейчас он возглавляет клуб инвалидного спорта “Yмiт”). Первый раз к бассейну меня отнесли друзья.

Когда у тебя не работает спина, ты по-другому чувствуешь воду, техника совсем другая. Но мне понравилось, и я начал тренироваться у Натальи ПРЕДЕИНОЙ: она давала задания – я выполнял, пока она с группой занималась. Дважды в неделю ребята приносили меня к воде, где я проводил два часа, потом отвозили домой.

Так прошел год. Паралимпийское движение у нас тогда только набирало обороты. В 2009 году в Таразе проходила спартакиада народов Казахстана, и Наталья Александровна предложила мне съездить. Почему бы не поменять обстановку, вдохнуть и выдохнуть, решил я и привез с тех соревнований три медали, а еще – выполнил мастера спорта.

Через год подтвердил результат на первых для себя международных соревнованиях – Всемирных играх в ОАЭ, где выступал уже в составе национальной сборной. Завоевал золото и два серебра, выполнил норматив мастера спорта международного класса. Вдохновляющая история Алии: врачи не давали ей шанса на жизнь, а она выжила и помогает детям-сиротам

Потом были другие чемпионаты. А в марте мы поехали в Италию на этап Кубка мира. Это были отборочные соревнования, где мы должны были бороться за лицензии на Паралимпиаду-2020 в Токио. Тут случилась пандемия, карантин, и мы вернулись на родину.

Я благодарен спорту, через который многого добился в жизни. Пол-Европы проехал, был в Индонезии, Корее. Жизнь насыщенная: на одни сборы съездил, приехал домой, отдохнул – снова в путь. В этих поездках я, признаюсь, ностальгирую по дому, хочется глотнуть родного воздух.

Спортом надо заниматься – он вытаскивает людей из любой ямы, делает сильнее, дисциплинированнее по отношению к себе и остальным. На международных соревнованиях, например, за минутное опоздание ты платишь штраф в 50 евро.

О пандусах, точнее, их отсутствии

– После травмы я взял академ в колледже, где учился на преподавателя физкультуры и спорта, а потом и вовсе забрал документы. Когда оклемался, вернулся к учебе. В Голландии на Всемирных играх-2013 я получил золото и бронзу, за что государство выделило мне грант на обучение в любом вузе страны. Выбрал Северо-Казахстанский университет, окончил его два года назад.

А еще раньше, в 2014-м, меня избрали депутатом городского маслихата.

Уже два созыва занимаюсь социалкой, вопросами людей с особыми потребностями. Ратификация Казахстаном международных конвенций о правах инвалидов сдвинула положение дел в этой сфере с мертвой точки, на проблему начали обращать внимание власти. Но много чего нужно еще сделать: не во всех зданиях есть пандусы и другие условия для колясочников. Например, в городском акимате (депутаты находятся в этом здании) пандус есть только на входе. Лифтов и подъемников для колясочников в этом четырехэтажном здании нет.

Мы постоянно мониторим ситуации по условиям для людей с особыми потребностями в административных, медицинских и других учреждениях города и районов области.

Не решен пока вопрос доступности транспорта для инвалидов. Есть инватакси, но они не в состоянии охватить всех граждан из этой категории. В области около 30 тысяч инвалидов, в Петропавловске – около 10 тысяч, примерно тысяча из них – инвалиды 1-й группы, то есть колясочники, незрячие, для которых эта проблема стоит очень остро.

Не приспособлен под наши потребности и общественный транспорт. Автобусы закупаются новые, но выдвижной пандус есть только на одном пригородном маршруте, по городу ездит всего 2–3 таких автобуса. На бордюрах нет скатов для инвалидных кресел.

Потому-то у нас обычно не видно на улицах людей с особыми потребностями – для них не созданы условия еще с советских времен. И мне обидно, что такая процветающая страна, как Казахстан, не меняет этот статус-кво. В Европе колясочники передвигаются самостоятельно, захотели – сели в поезд, автобус, – говорит Владимир, ставший мобильнее и независимее благодаря трициклу, подаренному коллегами.

Заряда электротранспорта хватает на 40 километров, рассказывает мой герой. Как раз на дорогу до работы в пригороде Петропавловска и обратно.

О 100 тенге

– Мы общаемся с тобой второй час, и каждый посчитал своим долгом рассмотреть тебя и твой трицикл. Никакой этики! Ты привык к такому беспардонному вниманию?

– Да, я абстрагировался. И даже не обижаюсь. Хотя бывают разные ситуации. Недавно, например, были с супругой на прогулке, она захотела пить и зашла в супермаркет. Я остался ждать на улице. Вдруг подходит дядечка и кладет мне 100 тенге. “Ну ты что, отец, я на баяне, что ли, играю?.. Спасибо, оставь на пиво себе”, – говорю ему. Так он с такой обидой посмотрел на меня! Такие случаи были не единожды.

В той же Европе у тебя сначала спросят, нуждаешься ли ты в помощи, и лишь после помогут. А у нас такое вот причинение добра, причем добра спонтанного, минутного, нередко – от подвыпивших лиц. Но, как бы то ни было, мне нравится наша страна, с нашими законами, ментальностью. Меня вырастила эта земля.

О любви

– Чемпиона и депутата можно поздравить с бракосочетанием?

– Да, спасибо, весной мы зарегистрировали отношения.

– Расскажешь вашу историю?

– Мне всегда хотелось делать всё самому, а после травмы неудобно было просить лишний раз кого-то. Мастера приходили ко мне домой, чтобы подстричь. Мне и это доставляло дискомфорт. Потом, когда начал передвигаться на ходунках, вернулся в салон, который посещал до травмы. Хотя здесь до сих пор нет пандуса. В общем, год ходил к своему мастеру, подстригался, а рядом работала ее напарница. Симпатичная милая Света мне понравилась, я полгода просил ее номер у своего мастера.

А потом на Рождество Света поздравила меня в соцсетях, начали общаться, а 10 марта мы расписались – как раз перед карантином. Торжества особого не было – только близкие.

О мечтах

– Не могу не спросить: какие прогнозы дают врачи? Есть хоть какой-то шанс на то, что ты встанешь на ноги?

– Через 6 лет после травмы мне поставили пожизненную инвалидность. Но с современными мировыми технологиями, как мне кажется, можно сделать всё, если рискнуть. Я консультировался со специалистами, ездил в столицу к нейрохирургу, который сказал, что маленький шанс есть, но он призрачен. И дальнейшее состояние никто из наших врачей не берется прогнозировать.

А еще это очень дорого – сумма за 100 тысяч евро. Качественнее и безопаснее делать операцию за рубежом, где больше практики по таким случаям, как мой.

Но это желание – ходить – не дает мне покоя. Я хочу ходить полноценно, я встал на ходунки, могу преодолевать небольшие расстояния. Хотя врачи говорили, что при разрыве спинного мозга это невозможно…

– Ты простил тех людей, по вине которых твоя жизнь изменилась?

– Наверное, через полгода я для себя их уже не судил. Я же сам повлиял на ситуацию, оказался на этой работе, мне за это платили деньги. И когда они начали конфликт, моей задачей было, чтобы не пострадали посетители.

– Какую победу ты считаешь главной на сегодняшний день?

– Каждая дорога по-своему. Но, наверное, самая главная победа – что я остался жив, что вылез из этой ямы. И я очень хорошо усвоил урок: жизнь может поменяться в одну секунду, так что не думай, что твое завтра будет похоже на твое сегодня. А потому живи здесь и сейчас, получай радость от каждого дня. И еще. На соревнованиях нам могут ставить равных и неравных соперников. Но самый главный соперник для нас – мы сами. Не надо больше никого побеждать, доказывать, если вы поборете худшую версию себя.

– О чем мечтаешь?

– О простом: хочу свой дом, малышей, слышать голоса детей и видеть, как они бегают. И чтобы близкие были живы и здоровы.

– Спасибо тебе за разговор длиною в 14 лет и 2 часа. Пусть сбудутся твои мечты!

Нур-Султан – Петропавловск

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи