Опубликовано: 450

Проверено на себе: Корреспондент “КАРАВАНА” стала инвалидом в аэропорту

Проверено на себе: Корреспондент “КАРАВАНА” стала инвалидом в аэропорту

Обычному человеку сложно представить, что простое передвижение и посадка на борт воздушного судна могут стать настоящим квестом.

А люди с ограниченными возможностями знают это не понаслышке. Проблемы таких пассажиров обсудили в Международном аэропорту Актау.

Сложности начинаются еще до входа в сам Международный аэропорт Актау – на парковке. Места для инвалидов обозначены неправильно. По нормативам между ними должна быть закрашенная полоса шириной полтора метра – для удобства высадки пассажиров на инвалидных колясках. Однако этого нет.

36-летний инвалид-колясочник Руслан ГАЙБАТОВ пытается подняться по пандусу с парковки – с первого раза не получается: из-за травмы у мужчины очень слабые руки. Людям с такими нарушениями тяжелее всего – даже небольшое препятствие становится большой проблемой.

– Видите, не для всех такие пандусы подходят! – с досадой говорит Руслан.

Ему помогают сотрудники аэропорта. Мужчина вот уже 16 лет прикован к инвалидной коляске – после неудачного прыжка в воду у него сломан шейный позвонок.

Решив попробовать проехать тот же путь в инвалидной коляске, сразу понимаю – эксперимент “чистым” не будет, ведь я здорова. Навыков управления инвалидной коляской у меня, к счастью, нет. Трудности начинаются сразу – не знаю, как правильно поставить руки и ноги. Сковывает страх – а вдруг перевернусь? Вот и первое препятствие – невысокий пандус. Вдох-выдох, поехали! Забраться по нему получается раза с третьего, а еще нужно съезжать! Тормозить приходится трясущимися руками, ладони вспотели от напряжения. Чувствую себя абсолютно беспомощной. Следующий шаг – дверь, которая открывается не автоматически, а “на себя”. Что ж, вижу цель – не вижу препятствий. Чтобы открыть дверь, приходится немного привстать с коляски, а нельзя. Попытка номер два тоже с треском проваливается. Тяжелую дверь из положения сидя я могу открыть максимум сантиметров на двадцать. Приходится просить помощи.

С лифтом проблем нет, главное – попасть в него с первого раза, потому что снова страх – а вдруг двери закроются, когда буду въезжать?

– Аэропорт по доступности неплохой, для “опорников” он более-менее приспособлен, – говорит Руслан Гайбатов.

Мужчина после травмы помогает таким же инвалидам-колясочникам. Сам живет в Жанаозене и пользуется услугами аэропорта по нескольку раз в год – летает на различные конференции.

Владислав ТРИФОНОВ, советник акима области по правам инвалидов (сам инвалид по зрению), при входе в аэропорт сразу задается вопросом: “А если нужна будет помощь человеку со слухом, то есть глухонемому?”. Выясняется, что в аэропорту нет человека, который бы владел языком жестов. Но сотрудники аэропорта тут же находят ответ: “Можно же написать просьбу!”. Владислав Трифонов объясняет, что бывают случаи, когда и написать человек не может, а это значит, что в аэропорту должен быть сурдо-онлайн. Такой информационной системы, к сожалению, пока нет. Но и этот вопрос будет решен, пообещали в аэропорту.

Стать на несколько минут человеком без слуха или без зрения – вполне реально. Закрываю глаза и прошу рядом идущую коллегу помочь с ориентацией в пространстве.

Самостоятельно стараюсь прощупать руками то, что впереди меня, но все равно предательски пытаюсь подглядеть. И снова страшно – упасть, удариться, да и сама темнота пугает. Так что лучше сразу попросить о помощи. Кстати, обычно незрячие люди путешествуют с сопровождающим, поэтому не всё так печально, как кажется с первого взгляда. Да, в аэропорту нет тактильных табличек со шрифтом Брайля, но, по мнению самих инвалидов по зрению, они и не нужны, как и многие другие вещи.

– Если человек вошел в это здание и нашел эту дверь, значит, его кто-то специально сопровождает. Кроме того, нужно еще догадаться, на каком месте висит эта табличка – не будешь же всю стену трогать, чтобы ее найти! Тактильные поверхности на полу, которые нужны для того, чтобы человек с нарушением зрения при помощи трости мог по ним ориентироваться, и которые указывают направления, тоже не нужны. Во-первых, у нас единицы людей, которые могут ими пользоваться, а во-вторых, их у нас неправильно выкладывают и об них постоянно все спотыкаются, – считает Владислав Трифонов.

Увидеть табло с расписанием рейсов нельзя. Зато можно слышать объявления о регистрации или о начале посадки пассажиров. Вслушиваюсь… Играю в “угадайку”, так как понять то, что несется из динамика, довольно сложно.

– Да, приходится слушать на трех языках и “складывать пазл”. Но эта проблема во всех аэропортах, так как помещение большое, и звук нечеткий, – рассказывает Елена ТОЛСТОВА, инвалид по зрению.

Елена из-за появившейся 4 года назад глаукомы стала плохо видеть – летать на обследования и операции приходилось часто, но всегда с помощником. Проверено на себе: как инвалиду-колясочнику выжить в алматинском метро

Стать на время “глухой” тоже проще простого – достаточно надеть наушники и включить громко музыку, чтобы не слышать происходящего вокруг. Выяснила, что неплохо читаю по губам, а вопросы можно задать письменно. Но, чтобы не опоздать на посадку, придется безотрывно сидеть возле табло и бдеть.

Еще при оформлении билета на самолет авиаперевозчик обязан сообщать аэропорту, что на борту воздушного судна будет пассажир с ограниченными возможностями. Тогда по приезде такого пассажира ему назначается агент, который сопровождает его от входа в аэропорт до посадки в самолет.

Ергазы ЖОЛДАСОВ, исполнительный директор АО “Международный аэропорт Актау”, отмечает, что до аэропорта эта информация порой не доходит вовремя.

– Если вы приобретаете билет, то автоматически заключаете договор с авиакомпанией. Она обязана позаботиться о вас, а также сообщить нам о том, что вы летите. В таких случаях мы стараемся ставить воздушные суда на рукава, чтобы было удобно вас обслуживать, – говорит Жолдасов.

Руслан Гайбатов возражает:

– Сколько раз было, когда меня и таких же, как я, выносили и вносили в самолет на руках. Вы же понимаете, что вы подвергаете риску и того, кого несут, и того, кто несет. Ведь, если человек уронит другого, ответственность будете нести вы, вне зависимости, уведомили вас авиакомпании или нет!

Валерий СИЗОНЕНКО, начальник по наземному обслуживанию воздушных судов, объясняет, что для того, чтобы переместить человека в инвалидной коляске на борт самолета, можно воспользоваться рукавом или амбулифтом. Но когда ни то ни другое недоступно, людей переносят на руках.

– Мы приобретали этот амбулифт для того, чтобы он подходил к тем воздушным судам, которые не могут подойти к рукаву по своим техническим характеристикам. Места под воздушные суда на стоянке аэропорта распределяют за сутки, и если информация о пассажире поступает поздно, переиграть этот порядок вряд ли получится. Весь вопрос в том, что мы должны обслужить воздушное судно в течение часа. И если я буду переставлять его, никогда не впишусь в эти рамки. Кроме людей вашей категории есть много других пассажиров – нам надо 150 человек загрузить на борт! – добавляет Валерий Сизоненко.

Сотрудники аэропорта отмечают, что не всегда авиакомпании с великой охотой разрешают подъезжать на амбулифте со стороны технологической двери (если у самолета есть откидной трап, с его стороны подъехать уже не получится), так как там расположена кухня.

Руководство аэропорта Актау во время встречи пошло навстречу пожеланиям и претензиям пассажиров с ограниченными возможностями и в ближайшее время пообещало устранить недостатки. К примеру, в аэропорту уже подали заявку на приобретение межрядовой коляски для самолетов (нынешняя старая и неудобная), а также в ближайшее время здесь рассмотрят вопрос об установке информационной системы сурдо-онлайн. Поверим и проверим.

Ольга ЗОЛОТЫХ, АКТАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи