Опубликовано: 1500

Эффект толпы: как коллективное бессознательное захватило казахстанцев

Эффект толпы: как коллективное бессознательное захватило казахстанцев Фото - Тахир САСЫКОВ

Когда-то я работал в информационном агентстве. Поэтому часто на брифингах встречался с акимами и министрами. В один из дней осенью тогдашний министр индустрии принимал представителей компаний из Германии. Потом был брифинг. Я обратился с вопросом к министру. Он внимательно меня выслушал. Подумал. И ответил:

– Я вас услышал!

Сначала стало приятно, что министр услышал. Но тут же в голову прилетело: "Меня тактично послали". Больше я с тем чиновником не общался: не брал интервью, не слал официальные запросы, старался не писать о его работе. Очень неприятно, когда тебя вот так вот "слышат".

Примерно такая же ситуация произошла на прошлой неделе с сахаром. Но уже у министерства торговли и интеграции РК с населением страны. 10 марта Москва приняла решение о введении временного запрета на вывоз зерновых культур, сахара и сахара-сырца за пределы Российской Федерации. И пошло-поехало. Дефицит, ажиотаж, паника.

Понять людей тоже можно. Конфликт на Украине стал шоком. Это же рядом с нами: От Луганска до Казахстана всего 550 км. Это ближе, чем от Нур-Султана до Костаная, или от Алматы до Шымкента. Война не только убивает всех, кто рядом, она загоняет в ситуацию, когда надо думать о выживании.

В психологии используют такую модель – пирамида Маслоу. Она показывает иерархию потребностей человека. Любая война с размаху швыряет человека с 4–5 позиции вниз, к 1-й и 2-й. К самым простым нуждам: еда, вода, безопасность, крыша над головой. После тяжелой Перестройки, развала СССР и буйных 90-х мы привыкли при всяком страхе делать запасы: соль, спички, крупа, макароны. Этот механизм уже сидит в нас. Вспомните, как последние 10 лет дорожала гречка. Она хранится лучше и проще всех других круп. Это говорит, что наше общество не избавилось от страхов.

Тем более мы сидим на информационном подсосе у России. Надо признать, что их телевидение, радио сильнее и продуктивнее казахстанских. Но экономически мы другая страна. Даже если находимся в одном таможенном блоке.

И вот в этой ситуации пресс-служба министерства торговли и интеграции разносит радостное сообщение: – В Казахстане сформированы запасы основных продовольственных товаров. По информации регионов и Союза торговых сетей, в стабилизационных фондах и в торговых объектах сконцентрированы запасы сахара, которых достаточно для удовлетворения спроса населения в течение 3 месяцев.

Что хотело сказать министерство торговли? Всё нормально, мы умные и предусмотрительные, мы старательно создавали запасы, которыми будем вас кормить. А пока мы будем и дальше старательно копить и запасать.

Что услышали люди? Еды осталось на 3 месяца. Запасайся, если не дурак.

То, что у наших министров большие проблемы с коммуникациями, – известно давно. Что написано в некоторых законах и постановлениях – без стакана не поймешь. На совещаниях они говорят не "я решил", а "мною принято решение", не "мы делаем", а министерство предпринимает необходимые усилия для реализации задачи". Косноязычие, бюрократические штампы и нежелание бастыков говорить с журналистами. Никто не хочет брать на себя ответственность. Люди видят это. Поэтому слова о запасах стали спусковым крючком к панике: раз минторг сказал, что всё хватает, то у нас точно ничего не хватает.

Удивительно даже не то, что пропал сахар, а то, что не исчезли другие продукты. А ведь основания есть. Россия желает запретить вывозить за свои границы масло и семечки. Хранятся растительные жиры долго. Но нет, масло на полках стоит. При этом, судя по сообщениям из регионов, в дефиците оказалась соль. Соль, которой мы производим больше, чем потребляем. Все это говорит, что сработало коллективное бессознательное. Эффект толпы, иначе говоря.

Можно было бы как-то сбить ажиотаж? Да легко! Два года назад, когда начался карантин по коронавирусу, люди бросились закупать все товары. Тогда с полок сметали всё: мыло, муку, лампочки, яйца, кетчуп, туалетную бумагу, водку, крупы. Некоторые до сих пор доедают эти запасы. Но магазины были готовы к ажиотажу, запаслись товаром и выкладывали его на полки, выкладывали и выкладывали. Когда запасы кончились, закупили новый товар и снова выкладывали: это было видно по смене торговых марок. Тогда увидел, как много, оказывается, муки вырабатывают в Туркестанской области. Сейчас таких запасов у торговли нет.

На днях в супермаркете я увидел ящик с ценником "Сахар. 345 тенге". Заглянул внутрь. Сахара, конечно, не было. Видимо не успели подвезти из стабилизационного фонда. Но меня поразили царапины на металлическом дне: на бортике ящика лежал пластиковый совок. Никто из сотрудников магазина даже не подумал, что было бы неплохо убрать ценник, чтобы хотя бы не раздражать людей.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи