Опубликовано: 5800

Еда не приходит одна: почему Казахстан пока не может прокормить себя сам

Еда не приходит одна: почему Казахстан пока не может прокормить себя сам Фото - Тахир САСЫКОВ

Зачем в каждой области создали стабилизационные фонды? Чтобы не дать расти ценам на продукты питания зимой и весной.

В социально-предпринимательских корпорациях (СПК) уверены, что они это делают. При этом даже не закупают весь список товаров, за которые отвечают.

Наличие самих стабфондов показывает, что на продовольственном рынке страны не все так хорошо, как иногда нам пытаются показать. Откровенно говоря, Казахстан пока не может прокормить себя сам. Мы не говорим о 20 видах колбасы и 30 сортах пива. Речь идет о самых простых и сырых продуктах.

В 2010 году правительство утвердило перечень социально значимых продовольственных товаров (СЗПТ).

Их всего 19 наименований: мука, хлеб, рожки, гречка, рис, картофель, морковь, лук, капуста, сахар, масло подсолнечное, говядина, мясо кур, молоко, кефир, масло сливочное – 72,5 процента, яйцо куриное, соль, творог. Убираем скоропортящиеся продукты. Те же молоко, яйца и творог. И список сокращается до 14 пунктов.

На создание стабфондов, как сообщил “КАРАВАНУ” минсельхоз, было выделено больше 23 миллиардов тенге.

В 2012 году – 12,6 миллиарда, затем акиматы передали в СПК еще 10 миллиардов тенге. Когда город Шымкент выделили из ЮКО, ему тоже дали 300 миллионов тенге на свой фонд.

Посчитали – прослезились

Вообще, 23 миллиарда тенге – это много или мало? Величина прожиточного минимума в прошлом году была 26 440 тенге. Продуктовая корзина – 14 500 тенге. Тогда все население страны должно съесть продуктов на 263 миллиарда тенге.

В реальности рынок составляет 1 триллион 355 миллиардов тенге. Почти половина его приходится на сладости, деликатесы, напитки и алкоголь. Остается где-то 600–700 миллиардов тенге. То есть все стабилизационные фонды покрывают 3 процента от рынка продовольствия.

Чтобы как-то регулировать цены, размер буферных запасов должен быть хотя бы быть 10–12 процентов. Тогда стабфонды могут говорить, что они как-то сдерживают их рост.

В начале своей работы Продовольственная контрактная корпорация, которой потом передали ровно ту же задачу – стабилизацию цен, на рынке зерна контролировала 20 процентов всего производства зерновых. И с этой работой она справилась. Цены на хлеб в Казахстане растут, но гораздо медленнее, чем на другие продукты.

Другой вопрос, кто может дать СПК эти деньги. Чтобы контролировать десятую долю рынка, в них надо вкачать еще 40 миллиардов тенге. Первые деньги на создание СПК акиматы получили из бюджета через минсельхоз. Но потом местная власть сама решала, сколько средств надо влить в фонды еще, чтобы они работали. Отказали, кстати, только четыре региона – Алматы, ЗКО, ВКО и Павлодарская область. Видимо, посчитали, что их не стоит баловать, так как СПК прибыль бюджету не приносят. И новых миллиардов уже наверняка не будет. Правительство сейчас поджимает акиматы по бюджетам. Тут бы сохранить программы, что уже работают. Пришла еда, открывай ворота: почему в Казахстане дорожают продукты

Акимат ВКО, кстати, поступил проще других: он заключил договор займа с АО “НК “Продкорпорация” на 1,5 милларда тенге под 3 процента годовых. То есть поставил перед СПК четкую рыночную задачу – получать прибыль. Социальные функции – на втором плане.

Что умеем, то и храним

По информации минсельхоза, стабфонды сконцентрировались на продуктах, которые легко хранить: крупы, макароны, мука, сахар, соль, масло. А вот ту же картошку, которую сгноить при неправильном хранении проще простого, стараются брать поменьше. Так поступили во многих регионах страны: в Алматы, Нур-Султане, Акмолинской, Западно-Казахстанской, Жамбылской, Карагандинской, Павлодарской областях.

Из данных МСХ выходит, что все СПК закладывают в запасы примерно 25 тысяч тонн картофеля. Тогда как съедаем мы в год 3,5 миллиона тонн. Тут участие стабфондов меньше даже статистической погрешности. О какой стабилизации можно говорить? Поэтому неудивительно, что формально мы себя обеспечиваем картофелем сами, но весной к нам идет свежий импорт, который еще и умудряется снять все денежные сливки с рынка молодой картошки.

Об убытках

“КАРАВАН” попросил минсельхоз указать убытки СПК в стабфондах. Но прямого ответа не получил. Однако через косвенные данные можно найти потерянные деньги. Ответы редакция получила в сентябре, поэтому будем исходить из того, что овощи прошлого года осенью уже никому не продашь.

СПК Кызылординской области сообщила, что естественная убыль составила 2,2 тысячи тонн. Это 5 процентов от запасов, или 200 тысяч тенге.

СПК в Северном Казахстане: “объем реализации капусты составил 87,4 процента, моркови – 93 процента, картофеля –15 (!) процентов”. Иначе говоря, стабфонд потерял около 3 миллионов тенге за год. В Семее могут сгнить тысячи тонн овощей, которые город купил для городского стабилизационного фонда

В Туркестанской области реализовано 15–20 процентов картофеля, моркови и лука. Тоже больше трех миллионов тенге потерь.

***

Азамат ОСМАНОВ, председатель ОЮЛ “Союз торговых сетей РК”, председатель правления ТОО “Magnum Cash&Carry”:

– По опыту компании “Magnum”, которая сотрудничает с СПК в Алматы, инструмент по сдерживанию цен действительно работает. Механизм такой: СПК выделяет возвратные оборотные средства поставщикам продукции под гарантии поставок в период снижения предложения. По овощам – это зимний и весенний сезоны. Фактически они получают предоплату за товар. Взамен покупатели имеют гарантированные цены.

Подобный механизм работает, если есть партнер, способный гарантировать поставки и возврат средств. В Алматинском регионе есть такой крупный распределительный центр, который аккумулирует продукцию от разных поставщиков. В других регионах их нет. Из-за этого у СПК возникают сложности по координации работы с множеством поставщиков и производителей.

Над этой проблемой сейчас работает министерство торговли и интеграции совместно с союзом торговых сетей.

Есть планы по строительству нескольких оптово-распределительных центров в регионах страны, где участники союза арендуют площади. Это позволит эффективнее сдерживать цены над рыночными механизмами.

Как показывает опыт “Magnum”, просто приход в регион игроков цивилизованного ретейла обеспечивает снижение цен на СЗПТ на 10–15 процентов. Плюс при сотрудничестве с СПК возможно применение дополнительных механизмов для сдерживания цен не в сезон.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров