Опубликовано: 1700

Домушники “бомбили” хаты, будто из пулемета: как были раскрыты десятки квартирных краж в Алма-Ате

Домушники “бомбили” хаты, будто из пулемета: как были раскрыты десятки квартирных краж в Алма-Ате

В конце 60-х годов по Алма-Ате прокатилась волна квартирных краж: неизвестные домушники “работали” довольно чисто, и поэтому сотрудники уголовного розыска долго не могли выйти на эту шайку.

О том, как проходило расследование, мне еще в 2003 году рассказывал подполковник милиции в отставке Владимир Иосифович ГРИГОРЬЕВ. К сожалению, бывший командир кавалерийского дивизиона по охране общественного порядка скончался 20 ноября 2007 года… Но тогда я успел все тщательно записать и поэтому сейчас имею возможность познакомить читателей газеты “КАРАВАН” с рассказом ветерана МВД.

Уходя, воры запирали за собой дверь

– Все началось с обращения потерпевшей в милицию, – пояснил подполковник Григорьев. – Хозяйка заявила, что у нее похитили плащ-болонью и шерстяную кофту. Спустя несколько дней в том же Калининском районе – новая кража! Затем еще и еще.

Домушники работали только днем, когда хозяева квартир были на работе. Брали только те вещи, которые можно было легко и незаметно унести.

И вот еще характерная особенность. Воры никогда не взламывали замки, а всегда тщательно открывали их с помощью ключей или отмычек. Причем, уходя, они обычно тщательно запирали двери обворованной квартиры.

На раскрытие краж “посадили” опытных оперативников во главе с начальником отдела уголовного розыска управления. Обсуждая кандидатуры возможных домушников, они вспомнили о гастролере Михаиле Малкине, а также его подельниках Николае Киме и Викторе Петрове. Уж больно почерк был похож!

Но вот беда, четыре года назад их взяли в Кызылорде, и теперь они вроде бы должны отбывать наказание в колонии.

Надо сказать, попались они тогда по-глупому. Участковый инспектор, проводя поквартирный обход после очередной кражи, обратил внимание на молодого человека. И когда милиционер попросил его предъя­вить документы, у того из кармана выпала… связка отмычек! Задержанным оказался Малкин. Вскоре он признался в серии краж и сдал своих подельников.

Решили на всякий случай проверить, где сейчас находятся эти трое? Ответ пришел быстро. Оказалось, что Ким и Петров по-прежнему отбывают наказание, а вот Малкина несколько месяцев назад освободили условно-досрочно. Чтобы не спугнуть подозреваемого, начальник отдела приказал операм осторожно навести о нем справки.

Выяснилось, что парень поступил в политехнический институт и учится на первом курсе. Может, осознал человек свои ошибки и взялся за ум?

– Как хотите, а я все же думаю, что без Малкина здесь не обошлось, – заявил он. – Все кражи совершены с помощью подбора ключей или отмычками. Ведут себя осторожно, берут немного, но самое ценное.

Он предложил фиксировать все те дни, когда Малкин пропускал занятия в институте, и сверять их со сводками. Но положительных результатов это не дало. Когда в Алма-Ате совершалась очередная кража, Малкин был на занятиях в политехе.

Оперативники уже готовы были отбросить эту версию, но тут один из них случайно наткнулся на двух подозрительных молодых парней.

Они вышли из подъезда дома и быстро зашагали прочь. Под мышкой один нес какой-то сверток. Милиционер кинулся за ними, но тем удалось сбежать. По описанию один из беглецов напоминал Малкина.

Однако свои предположения к делу ведь не пришьешь… Зачем воры-домушники ставят метки на домах в Алматы

И вдруг группу вызвал к себе заместитель начальника управления. Оказалось, он заметил на асфальте точно такой же отпечаток обуви, какие оставлял кто-то из преступников в обворованных квартирах. Приглядевшись, полковник заметил, что следы эти принадлежат молодому человеку, идущему по улице впереди него. Заместитель начальника пояснил, что, когда он попытался заговорить с ним, тот внезапно бросился прочь. Рядом находилось городское кладбище, и беглецу удалось скрыться среди могил.

Тем временем кражи продолжались, и оперативники решили более тщательно проверить связи Малкина, а также его друзей.

В том районе, где квартиры обворовывали чаще всего, установили круглосуточное наблюдение. Одновременно взяли под контроль скупочные и комиссионные магазины, рынки, связались с коллегами из других городов. Но все было тщетно.

Задержать помогла студентка

Сколько бы все это продолжалось, неизвестно. Но тут фортуна повернулась к ворам своей филейной частью. В тот солнечный мартовский день студентка педагогического института Любовь Касаткина совершено случайно увидела какого-то симпатичного парня. Он вышел из подъезда ее дома и настороженно огляделся по сторонам. Незнакомец явно прятал что-то под полой своего плаща.

Девушка, зная об участившихся в городе кражах, направилась к нему, чтобы спросить, к кому именно из ее соседей он приходил? Но тот, бросив сверток на асфальт, кинулся прочь.

В это время мимо проходил оперативник Калининского райотдела Вячеслав Ильин. Он еще ничего не успел толком сообразить, но все-таки кинулся вдогонку за незнакомцем. Ведь милицейская мысль прямолинейна: если кто-то бежит – значит виновен! И через пару минут молодой человек был задержан.

Им оказался Малкин. Немного поупрямившись, к вечеру вор начал говорить.

Оказывается, вскоре после освобождения из колонии он заглянул к своему приятелю Виталию Медунову. Тот проживал в общежитии профтехучилища. У него в гостях находились некие Алексей Крайт и Владимир Киреев.

– Познакомились мы, посидели, выпили, а потом Алексей сказал, что у его девчонки день рождения, и ему срочно нужны деньги, – начал свой рассказ Малкин. – И предложил обнести какую-нибудь хату. Я согласился и сказал, что у меня имеются отмычки и ключи.

Так, Малкин, едва освободившись из мест лишения свободы, сколотил новую преступную группу.

– Обычно на дело я ходил вдвоем с Алексеем, – рассказывал он следователю. – Метод у нас был самый простой: подходили к квартире и нажимали электрический звонок. Если кто выходил, спрашивали, не живет ли здесь такой-то? Получив отрицательный ответ, уходили в следующий подъезд и повторяли то же самое. А когда на звонок никто не отзывался, мы подбирали нужный ключ и открывали квартиру.

Ворованное прятали в комнате общежития, где проживал мой приятель Медунов. Сейчас у него хранятся краденые транзисторные приемники и пара золотых колец.

На вопрос, сколько всего краж совершил он со своими подельниками, Малкин ответил, что вроде бы семь.

“Подозреваемых четверо, а краж – всего семь? – про себя удивился следователь. – Нет, явно скромничает Малкин! К тому же за этот период зарегистрировано более 20 краж, и почерк их почти одинаков!”.

Милицейский газик подкатил к общежитию. Оперативники поднялись на второй этаж, постучались в комнату.

– Войдите! – раздался голос за дверью.

Кроме Медунова в его комнате находился еще один парень. Им оказался третий из подозреваемых, Владимир Киреев. Операция “Внедрение”: как арестовали банду воров 50 лет назад

Гости вошли. Представившись, предъявили служебные удостоверения и пригласили понятых. Вещи, о которых говорил Малкин, нашли быстро.

В обед задержали и четвертого подельника, Алексея Крайта.

Потянулись нудные допросы подозреваемых, свидетелей, потерпевших. Чтобы закрепить их показания, следователь назначал экспертизы одну за другой: дактилоскопические, трасологические, психиатрические…

Среди скупщиков краденого – отличники советской торговли

Посетили оперативники и места сбыта ворованных вещей – пару местных алматинских барыг. И те признались, что Малкин вместе со своими подельниками действительно сбывал им краденое. У скупщиков удалось обнаружить и изъять несколько ваз, на которых были обнаружены следы пальцев Малкина и Крайта, восемь мужских наручных и карманных часов, а также золотые ювелирные украшения.

Трасологическая экспертиза установила, что следы в трех обворованных квартирах оставил не кто иной, как Малкин. Так, шаг за шагом упорно распутывался клубок преступной деятельности воровской шайки. Одновременно надо было установить степень вины каждого участника краж.

В руки следователя попала записка, перехваченная у задержанных. В одной из них на клочке бумажки дается указание: “Леха, всё вали на Малкина, он сидел. Зачем Вовик хочет сознаться по 76-й? Не надо”.

Для следствия это бесценная находка: “Леха – это, стало быть, Алексей Крайт, а Вовик – Владимир Киреев, – рассуждали оперативники. – “Но при чем тут статья 76? Выходит, кроме краж личного имущества было и хищение социалистической собственности? А за это положено гораздо более суровое наказание. Но что это за кражи, где их совершили? И главное, кто автор записки?”.

Подписи не было, но одно было бесспорно: записку пытались передать Крайту вместе с продуктами.

Пришлось навестить его мать. От нее опера узнали, что по пути к следственному изолятору ее нагнал приятель сына, преподаватель профтехучилища Анатолий Мазура. Он-то и попросил передать записку.

Надавив на Крайта и Киреева, оперативники выяснили, что те месяца два назад похитили электропроигрыватель в одной из школ города. А преподаватель Мазура был их шефом. Он и посоветовал свалить большую часть краж на Малкина. А что, вполне грамотно. Тот же вор и к тому же недавно вышел на свободу. Странная кража: алматинец инициировал ограбление и поджег квартиру, чтобы не делиться имуществом при разводе с женой

Анатолия Мазуру задержали прямо в ПТУ. Сначала он громко возмущался и требовал адвоката. Но когда следователь предъявил ему записку и заявил, что передаст ее на почерковедческую экспертизу, сразу же сник.

И начал говорить. Вот тут-то и начала вырисовываться полная картина преступлений, совершенных его шайкой.

Да, он сам никогда не ходил ни на одну из краж. Однако все тщательно продумывал и осуществлял, так сказать, общее руководство. Зато половину добычи всегда забирал себе. Говорил, мол, вы тупые и без меня давно бы попались ментам.

В ходе следствия всплыли имена и других соучастников, которые помогали шайке сбывать похищенные вещи. Дело в том, что краденого было очень много, а барыги брали далеко не всё. Во-первых, страховались, а во-вторых, им нужно было лишь то, что можно было продать очень быстро и с неплохим наваром. Поэтому женские кофточки и платья их не интересовали.

Тут на помощь домушникам пришел Анатолий Мазура.

Предметы женского гардероба он сбывал через кладовщиц – отличников советской торговли Алму Мансурову и Рысты Алибекову. Эти дамы за бесценок брали у Мазура краденые шмотки и просили приносить еще.

Отметим, доход у воровской шайки был весьма высок. Достаточно сказать, что на дело они ходили довольно часто, примерно раз в 3–4 дня. В среднем за одну ходку их добыча составляла от 70 до 100 с лишним рублей, а иногда и больше. Всего же группа работала в Алма-Ате более 4 месяцев. Так что от зарплаты до зарплаты домушники не тянулись.

Все задержанные были приговорены городским судом к различным срокам наказания. Вот только отличники советской торговли легко отделались: их осудили, но условно.

Имена и фамилии всех действующих лиц изменены по этическим соображениям.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть