Опубликовано: 2300

Что стоит за многомиллиардными китайскими инвестициями в экономику стран Центральной Азии - эксперт

Что стоит за многомиллиардными китайскими инвестициями в экономику стран Центральной Азии - эксперт Фото - В Кыргызстане строительство альтернативной автомагистрали Север – Юг протяженностью 433 километра ведет китайская компания “China Roud and Bridge”. Общая стоимость проектаоценивается в 850 миллионов долларов

Что стоит за многомиллиардными китайскими инвестициями в экономику стран Центральной Азии? Благо это или риск потерять экономическую, и не только, самостоятельность? Эксперты из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана на площадке ИМЭП в Алматы обсуждали проект, предложенный КНР.

“Пояс и путь” – сегодня это крупнейшая в мире инициатива в области геоэкономики, – открыл конференцию за “круглым столом” директор Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК – Елбасы Ержан САЛТЫБАЕВ. – Китай инвестирует сотни миллиардов долларов в развитие инфраструктуры по всей Евразии.

Казахстан является ключевым элементом этого плана, можно сказать, воротами, которые открываются в Евразию, на рынки стран Ближнего Востока, России и Европейского союза.

Как и в любом проекте, при этом возникают сложности. У нас речь идет о 51 анонсированном китайскими инвесторами проекте. Не все из них запущены в работу по разным причинам, и мы хотим понять, каковы главные вызовы, характерные для них.

– Хотя представители стран региона постоянно говорят о дружбе, к сожалению, пока ни в одной из национальных стратегий не рассматривается вопрос объединения потенциалов и транспортных комплексов с соседями, – говорит директор ташкентского Центра исследовательских инициатив “Ма´no” политолог Бахтиер ЭРГАШЕВ. – Даже в такой перспективной отрасли, как туризм, которая рассматривается в качестве ключевой, не указывается, что ее полноценное развитие возможно лишь на основе объединения туристических потенциалов всех пяти центральноазиатских республик.

– Казахстан в этом проекте интересуют финансовые и технологические инвестиции Китая. – поясняет Ержан Салтыбаев. – И стоит ли беспокоиться о начавшейся полномасштабной торговой войне США с Китаем, которая обсуждается в СМИ? Трамп уже озвучил информацию о введении повышенных пошлин и тарифов на следующие 267 миллиардов китайского импорта, те, что идут свыше 500 миллиардов долларов. Со своей стороны КНР вводит зеркальные пошлины на десятки миллиардов долларов американского импорта. К чему это приведет, пока непонятно, но факт, что Китай достаточно уверенно смотрит на эту ситуацию. И мы полагаем, что это не сильно скажется на проекте “Пояс и путь”, поскольку он связан с долгосрочной стратегией Поднебесной. А это вопрос ее стратегической безопасности.

На берегу великого океана

– Но действительно ли в центральноазиатских странах сейчас зреют синофобные настроения и в чем их причина?

– Мы знаем, что в течение жизни одного поколения Китай из отсталой превратился в ведущую технологическую страну мира. Если в 70-х годах по разным оценкам ВВП там составлял 78 долларов, или 118 долларов США на душу населения в год, то сегодня это уже порядка 8–9 тысяч долларов, – отвечает политолог, эксперт по государственному управлению, консультант Национального института стратегических исследований Кыргызской Республики Шерадил БАХТЫГУЛОВ. – Опасения по вопросам возможной экспансии муссируются постоянно. На мой взгляд, это делается большей частью китайскими конкурентами в Центральной Азии. То есть представителями США и Европейского союза. Еще этот вопрос в Кыргызстане часто используют наши местные националисты для достижения своих собственных целей. Синофобия – да, она есть, и провоцируется внешними игроками.

Например, часто в соцсети вбрасывается информация, будто бы китайцы подрались или избили кого-то. На деле зачастую оказывается, что источником этих недоразумений были сами граждане нашей страны.

И, надо отдать должное, китайские граждане стараются вести себя здесь вполне дипломатично. Но есть и другая составляющая. Если мы сами нарушаем свои собственные законы, то соответственно и любые гости, включая китайцев, тоже будут их нарушать. Если британцы не нарушают законы своей страны, то и гости Великобритании тоже не нарушают их.

И, в принципе, надо еще смотреть по категориям, у кого наиболее развита синофобия. Например, как это ни странно, у образованных людей, проамерикански, проевропейски настроенных, получивших образование в США, Франции, Германии, России.

Они не понимают Китай и побаиваются его.

А у националистов Кыргызстан как бы превыше всего, и любая потенциальная угроза кыргызскому воспринимается как плохое. Если раньше такой мишенью для них была Россия, до России – американцы, то теперь в роли мальчика для битья выступает Китай.

– И как намерены взаимодействовать с Китаем в Кыргызстане?

– В общем-то, простые граждане уже взаимодействуют. Несмотря на рост синофобных настроений, те люди, которые занимаются бизнесом с КНР, отдают своих детей туда на учебу. И сегодня более 3 тысяч граждан Кыргызстана учится в вузах Китая. Причем только около 800 человек – на гранты правительства, а остальные готовы сами платить за обучение. И эта цифра сопоставима или даже выше, чем количество граждан Кыргызстана, обучающихся за свой счет в вузах США, Европы и даже России.

В свое время на вопрос одного из журналистов, сожалевшего, что Кыргызстан не имеет выхода к морю, первый президент Кыргызстана Акаев ответил: “Вы ошибаетесь, Кыргызстан находится на берегу великого океана. Имя этому океану – Китай”.

То есть там такие возможности, которые надо уметь использовать. В чем причины казахстанской синофобии

– А не получится ли, что Китай поглотит экономики тех стран, с которыми взаимодействует?

– Часто выдаются такие опасения: поглотит не поглотит. Во-первых, Китай, наверное, единственная страна в мире, которая соблюдает договоренности. С Кыргызстаном, например, у него нет территориальных претензий, как и с Казахстаном тоже. Граница утверждена, линия есть.

Муссируется информация, что существуют исторические карты, что где-то когда-то проходили (другие) линии границы.

Но есть такие же карты, изданные, например, в XVIII веке на немецком языке. Там Великий Кыргызский каганат тоже проходил по территории нынешнего Китая. Исторические карты это исторические. А сейчас важны нынешние политические карты, и там показаны границы, которые утверждены в соглашениях с Китайской Народной Республикой. С этой точки зрения у нас опасений нет.

Просто есть люди, которые более подвержены влиянию и каким-то страхам.

Им непонятен язык, внешность, вроде бы тоже азиаты и узкоглазые, но по типологии лица все равно отличаются от кыргызов, узбеков, таджиков. Непонятна культура, манера общаться, традиции. И когда есть вот это непонимание, оно и приводит к неприятию. Не понимаю – значит не люблю…

В вальсе танцуют двое

– Тема экономического проекта “Пояса и пути” с участием Китая – одна из самых популярных, – говорит декан Школы государственной и общественной политики и права “Алматы менеджмент университет” Аскар НУРША. – За последние 3–4 года ей посвящены десятки и сотни “круглых столов” и конференций. К проекту не относились бы столь серьезно, если бы за ним не стояли Китай и его огромные финансовые и материальные ресурсы. И самое главное, что этот проект был инициирован действующим главой КНР Си Цзиньпином, и в китайской политической системе создались условия для продления его власти на достаточно длительный период времени. Это значит, что Китай сохранит последовательность в его реализации.

На вопрос, добрый это или опасный сосед, отвечу: в вальсе танцуют двое. Все зависит не только от КНР, но и от нас самих. Здесь важно самим не дать слабину, не пустить на самотек. Китай может быть настолько силен и настойчив, насколько наша экономика будет устойчивой к этим вызовам.

Если наши страны будут слабеть, то мы быстро можем из позиции партнеров перейти в позицию должников. А с должниками Китай разговаривает совершенно по-другому, в формате возвращения долгов природными ресурсами.

Для них это распространенная практика. И при негативном сценарии это может стать неизбежностью. Что больше всего пугает казахстанцев в сближении Китая и Казахстана и есть ли на это основания

Набирать кредиты легко, но отдавать их будет следующее поколение. А если оно будет неспособно, то Китай будет требовать себе в качестве компенсации месторождения, доступ к инфраструктуре. Это риски сотрудничества. Но есть и выгоды. Поэтому нам, странам Центральной Азии, необходимо за закрытыми дверями обсуждать, насколько мы сами можем сотрудничать.

Это пора, когда мы уже не можем развивать отношения с Китаем в одиночку. Необходимо делить риски между собой, координировать политику, чтобы эти проекты были на пользу всему региону.

Пока же у нас еще преобладает подход, основанный не на региональных интересах, а на национальных. И если в какой-либо из пяти стран Центральной Азии просядет экономика и зависимость от Китая усилится, это станет потенциально опасно не только для нее, но и для других. Поэтому надо забыть о национальном эгоизме, объединяться, думать о перспективах всего региона и не бояться диалога между собой.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи