Опубликовано: 15000

“Бураны” – вероятно, единственная ценность для россиян на территории Казахстана” - Даурен Муса

“Бураны” – вероятно, единственная ценность для россиян на территории Казахстана” - Даурен  Муса

Даурен МУСА заявил, что готов был без публичной огласки обменять советские артефакты, которые принадлежат его предприятию. Но на теме “Буранов” решили хайпануть.

И вот уже вся страна наблюдает за сложившейся ситуацией вокруг космических кораблей, которые свыше 30 лет хранились на территории космодрома “Байконур”. Сначала российская сторона говорила о возврате и вывозе этих уникальных машин, сейчас – о передаче их городу Байконыру.

Эта тема заполонила некоторое время назад инфопространство Казахстана и России. Недавно в Алматы приезжал московский журналист Алексей Пивоваров делать передачу про “Бураны”. В общем, даже далекие от космоса люди стали вопрошать: из-за чего весь сыр-бор? Рассказываем.

АО "РКК "Байконур", директором которого является Даурен Муса, почти 20 лет назад стало владельцем легендарных челноков советского космопрома. Они, по его словам, имеют мировое значение.

Один орбитальный космический корабль “Буран”, совершивший единственный полет в космос в 1988 году, был уничтожен после обвала крыши в монтажно-испытательном корпусе в 2002 году. За второй такой образец и его макет и идут сейчас споры.

Изделие “Буря 1.02” и орбитальный корабль-макет “ОК-МТ 0.07” не покидали своей локации с площадки 112а монтажно-заправочного комплекса и территории космодрома “Байконур” с момента производства. На своей страничке в соцсетях Муса писал о том, что “ждал, что когда-то российская космонавтика вспомнит о советских артефактах”, и это случилось. Также он публично заявил, что готов обменять челноки на череп Кенесары хана. Между ним и главой “Роскосмоса” Дмитрием Рогозиным в Сети завязалась полемика, однако до реальных предложений так и не дошло. Наряду с этим казахстанские власти через суды пытаются вернуть “Бураны” в госсобственность.

Тема космоса всегда была близка

– Сколько времени вы владеете “Буранами” и почему решили инвестировать в спасение этих машин? Вам раньше была близка космическая тема?

– Я решил инвестировать в спасение этих машин уже после истории 2002 года с обрушением кровли ангара монтажно-испытательного корпуса (МИК) и уничтожением первого летного “Бурана” (изделие 1.01) вместе с готовым экземпляром ракеты-носителя “Энергия”, – рассказывает в интервью “КАРАВАНУ” Даурен Муса. – Этот акт мародерства и диверсии я воспринял как демонстративное кощунство над всей историей советского народа. Узнав, что на металлолом могут уйти и 2 оставшихся “Бурана”, и здание МЗК, я был шокирован таким цинизмом. И посчитал своим долгом гражданина и человека вмешаться в этот процесс. "Его раздолбали и снаружи и внутри": что кроется за печальной историей застоявшегося в Казахстане космоплана "Буран"

Остановить это мародерство сначала можно было, только войдя в состав акционеров и затем став его мажоритарием, то есть иметь право принимать решения. А тема космоса всегда была близка мне, как и для всех, у кого было советское детство. Ведь космос тогда воплощал в себе все самые лучшие человеческие качества.

– С чем вы связываете внезапно возникший интерес к “Буранам” со стороны "Роскосмоса"?

– 2021-й – год 60-летия полета человека в космос. Было бы замечательным поступком привезти сохранившиеся “Бураны” в Россию. Выразив благодарность гражданину Казахстана, тому самому “частному лицу”, который не словом, а делом помог предотвратить очередное уничтожение артефактов, ведь над ними работал весь СССР. Но вместо этого был выбран неправильный тон общения, и власти России и Казахстана решили зайти с позиции “силы”.

– Представители "Роскосмоса" выходили на вас лично или через правительство Казахстана?

– Для главы "Роскосмоса" тема “Буранов” – чисто спекулятивная, это только инфоповод для отвлечения внимания людей. Ведь проще сыграть на теме нацпатриотизма, нерадивых нынешних казахских обладателей цивилизованного российского наследия, затронуть спекулятивную тему отношений России и Казахстана. Показательно выставлять казахстанских чиновников подотчетными. Никаких вразумительных действий нет. Только инфохайп. Риторика, кстати, сменилась. Теперь вместо перевозки макетов в Россию Рогозин стал переживать за жителей Байконыра, ведь им будет нечем любоваться.

– Кто сейчас имеет доступ к “Буранам”? Как часто вы имеете возможность бывать на “Байконуре”?

– Макеты “Буранов” в закрытом МЗК, поверьте мне, находятся в гораздо лучшем состоянии, чем уникальные образцы летной техники в Российском музее авиационной техники в Монино, которые там просто гниют под открытым небом. К “Буранам” доступ имеет "Роскосмос", ведь, согласно договору аренды космодрома, российская сторона обязана осуществлять охрану всей вверенной территории, включая находящиеся там объекты. Касательно моих визитов на объект, я имею туда доступ, только недавно там был.

Кровь с ароматом полыни

– Пишут, что власти Казахстана больше 3 лет судятся с вами, пытаясь вернуть “Бураны” в госсобственность. Что, если госмашина победит?

– "Победит" – слишком благородное слово в этом случае. Я уже изучил данный вопрос и на международном уровне. Я готов. Думаю, вынесение данного дела на международный суд покажет всю сущность казахстанского чиновничества и судебной системы. Хотя закон не имеет обратной силы, и есть прописанные в законе нормы срока давности. И всё это против предприятия, акционером которого является само же государство. Ведь 20 процентов акций всегда принадлежало РГП “Инфракос” министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК.

– Говорят, что в Омске нашли череп хана Кенесары, сообщало одно издание. Возвращение ханского черепа – единственное, на что вы готовы обменять “Бураны”?

– Я изначально понимал, что “Бураны” – вероятно, единственная ценность для россиян на территории Казахстана. И, конечно, это был бы достойный поступок двух уважающих себя и друг друга государств. Если просто вернуть не могут, я готов отдать им взамен эти артефакты. Всё это я готов был делать без огласки. Но на теме “Буранов” решили хайпануть те, за кем реальных поступков нет. И я не позволю нашим чиновникам превращать это в выслуживание перед российскими чиновниками. В наших жилах течет не вода, а кровь, и она с ароматом полыни.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи