Опубликовано: 350

...А кушать хочется всегда

...А кушать хочется всегда Фото - Рисунок Ибрагима КУБЕКОВА

– Туалетную бумагу сейчас покупают самую дешевую! – приятельница, которая держит пару косметических и гигиенических бутиков на рынках Алматы, чуть ли не матом комментирует ситуацию.

– Айжан, почему?
– Потому что еда дороже стала! Три-четыре года назад российские “двухслойки” здорово брали. Когда цены на продукты у нас начали расти, дорогую “туалетку” покупать перестали. Чем дороже жратва – тем дешевле подтирка!

Пару недель назад новый министр нацэкономики Руслан Даленов притащил на заседание правительства кучу фоток прилавков с ценниками на огурцы и помидоры – от 1 000 до 1 400 тенге за кило. Он тогда сказал: “Я уже дал поручение антимонопольному комитету проанализировать цены. Не должно быть сговора”. И при этом добавил, что “праздники – не повод для поднятия маржи” и что “это вчерашние цены”. 

Вчерашнее “меню”

В декабре прошлого года на правчасе в мажилисе теперь уже бывший министр национальной экономики Сулейменов признался, что за год капуста подорожала на 34,3 процента, а сахар – на 23. По словам Тимура Муратовича, правительство, чтобы остановить рост, закупает продукты у производителей по оптовым ценам, чтобы продать их без надбавок через коммунальные рынки. Овощи выросли в цене на 20 процентов в Казахстане

- Единственный инструмент, которым можно повлиять на ценообразование – это сокращение цепочки посредников, – вздохнул министр.

Спикер палаты Нурлан Нигматулин сразу вскипел: “Правительство только и делает, что констатирует результаты, а где реальная защита потребителей?”.
Г-н Сулейменов полез в драку:
– Почему такая власть у торговых сетей? Потому что их мало. Соответственно на рынке нет конкуренции, и они могут диктовать свои условия… Продать – это вторичное. Сначала надо создать, вырастить и подготовить в товарном виде…
Нигматулин:
– Вам нужно выехать в командировку, проехать по областям. Посмотреть, что там творится, поговорить с сельхозпроизводителями. Может, тогда у вас появятся конкретные предложения?..
Сулейменов:
– Мы установим для торговых сетей предельную надбавку в пять процентов. Сейчас она составляет 10–15 процентов.
Мажилисмен Роман Ким не удержался:
– Надо признать, что товаропроизводители не имеют прямого доступа к прилавкам, их туда просто не пускают. Сложилась абсолютная монополия торговых сетей и посредников…

Краткие итоги этой перестрелки. Во-первых, цены, как и дети, все время растут. Не успел на кассе расплатиться – ого-го как выросли! Во-вторых, капуста. Если ее акиматы каждый год закладывают в стабфонды, чтобы сбить сезонную цену, то почему они все равно пухнут? Чья в этом вина? В-третьих, не могу понять, с чего экс-министр (ныне г-н Сулейменов – зампредседателя Нацбанка) взял, что в стране мало торговых сетей? Возможно, их не так много, но отдельные супермаркеты и большие магазины успешно с ними конкурируют. Другое дело, что одиночкам бороться с сетевиками сложнее: чтобы выжить, им приходится выкручиваться всеми доступными способами. В том числе и “наклоняя” производителей еды своими условиями.

Да, главное! Лет десять назад была принята программа создания продовольственных поясов вокруг областных центров. Это теплицы, питомники, фермы. Цель – сбить рост цен. Ну и где результаты?

В августе 2003 года на заседании правительства (я тогда работал в пресс-службе премьер-министра Даниала Ахметова) с участием Президента тогдашний глава Нацбанка Григорий Марченко заявил, что основная причина инфляции в Казахстане – дикий рост цен на фрукты-овощи. Присутствующие многозначительно ухмыльнулись: во заливает! Курс тенге стоит твердым огурцом в диапазоне 125–130 за доллар. Но Елбасы все же напомнил, что надо понимать, откуда растут ноги у цен на еду.

Тогда же АО “Казагромаркетинг” пообещало мониторить их каждую неделю. Я точно знаю, что мониторили, вносили цифры в какие-то сводные отчеты. Прошло 12 лет. В августе 2015-го выяснилось, что за годы кампании по удешевлению плодоовощной продукции она подорожала в 6–7 раз. Прописью: в шесть-семь раз!

Сам с собою я веду войну

Звоню знакомому эксперту:
– Кайрат, как так?
– Ну, вот так (вздыхает) боролись. Когда минсельхоз показал эти данные правительству – там все были в шоке. Сказали: похоронить все эти цифры и забыть. Пару лет назад этот вопрос опять всплыл на правительстве. А толку?

– В самом начале этой “войны” были “зеленые караваны” с юга – с фруктами-овощами. И был министр, который катался с этими караванами...

– На тему борьбы с удорожанием продуктов уже можно диссертацию написать. И ознакомить с ней всех борцов с ценами. Или с чем они там борются?.. Где-то в 2008–2009 годах появилась идея продовольственных поясов. Ее пришлось реализовывать министру сельского хозяйства Асылжану Мамытбекову. Он тогда сказал, что у него в голове не укладываются эти пояса и эффективность сельского хозяйства в целом и товаропроизводителя в частности.

– Но пояса все-таки возникли!

– Это был второй шаг – после караванов. Когда крестьян начали заставлять продавать свою продукцию в городах…

– Вы это про ярмарки?

– Да. Все было в принудительном порядке. Во многих городах они до сих пор работают. Должен признаться, я всегда на них отовариваюсь. Там качество и цены. В магазинах Астаны такого нет. Привлекательность ярмарок именно в этом. Я точно знаю, что сначала этот пояс хотели замутить в ста километрах от города. Потом в трехстах. Но на таких дистанциях нормальных цен на продукты быть не может. Я не имею в виду мясо, молоко, зерно – только товары зимнего хранения: картошку, капусту, свеклу, лук… А все остальное приходится завозить.

– Но тогда же теплицы начали строить!

– Если говорить про Астану, то построили рядом. Открыли с помпой. Удачно ее, кстати, поставили – между ТЭЦ и столицей. В теплицах же основная часть расходов – отопление. По пути и этот тепличный комплекс обогревался. Потом власть в городе сменилась. И тариф стал для него, как для “Меги”. Поэтому цены на продукцию резко выросли. Но даже это не беда. Есть такое выражение “последняя миля”. В пяти километрах от Астаны есть рынок “Шарын”. Там цены в два раза ниже, чем в городе. Выходит, что на расстоянии всего пяти километров эти продукты так страшно дорожают. А теплица – рядом с рынком. Там огурцы-помидоры всего 600–700 тенге. А дорожают потому, что за всем этим стоят те же люди, перед которыми поставлена задача удешевить овощи. Люди из власти. Они же не станут воевать сами с собой? Не идиоты же? Почему 8 Марта огурец в Казахстане дороже банана. Сергей Туник об итогах недели

– И что делать?

– Огурцы-помидоры долго лежать не могут. И у магазинов главная задача – быстрее их продать. Тут встает вопрос аренды. Она для фермеров, которые готовы продавать свою продукцию, очень дорогая. Снижать ее владельцы супермаркетов и большие сетевики не будут. Коммунальные тарифы – тяжелые. Еще одна страшная штука – банковские кредиты. Их контролирует очень узкий круг лиц. Они же не могут сами с собой бороться, потому что кредитуются за рубежом, покупают деньги по ставке LIBOR плюс. А этот “плюс” для Казахстана сегодня большой минус. Отсюда вопросы: кто виноват в том, что у нас такая дорогая аренда? Такие дорогие кредиты? И все это происходит в пяти километрах от столицы. Поэтому считаю, что “борцы” из правительства начали войну не с ценами, а с товаропроизводителями.

– Они же тогда закроются!

– А это уже случилось по многим позициям. Зачем им проблемы и лишние затраты? Особенно, когда приходят из акимата и требуют снижения цен. Требуйте там – в конце цепочки, где высокая аренда, где высокие тарифы, высокие кредиты…

– Но теплицы же работают?

– У них тоже есть циклы. Один урожай продали – сейчас новую рассаду высадили. Новый урожай надо ждать в мае. Я думаю, что в этот период товаропроизводителю надо дать послабление по всем позициям. И тогда не надо обвинять посредников в ценовом сговоре.

– Но он же есть?

– Есть. Но у тех, кто командует тарифами, кредитами и арендой.

– А если бы у производителей были свои торговые точки – без всяких посредников?

– Вот в эти 12 лет от августа 2003-го до августа 2015-го было в программе такое направление, как “дайте производителям места на базаре и в магазине”. Разборки были на всех рынках Казахстана. Фермеры мне говорили: я вырастил скот, я его не режу – другой человек режет. Если я буду выращивать, резать, стоять-продавать – когда жить и работать? Поэтому сами фермеры торговали редко. Продал за день-два свой товар – и тишина на неделю. Потому что он занят производством. Поэтому и базары иногда были пустыми.

Другая сторона прилавка

– Кайрат, но есть же вариант – создать какому-нибудь большому фермерскому хозяйству вертикальную структуру? Вырастил – передал своему подразделению. Оно отвозит товар в корпоративный магазин...

– В Астане есть компания “Родина”. У нее на многих базарах прилавки. Сейчас там свои товары выставляют по меньшей мере полтора десятка местных производителей. Копчености, яйца, масло, мед, овощи… И все очень высокого качества по нормальной цене. Вертикальная структура возможна. “Родина” создала свою отдельную компанию по продаже. Но это ведь тоже посредник? У прилавков “Родины” всегда очереди. Там просто ништяки по хорошим ценам. Но рядовые фермеры не могут ее создать…

Эксперт по маркетингу и продажам Геннадий Половец расхохотался, когда услышал от меня, что министр нацэкономики показывал на заседании правительства фото ценников на огурцы-помидоры:
– А какие фото тогда должны показывать министры здравоохранения, культуры, внутренних дел, генпрокурор, чтобы оправдать ошибки своих подчиненных?

– Возможно, только крупные агропроизводители способны создать вертикально интегрированные структуры – от поля и фермы до прилавка без посредников?

– Об этом еще лет 15 назад говорил экономист Канат Берентаев. Он на тысячу процентов был прав. Но тогда к нему не прислушивались. Жаль. Сейчас мы получили цены на продукты, почти как в Европе. Меня другое бесит: новый министр по инвестициям Роман Скляр сказал на прошлой неделе, что “наши платные дороги окупят сами себя”. Если за грузовики платят, то их хозяева поднимают цену на перевозимый товар. В том числе на эти проклятые помидоры и огурцы. Вот вам и ответ, почему продукты не перестанут дорожать. Это просто шоу: левая рука в правительстве борется с правой. В итоге – ничья. И не в пользу потребителя…

А туалетная бумага – это особенный документ. Которая всё стерпит?

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров