Опубликовано: 840

Заигрались? Еще один прокол в Законе "Об игорном бизнесе в РК" нашли эксперты

Заигрались? Еще один прокол в Законе "Об игорном бизнесе в РК" нашли эксперты

В комментариях "КАРАВАНУ" некоторые прямо сказали, что это явная подмена понятий, которые формируют у населения искаженное мнение об этом секторе экономики страны. Речь о лудомании.

Впервые о лудомании (игровой зависимости) в мире заговорили лет 15 назад. В 2014 году Всемирная организация здравоохранения начала изучать нарушения в психике людей, чрезмерно увлекающихся компьютерными играми. Летом 2018 года ВОЗ на всякий случай назвала зависимость от видеоигр психическим расстройством. А в прошлом году, когда пандемия COVID-19 приковала к мониторам сотни миллионов юных и вполне взрослых игроманов, обреченных на изоляцию в своих квартирах, главная врачебная контора мира объявила лудоманию чуть ли не самым страшным вирусом на планете. Поскольку игра наносит удары по всему организму.

Как под копирку?

"КАРАВАН" отправил запросы в министерства, которые были причастны к написанию Закона "Об игорном бизнесе в РК". Главные вопросы: зачем в нем уравняли казино и букмекерские конторы? Почему букмекерам настолько жестко ограничили деятельность? Ведь в результате тысячи людей останутся без работы, а госказна – без налогов. Наконец, почему появился запрет делать в букмекерских конторах ставки на НЕспортивные события?

Ответ министерства культуры и спорта стоить цитирования. Стилистику и орфографию с пунктуацией мы оставили как есть.

"Целью ужесточения требований к деятельности казино и букмекерских контор послужило ограничение граждан (в том числе и несовершеннолетних) от риска втягивания в азартные игры (также, путем ограничения списка событий, на которые могут осуществляться ставки), так как делая ставки на разные события, появляется угроза возникновения патологического пристрастия, которое может иметь для гражданина негативные последствия, такие, как возникновение психических расстройств – игромании (лудомании). По запрету осуществлять ставки на неспортивные события, а также переносу в игорные зоны отмечаем, что закон от 2 июля 2020 года по вопросам игорного бизнеса… направлен на снижение количества потенциальных участников и круга событий, которые могут послужить причиной осуществления ставок. В свою очередь, эта направленность позитивно отразится на профилактике вышеуказанных негативных последствий".

Хотелось привести и ответ министерства национальной экономики на такой же запрос "КАРАВАНА". А смысл? В нем слово в слово (и с теми же ошибками) цитируют ответ редакции из министерства культуры. Подозрение, что их писал один человек. Оригиналы в редакции есть.

Какое слово звучит страшнее

– Они смешали всех в одну кучу, – руководитель саморегулируемой организации букмекеров Гульмира БЕРГЕНОВА машет рукой. – Сумасшедших компьютерных геймеров, клиентов наших контор и завсегдатаев казино. А реальной статистики по этим группам ни у кого нет. Ужесточение работы букмекеров – просто давление на общественное сознание. Статистике по суицидам и разводам из-за игромании верить нельзя. Потому что там нет разделения на клиентов казино, лото-клубов, тотализаторов, букмекерских контор, игровых автоматов – ее просто не су-щест-ву-ет! Понятно, что авторам закона выгодно свалить всё это в одну яму. Я уже говорила, что, видимо, закон был прописан в пользу владельцев лото-клубов, которые работают по тем же правилам, что и казино. Думаю, что лудомания в Казахстане – фикция. Задайте вопрос министерству здравоохранения, вряд ли вам ответят, сколько таких больных в стране из почти 19 миллионов граждан.

– А вы знаете?

– Думаю, единицы. Своих постоянных клиентов наши конторы знают. В основном это солидные люди с опытом и большими познаниями в спорте. Случайные тоже встречаются. Но их мало. В мире так называемых лудоманов всего 5 процентов от числа посетителей казино и букмекерских контор. Кстати, эта цифра коррелируется с цифрой, которая характеризует людей с особыми способностями к бизнесу. Случайность? Если человек делает ставку на какое-то событие – это не случайный, а осознанный выбор. Но не все предприниматели игроманы. И не все игроманы – предприниматели. Хотите пример?

– Давайте!

– Я была в рабочей группе мажилиса, когда обсуждали законопроект об игорном бизнесе. Это было прошлой зимой, еще до карантина. Встает один эксперт и говорит: "А давайте назовем лудомания. Это же страшнее звучит, чем игромания?". На каком основании? У меня глаза на лоб вылезли! Так у нас законы и принимают…

Что хуже: потерять здоровье или деньги?

Социопсихолог Алтай АБЫЛГАЗИН признался, что лудоманами ни разу не занимался:

– Не было повода. Если на игорный бизнес навесить несколько десятков, черт с ним, сотню идиотов, которые проигрывают семейный бюджет в игровых автоматах, лото-клубах и интернет-казино, но карать за это только букмекерские конторы – это бред. Очевидно, кто-то специально путает желтое с квадратным. ВОЗ опубликовал полтора десятка симптомов игромании, а там всё только о компьютерной зависимости. И ни слова о казино и букмекерах. Ну и диагностика. В нашем законодательстве есть хоть одно слово, что это – болезнь? От чего и как человека лечить? У нас, наверное, педофилов и коррупционеров больше. Чем дальше в лес: сколько дров наломали разработчики закона об игорной деятельности

– Но зависимость от игромании все же есть?

– Я с удовольствием работал с наркоманами и алкоголиками. Там вся аддикция (навязчивая потребность. – Прим. авт.) в деталях прописана. С компьютерными геймерами не сталкивался. С клиентами букмекерских контор – тоже. Это же вменяемые болельщики со стажем. Считают все варианты своих ставок, кто кому сколько голов забьет, кто может выиграть-проиграть. Знают, какая команда на каком месте. Кто лучше играет в защите или в нападении. Тут аналитика, а не ставка на фарт: черное или красное. Поэтому я тоже не понимаю, почему уравняли казино и букмекерские конторы, тут же разные пациенты?

– Алтай, они пока не…

– Ну да, это просто грамотные люди с опытом, кругозором. Одно дело сутками рубиться в "стрелялки" на компьютере, где человек рискует потерять только здоровье, а не деньги. И совсем другое – делать ставки у букмекеров. Ну как в телеконкурсах "Кто хочет стать миллионером?" или "Своя игра". Хотя в них участники не теряют деньги. Могут только выиграть…

Кто без кого не обойдется?

– Гульмира, а как вы можете объяснить запрет ставок на НЕспортивные события? Уполномоченные органы, которые согласовывали этот законопроект, утверждают, что возможны "некие психические расстройства", которые могут возникнуть, если вы поставите свои деньги, допустим, на президентские выборы в США или парламентские – в Казахстане?

– Если бы я поставила на Трампа или Байдена и не угадала (Бергенова многозначительно перекрещивает руки), то так перенервничала бы, что с ума сошла бы? Или психическое расстройство заработает букмекер, который мою ставку на это принял? Ну бред же!

– Я, например, угадал, что "Nur Оtan" на парламентских выборах займет первое место. Дальше – "Ак жол" и Народная партия. А мог бы сделать ставку на такой итог.

– Во-о-от. Вас лишили дохода, а бюджет – налогов. А всё потому, что в правительстве не всегда и не все понимают, где можно брать легальные налоги. Тут всё просто и понятно: чем больше ставок – тем больше налогов. Вот вам еще один пример. Бывший вице-министр культуры и спорта г-н КОЖАГАПАНОВ года 3 назад мне прямо сказал: "Вы не тот бизнес, чьи деньги нас интересуют". Мол, и без ваших 4 миллиардов тенге как-нибудь обойдемся. И это притом что тогда весь годовой бюджет на развитие детского и юношеского спорта в стране равнялся 4 миллиардам! Он на меня как-то очень странно посмотрел: откуда знаете? Блин, да бюджет министерства – не военная тайна. Все цифры в открытом доступе. Сейчас правительство ищет любые источники дохода в госбюджет. Зачем резать курицу, которая несет золотые яйца, не понимаю.

– Гульмира, не могу обойти этот факт: в конце прошлого года один курсант академии МВД покончил с собой. Официальная версия: "Увлекался интернет-казино и букмекерскими ставками".

– В букмекерских конторах регистрируют по полной программе. Мы знаем всех своих клиентов. Если я не ошибаюсь, этот человек по нашей базе данных не проходил. Те, кто играет в казино и делает ставки у букмекеров, – разные люди. У них разные интересы. Если авторы Закона "Об игорном бизнесе" этого до сих пор не поняли и путают понятия, это говорит только об их некомпетентности. Или какой-то заинтересованности? Не рискну утверждать. А на букмекеров опять взвалили чужую вину? Да, кто такие лудоманы, в законе не сказано.

Кстати, 2 юриста, комментируя эту ситуацию, независимо друг от друга, выразились почти одинаково: "Видимо, авторы закона слишком заигрались в пользу какой-то третьей стороны".

Жандарбек АКТОТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи