Опубликовано: 1100

Экономический блок правительства дружно открещивается от новой редакции Закона “Об игорном бизнесе”

Экономический блок правительства дружно открещивается от новой редакции Закона “Об игорном бизнесе” Фото - Тахир САСЫКОВ

Минфин не играет в футбол. А миннацэкономики не болеет за бюджет?

Экономический блок правительства дружно открещивается от новой редакции Закона “Об игорном бизнесе”. Первым это сделал Национальный банк. Теперь сразу два министерства, финансов и национальной экономии, заявляют, что они как бы всё знали. Но мешать разрушению неслабой отрасли экономики, наверное, не захотели.

Меня терзают смутные сомнения

Вопросы, на которые редакция “КАРАВАНА” хотела получить ответы, вроде бы простые и доступные. Сколько заработает бюджет из-за изменений в законе? Или все-таки потеряет? Сколько вообще получает страна налогов от любителей пари? Принимали ли участие экономисты министерства финансов и финансисты министерства национальной экономики в разработке законопроекта? Каково их мнение?

Первым пришли ответы от министерства финансов. Было очень интересно сопоставлять их с тем, что мы узнали ранее. Стало понятно, что ведомство руками и ногами открещивается от всего этого проекта. Ну не нужна минфину лишняя головная боль с непонятными им букмекерскими конторами.

Затем к нам долетела депеша от министерства национальной экономики (МНЭ). И нас накрыло дежавю: больше половины письма до запятой повторяло ответы министерства финансов. О чем это может говорить? Давайте разбираться.

Как получилось, что куратором букмекеров стало министерство культуры и спорта (МКС)? Обычно же лицензионные виды деятельности курирует минфин?

“Согласно постановлению правительства РК от 23 сентября 2014 года органом, осуществляющим государственное регулирование в сфере игорного бизнеса, является министерство культуры и спорта”, – ответил нам вице-министр нацэкономики Меиржан ЮСУПОВ.

Но при этом МНЭ участвовало в разработке изменений в Закон “Об игорном бизнесе” “в качестве согласующего органа”. Это практически полностью повторяет ответ министерства финансов: “При рассмотрении такого рода проектов законов… представителей нашего министерства включают в состав рабочих групп по их рассмотрению”.

Три портсигара отечественных

Нельзя говорить, что проект изменений не согласовали с минфином и МНЭ. Тем более оба ведомства прямо говорят, что их сотрудники участвовали в рабочей группе. Другое дело, услышали ли этих работников? Когда весной прошлого года министр культуры и спорта Актоты Раимкулова презентовала проект изменений в закон, с ней плечом к плечу не было больших людей ни из минфина, ни из минэкономики. На все вопросы она отвечала одна. Где же были эксперты МНЭ, ведь депутатов интересовали, прежде всего, вопросы экономики? Мы же знаем, что с цифрами у чиновников от культуры не всегда хорошо.

Похоже, что таким образом министерство нацэкономики просто прикрывает себе спину: мы работали, но главным всё равно остается МКС, поэтому получилось так, как получилось.

Если бы вопрос стоял принципиально, поверьте, рядом с Актоты Рахматуллаевной стоял бы минимум вице-министр. Или два. От обоих министерств. И финансов, и нацэкономики. И они бы отбили бы все поползновения депутатов. А биться было за что. При чтениях мажилис все-таки сумел отжать у минкульта право на создание еще трех игровых зон. Министерство хотело создать центры азарта на берегу Каспия, в Хоргосе и поселке Акбулак, в 16 км от Алматы.

Довод министра был простой, как монтировка: “Поскольку перед нами стоит задача по расширению туристических услуг и созданию новых туристических кластеров международного класса, предполагалось, что данные зоны будут способствовать созданию новых международных кластеров, привлечению инвесторов... Кроме того, увеличению доходной части бюджета”.

При этом Актоты Раимкулова особо пеклась о здоровье граждан: “В тех игорных зонах, которые раньше существовали, мы наблюдаем очень высокое привлечение экономически активной части населения к азартным играм”.

Оставь меня, старушка, я в печали

От таких путаных желаний экономический блок правительства попросту отгородился. Похоже, всё было решено заранее. Не дали сделать игровые зоны, то пусть удовлетворятся хотя бы налогом с букмекеров.

Это особенно хорошо видно по следующему ответу МНЭ. На вопрос о том, видит ли министерство угрозу сокращения налогов, Меиржан Бахитович ответил, что сие ведомству его пока неведомо. Нормальная статистика по налогам есть только по трем годам – за 2017-й, 2018-й и 2019-й. А вот за 2020 год информации нет, так как с прошлого года “субъекты игорного бизнеса являются плательщиками корпоративного подоходного налога, декларацию по которому они представят в марте текущего года”.

То есть нормальных данных по влиянию закона на этот сектор экономики нет. А когда появятся, то и им верить нельзя, так как одновременно с переходом букмекеров на КПН минкультуры создает центр учета ставок (ЦУС), работа которого будет самым жестким образом искажать всю статистику по отрасли. Тем самым МНЭ фактически признает, что в Казахстане вовсю работает теневой рынок ставок, а минфин его никак не может контролировать. Государство признается в своем бессилии? 

Можно и так понять: мы видим, что это теневой сектор. Но мы вам его дарим на откуп. И ради вас даже замажем данные, которые могли бы показать, сколько все-таки денег крутится на рынке пари и на какую долю должен претендовать бюджет.

Это я удачно зашел...

Вас никогда не интересовало, почему ЦУС остановился на комиссии именно 4 процента? Слишком гладкая эта цифра. Вроде бы немного. Но если пересчитать на весь рынок, то цифры выходят громадные – от 8 до 24 миллиардов тенге.

Одновременно с реформами в Казахстане свою борьбу с теневым рынком казино и букмекеров начала Россия.

Там рынок на порядок выше, поэтому и денег крутится больше. Да и правительство соседей более вдумчиво меняет условия игры. Уже работает 2 своих ЦУСа – центры учета переводов интерактивных ставок (ЦУПИС). Анализ их данных позволил понять, кто играет, на какие суммы, как и где крутятся деньги. А в прошлом году Госдума приняла закон о создании “Единого оператора азартных игр”. Кстати, его учредителем стал минфин!

В январе оператор заработал и быстро перекрыл все нелегальные каналы переводов денег “черным букмекерам”. И правильно сделал. Что придумали в ответ нелегалы? Они стали принимать ставки наличными. Прежде всего, от своих старых проверенных и, главное, крупных клиентов. На VIP-обслуживании оказались чиновники, руководители крупных компаний, в том числе государственных, предприниматели. Сервис поставлен просто: к клиенту приезжает курьер, забирает наличные и сразу дает подтверждение в офис о ставке. За VIP-услугу “черные букмекеры” берут ровно 4 процента от ставки. Выходит, чиновники в Казахстане думают в том же формате, что и преступники в России? Хочется верить, что всё не так плохо. Но факты говорят за себя.

Очень приятно, царь!

Здесь важно и другое. Министерство культуры и спорта совершенно некультурно ведет компанию по формированию негативного образа букмекерских услуг. В ход идут самые яркие образы: ничего не понимающие лудоманы, разбитые семьи, воротилы черного рынка. В той же России такого нет. Министерство финансов сформулировало задачу и постепенно ее решает. Попутно помогая деньгами отечественному спорту. Почему так происходит? Ушел в тень: Национальный банк пока не определился, как реагировать на финансовую активность министерства культуры

Если сопоставить все факты выше, то возникает цепь задач, которую, возможно, решает инициатор всего этого действа в Казахстане. Этому человеку или организации важно получить информацию о людях, которые увлекаются ставками на спорт. Что поможет в понимании источников их доходов.

Как минфин РК объясняет, что такое центр учета ставок?

“Это совокупность программного обеспечения и технических средств, подключенных к аппаратно-программному комплексу букмекерской конторы и обеспечивающих прием наличных и безналичных платежей”. И далее: “Правила приема, учета и хранения информации, а также передачи ее третьим лицам, устанавливается… уполномоченным органом”. Каким лицам? Каким органом? Вы верите, что в Казахстане базы данных клиентов – всегда под крепким замком? После некоторых крупных происшествий с информацией госорганов в это верится с трудом.

Одновременно формируется негативный образ букмекеров. Сбиваем два фактора – и вот мы имеем инструмент давления на любителей пари.

Ерлан КАЛТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи