Опубликовано: 3100

Военные действия в Карабахе: какое вооружение надо закупать Казахстану "на всякий случай"

Военные действия в Карабахе: какое вооружение надо закупать Казахстану "на всякий случай"

После выхода в "КАРАВАНЕ" материала военного обозревателя полковника запаса Владимира СЕВЕРНОГО "Подранки ОПК" о проблемах отечественного оборонно-промышленного комплекса на вопросы редакции ответили заместитель министра обороны Руслан ШПЕКБАЕВ и генеральный директор АО "Семей Инжиниринг" Талгат ТУРЛЫБАЕВ.

Какое оружие и технику Казахстану необходимо закупать, исходя из анализа событий в Нагорном Карабахе и других "горячих точках" планеты? Где и на какие деньги? Как скоро? "КАРАВАН" продолжает серию репортажей с военных заводов по выпуску продукции военного назначения.

На расширенной коллегии министерства обороны Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ заявил, что со следующего года “будет увеличен объем ассигнований на продукты питания для силовых структур, а также в течение следующих трех лет в среднем на 30 процентов будут увеличены финансовые выплаты военнослужащим”.

Глава государства призвал командный состав пристально следить за тем, насколько резко меняется обстановка в мире – как в глобальном масштабе, так и в отдельных регионах, и поручил “всячески поддерживать морально-психологический климат и боевой дух бойцов”.

О новейшем вооружении и оснащении армии современной боевой техникой было заявлено особо. Касым-Жомарт Токаев назвал ряд приоритетов в оснащении войск, исходя из реальных угроз. В частности, он отнес к таким приоритетам создание сильной противовоздушной обороны, развитие элементов радиоэлектронной борьбы видов и родов войск, а также увеличение парка военно-транспортной авиации и бронетехники. Но последние кровавые события в Нагорном Карабахе, а ранее в Сирии, Афганистане, Ираке, заставили призадуматься, какая именно бронетехника нужна армии, если в современных вооруженных конфликтах господство на поле боя всё увереннее занимают шустрые беспилотники и коварные дроны. Это они с поразительной точностью атакуют танки и бронетранспортеры противника с воздуха, не оставляя абсолютно никаких шансов экипажам на спасение независимо от минозащищенности и бронированности.

Так продолжать отечественному ОПК развивать танкостроение и тратить деньги на капитальный ремонт Т-72 советского производства или отказаться от этой затеи?

После выхода в свет материала “Подранки ОПК” на вопросы “КАРАВАНА” согласились ответить заместитель министра обороны Руслан ШПЕКБАЕВ и генеральный директор АО “Семей Инжиниринг” Талгат ТУРЛЫБАЕВ.

– Талгат Токтарханович, до 1990-х годов ваш завод работал в составе военно-промышленного комплекса Советского Союза и обслуживал Среднеазиатский военный округ. Осуществлял ремонт выведенных из строя боевых машин пехоты и танков. В Казахстан эту технику вывози-ли из Афганистана целыми эшелонами. Что изменилось здесь с того времени и нужна ли нашей армии эта устаревшая техника советского производства?

– С развитием отечественного ОПК и оснащением нашей армии новейшими видами вооружения завод осуществляет не только капитальный ремонт, но и модернизацию (!) бронетехники. Потому она не считается устаревшей. Совместно с крупным российским холдингом мы осуществляем здесь установку оптического оборудования и приборных комплексов управления и защиты нашего, казахстанского производства. Выполняя государственный оборонный заказ, количество изготавливаемых наименований запасных частей в этом году увеличили до 60 процентов от общей потребности. В ходе капитального ремонта, посмотрите сами, мы разбираем здесь танки полностью и собираем заново. Бронетанковая техника, состоящая на вооружении нашей армии, оснащается всем новым, включая цифровые средства связи последнего поколения.

– Признайтесь честно, нужны ли эти модернизированные танки в современном бою, если их сотнями, как это наглядно показал Нагорный Карабах, уничтожают с воздуха дроны?

– Вся история развития танковых войск – это противоборство защищенности танка и противотанкового оружия. Когда значительно усиливается танковая броня, в противовес на вооружение принимаются противотанковые пушки, гранатометы, кумулятивные снаряды. Сейчас как раз перевес на стороне противотанковых средств – беспилотники заняли свою нишу, авиация, дроны. Но следующий шаг теперь за танком и разработкой его активной защиты. Наши конструкторы работают над этой задачей. Но секреты выдавать не буду. Спросите у военных, нужны ли им танки? Они точно вам скажут. Причем не только казахстанские, но все зарубежные военачальники, прошедшие не один современный вооруженный конфликт (Сирия, Грузия, Украина, Карабах) и военные учения, едины во мнении – в бою против более-менее подготовленного, хорошо вооруженного противника без танка не обойтись. Ни в поле, ни в городских условиях. Мы только что передали после капитального ремонта десяток единиц бронетехники. Вот они стоят на железнодорожных платформах. Генералы довольны. Говорят, что выполнение боевых задач они не представляют без танка. Эта боевая машина по уровню пассивной и активной защиты превосходит другие виды бронетехники.

Танк имеет отличную проходимость и способен самостоятельно совершать длительные марши, а также активно перемещаться в бою. Другое несомненное преимущество – его огневая мощь.

Танковое орудие считается самым мощным средством поражения на прямой видимости, которым обладают сухопутные подразделения. Именно эти боевые качества и составляют в итоге так называемую “формулу танка”: броня, огонь, маневр. И именно это качественно отличает танк от любых других видов вооружений.

– А что же тогда наши бронированные колесные “Арланы” и “Барысы”? Я в свое время бывал на заводе “Казахстан Парамаунт Инжиниринг” в Нур-Султане и видел, как их там собирают из импортных агрегатов и комплектующих, испытывают, поставляют в войска. Техника хорошо защищена от взрывов мин и фугасов.

– Не ко мне вопрос. У военных надо спрашивать. Мы к этой бронированной колесной технике отношения не имеем. У нас здесь танки в основном и БМП ремонтируются.

Правда министерская и ложь

О том, какова позиция министерства обороны по использованию “Арланов”, в эксклюзивном интервью “КАРАВАНУ” ответил заместитель министра обороны Руслан ШПЕКБАЕВ.

– Вообще, в соответствии с требованиями законодательства, министерство обороны обсуждает виды, типы и количество приобретаемой техники только с уполномоченными госорганами. Такая информация относится к госсекретам. С предприятиями ОПК по коммерческим вопросам работает министерство индустрии и инфраструктурного развития, а мы можем обсуждать лишь тактико-технические характеристики вооружения и военной техники и их качество. Поэтому, не раскрывая всех деталей, напоминаю, что на сегодняшний день министерство обороны уже приобрело у ТОО “Казахстан Парамаунт Инжиниринг” 90 бронемашин “Арлан”. До конца текущего года планируется поставить в войска 30 единиц и в 2021 году – еще 11 машин. С момента образования ВС РК ни у одного предприятия, как из числа отечественных, так и зарубежных, не было приобретено такое большое количество военной техники. Кроме того, с целью дополнительной загрузки завода КПИ в 2021 году там планируется разместить заказ на проведение технического обслуживания 60 единиц БКМ “Арлан”, ранее поступивших в войска, на общую сумму более 250 миллионов тенге. Таким образом, утверждение руководства “Парамаунта” о том, что “предприятие полностью осталось без заказов со стороны министерства обороны в 2021 году”, является, мягко говоря, неправдой.

– Руслан Нуртолеуович, почему бы вам еще не закупить эту современную технику для войск и не дать заводу остановиться окончательно?

Руслан ШПЕКБАЕВ

Руслан ШПЕКБАЕВ

– Во-первых, министерство обороны не занимается выбором конкретных исполнителей мероприятий государственного оборонного заказа и заключением с ними договоров. Всё это входит в компетенцию уполномоченного органа, которым на сегодняшний день является министерство индустрии и инфраструктурного развития. Мы даем лишь необходимые нам ТТХ и количество. Во-вторых, боевой состав и количество техники регламентированы документами, утвержденными на самом высоком уровне, где четко прописаны организационно-штатная структура и боевой состав Вооруженных сил.

Следует понимать, что каждую единицу техники необходимо содержать, обслуживать, закрепить за ней личный состав, а это всё влечет дополнительные расходы.

Не забывайте: речь идет об оплате государственными деньгами частным предприятиям! Это деньги налогоплательщиков, и уполномоченные государственные коллегиальные органы решают: построить ли на эти деньги школы, больницы, защитить воздушное пространство или приобрести несколько единиц дорогостоящей техники у “частника” и потом тратить деньги на ее содержание, ремонт, зарплату экипажа и т. д. Учитываются все факторы.

Данный вопрос очень комплексный и серьезный, имеет закрытый характер, и военное ведомство не обязано отчитываться перед всеми. Повторяю, решения вырабатываются коллегиально, специальными органами. Кстати сказать, в условиях сокращения бюджета государственного оборонного заказа в текущем году, когда министерству обороны пришлось отказаться от приобретения остро необходимого вооружения и услуг, заказ на бронемашины “Арлан” остался без изменений! И это несмотря на то, что в данное время у нас есть более актуальные, можно сказать, “кричащие” проблемы, которые нам необходимо решать в условиях ограниченных финансовых средств.

– Но министерство обороны подписало меморандум о сотрудничестве с ТОО “Казахстан Парамаунт Инжиниринг” и поставках в войска определенного количества БКМ?

– Этот меморандум был подписан еще в 2017 году заместителем министра. В соответствии с законодательством Казахстана, меморандум не является гражданско-правовым договором и не влечет за собой юридических, финансовых и иных обязательств и последствий для подписавших его сторон. Это отмечено и в тексте самого меморандума, соответственно, руководство КПИ заранее знало об этом.

Кроме того, если внимательно изучить историю создания предприятия и начала выпуска продукции, то всплывают интересные моменты. Например, завод был построен в 2015 году с участием государственных средств. Первая поставка “Арланов” была осуществлена в 2016 году, а меморандум подписан только в июле 2017 года. Отсюда понятно, что меморандум не мог послужить основой для частных инвестиций. Тем более что в создание завода в 2015 году были вложены государственные средства – государственной компании “Казахстан Инжиниринг”.

Возвращаясь к меморандуму, хочу подчеркнуть, что министерство обороны могло бы начать осуществлять закуп бронемашин с 2025 года и выполнить его объем в течение 5 лет. Но министерство обороны стало закупать эту технику практически сразу, не откладывая, так сказать, в долгий ящик. В меморандуме, кстати, отражено, что “техника может быть приобретена только после прохождения войсковых испытаний”. Что касается бронемашины “Барыс”, в настоящее время она даже не прошла опытную войсковую эксплуатацию. И вообще, думаю, вы согласитесь, что обстановка вокруг нашей страны быстро меняется. Необходимо вносить коррективы в процесс развития Вооруженных сил и перевооружения. Иначе армия Казахстана окажется небоеспособной. Об этом говорит и высшее руководство страны. Соображения военной безопасности, наша территориальная целостность перевешивают любой меморандум или протокол намерений. И даже при этом минобороны старается выполнить то, что написали в этом меморандуме.

– У минобороны имеются претензии к продукции КПИ?!

– По квалификации Stаnag выпускаемые бронемашины “Арлан” не уступают по степени защиты зарубежным аналогам. Да, они имеют хорошие скоростные и эргономические показатели. В то же время имеется и целый ряд недостатков. Зачем отрицать? Хотя перечислять их сейчас всё же я воздержусь, чтобы не нанести предприятию какой-либо вред. У любой техники есть недостатки, и это нормально. По каким-то параметрам она превосходит, по каким-то – уступает. Подчеркиваю, что я говорю от имени военных, армии. Возможно, с точки зрения, например, полиции или Нацгвардии, картина выглядит по-другому. То, что не совсем подходит одним, может прекрасно подойти для других.

– Планируется ли в ближайшее время приобретение техники российского производства? В частности, собираетесь ли закупать в России БТРы?

– Мы всегда отдаем предпочтение отечественному производству, но ввиду компактности нашей армии, небольшого рынка сбыта военной продукции отечественный ОПК не может успешно развиваться только на заказах Вооруженных сил. И производить всю линейку военной продукции у нас в стране, рассчитывая только на “бюджетные вливания”, нет никакого смысла. Поэтому импорт некоторых видов вооружения и военной техники необходим, если мы хотим сохранять и обеспечивать обороноспособность. Даже крупные армии развитых стран приобретают некоторые виды вооружения и военной техники по импорту, включая Россию, Германию, Турцию, Индию и др. Что же касается бронированных машин, каждая из них предназначена для выполнения конкретных задач. Еще раз хочу отметить, что у “Арланов” свои задачи, для выполнения которых они и были спроектированы, у БМП, БТР – свои. У каждой из них есть свои недостатки и свои преимущества. Поэтому это непрофессиональный подход – противопоставлять одни виды техники другим. Также министром обороны было отмечено, что более 8 лет мы не приобретали бронированные машины из-за рубежа. И на 2021 год мы отказались от приобретения БТРов, только с одной целью – поддержать отечественного производителя, хотя это было предусмотрено договоренностями в рамках комплектования подразделений Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ.

Считаю, что требовать от министерства обороны покупать продукцию какого-то одного частного предприятия, только для того, чтобы решить его финансовые проблемы, совершенно неправильно.

В этой связи министерство обороны само будет определять типы и количество приобретаемого вооружения с учетом складывающейся внешнеполитической обстановки и финансовых возможностей, несмотря на то, нравится это отдельным производителям или нет. Думаю, вы согласитесь с тем, что, когда вы, как покупатель, приходите в охотничий магазин, продавец вам не указывает, что и в каком количестве вы обязаны купить. Если вы задаете ему вопросы – он вам отвечает. Потому что охотиться предстоит вам.

– Какие же тогда перспективы вы видите в сотрудничестве с “Парамаунтом”? В самый неподходящий момент закупленные за рубежом беспилотники могут ударить по своим

– Министерство обороны всегда открыто к сотрудничеству и диалогу. Мы считаем, что этот диалог должен вестись языком аргументов, фактов, цифр и экономики. Мы полностью поддерживаем развитие экономики и частного бизнеса в стране. Но решать проблемы частного бизнеса и рабочих мест надо не за счет обороноспособности. Тысячи компаний работают в конкурентных рыночных условиях, не садясь на “бюджетную иглу”. Главная задача армии – быть в готовности к защите страны вооруженным способом. Министр обороны и все офицеры Вооруженных сил считают неприемлемым опускаться до перепалок, оскорблений, сведения счетов. Мы оказываем максимальное содействие в проведении заводских испытаний, опытной войсковой эксплуатации, предлагаем расширить перечень выпускаемой продукции. Уже в течение 5 лет закупаем машины “Арлан” в ожидании, что наконец-то предприятие выйдет на экспортный рынок. Только наши потребности не способны загрузить предприятие заказами на длительный срок. Возможно, это связано с финансовыми трудностями и ошибками в маркетинге предприятия. Но при чем здесь министерство обороны?

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи