Опубликовано: 5100

Проблемы отечественной оборонки тянут на дно не только силовых министров, но и гражданских чиновников высокого полета

Проблемы отечественной оборонки тянут на дно не только силовых министров, но и гражданских чиновников высокого полета Фото - Владимира Северного

Военные представители недоумевают: “Неужели всё напрасно? Презентовали боевую технику с помпой и размахом, а теперь – в кусты?!”.

Произведенные в Казахстане грозные “Айбаты” и “Семсеры” давным-давно разукомплектованы и отправлены в разряд невостребованных. Не секрет, что такая же печальная участь постигла и дивизион реактивных установок залпового огня “Найза”. Потрачена уйма денег из бюджета, сил и нервов инженерно-конструкторского состава, командиров бригад, рот, взводов.

Крепкие технологические связи единого и огромного военно-промышленного комплекса СССР давным-давно разрушены. Горевать поздно, сожалеть – глупо. Более важен скрупулезный анализ происходящего на рынке вооружений и в сфере производства военной техники особенно. Контроль за оборонно-промышленным комплексом и приобретением вооружения за рубежом тоже, скорее всего, нуждается в серьезной корректировке. Бюрократические проволочки и излишняя волокита с оформлением всевозможных разрешительных документов, без которых предприятиям невозможно попасть в реестр и спокойно работать дальше, “убивает отечественный ОПК”. Кстати сказать, за него уже давно несет полную ответственность не министерство обороны, а МИИР во главе с Бейбутом АТАМКУЛОВЫМ.

Торпеды и три корочки хлеба

Министры и чиновники, напрямую отвечающие за предприятия оборонного комплекса страны, меняются так часто, что фамилии их запомнить стало непросто. Не говоря уже о том, чтобы удержать в памяти, что конкретно полезного каждый из них сделал за годы своего правления. Из-за кадровой чехарды, как утверждают военные аналитики и независимые эксперты, “страдает прежде всего оборонка, которая волей-неволей тащит на дно обороноспособность Вооруженных сил и безопасность Казахстана в целом”.

Напомню, Казахстан в свое время являлся глубоким тылом СССР, в котором были сосредоточены не только бесчисленные склады различного военного имущества, но и огромное количество устаревшего вооружения и техники. Все предприятия в основном были ориентированы на текущий и капитальный ремонт и никогда не являлись головными исполнителями военных заказов.

В советское время на территории республики было 37 предприятий оборонного значения. Эти заводы обслуживали боевые машины пехоты, артиллерийские системы, производили стрелковое оружие, оборудование для ВМС, торпеды и донные авиационно-корабельные мины, пусковые установки для тактических ракет, ракетные комплексы береговой обороны, бортовую аппаратуру для крылатых ракет и системы управления подводными лодками. После развала Союза военные заводы в Казахстане останавливались, закрывались, становились банкротами, не выдерживая простоя и оттока квалифицированных кадров за рубеж. Подранками становились. Сложное было время. И все же какая-то часть оборонки выжила.

К примеру, так случилось с Алматинским машиностроительным заводом имени Кирова, который специализировался в основном на выпуске торпед (изделие 53-65 КЭМ). Когда-то их здесь штамповали сотнями для нужд ВМФ СССР. После успешных испытаний на Иссык-Куле их партиями по “секретному фарватеру” ЖД отправляли адресатам – базам подлодок.

Что сталось с этим режимным предприятием теперь?! Поговаривают, “лежит на боку”, переживая один громкий скандал за другим. От некогда огромной территории, на которой располагались производственные цеха, осталась лишь небольшая часть. Буквально кусочек заросшей бурьяном земли, на которой и сохранилась малая часть заводских цехов, где и собирали торпеды. Остальное было поделено между влиятельными персонами и давным-давно продано. Там выросли торгово-развлекательные центры и другие заведения, не имеющие к отечественной оборонке абсолютно никакого отношения.

Оставшиеся на заводе работники в связи с отсутствием заказов на изделия зарплату получали с перебоями. Вместо полноценного обеда в местной столовой довольствовались 3 корочками хлеба да квасом. Был там когда-то, готовил репортажи, поэтому знаю, что там и как на самом деле. Станки на заводе старые, еще трофейные. Из Германии их вывезли после Победы. Не завод – сплошной музейный экспонат. И тем не менее он работает до сих пор! С 1942 года! Контракты не очень большие, но всё же имеются. Это позволяет оставаться на плаву.

 

Кадровая чехарда осложняет обстановку

Напомню, чтобы оживить и поднять оборонку с колен, постановлением правительства РК от 13 марта 2003 года № 244 было создано Акционерное общество “Национальная компания “Казахстан инжиниринг” (Kazakhstan Engineering)”. В его состав вошли порядка
20 предприятий оборонной промышленности и военные заводы министерства обороны. В октябре 2006 года государственный пакет акций компании был передан в оплату уставного капитала АО “Холдинг “Самрук”. Еще через 3 года этот пакет акций был передан в доверительное управление министерству индустрии и торговли РК, а дальше – в доверительное управление министерству обороны, которое в то время возглавлял Адильбек Джаксыбеков. Громких скандалов вокруг АО “Семей Инжиниринг” в его бытность было больше чем предостаточно. На завод по ремонту бронетанковой техники поставлялась контрафактная продукция. Детали, закупленные за баснословные деньги, ржавели в цехах, но их всё равно пытались устанавливать на боевую технику. Бардака хватало.

В 2014 году пакет акций компании передали в доверительное управление министерству оборонной и аэрокосмической промышленности, затем – в государственную собственность, правами владения и пользования которым наделено министерство цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности РК. А недавно “Kazakhstan Engineering” перешел под эгиду министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР).

В результате этого “футбола” из одного министерства в другое АО теряло и своих руководителей, и генеральных директоров входящих в это общество заводов. Каждый начальник, как говорится, брал на себя столько самоуправства, сколько мог унести. ОПК превращался в самую настоящую обузу для государства. Вспомнить хотя бы громкий коррупционный скандал 2017 года, когда экс-зампредседателя АО “НК “Казахстан инжиниринг” Канат Султанбеков был признан виновным в получении миллиардных взяток и приговорен к 10 годам колонии. Правда, в феврале 2018 года Военный суд заменил ему лишение свободы штрафом в размере 2,1 миллиарда тенге. Почти миллиард Канат Султанбеков выплатил в казну в декабре 2017 года и 1,2 миллиарда тенге – за 2 дня в феврале 2018 года. Выкрутился, короче. Смог откупиться? Но откуда такие деньжищи у чиновника?

Куаныш Бишимов тоже недолго продержался в кресле первого руководителя АО “НК “Казахстан инжиниринг” и был освобожден от должности “в связи с переходом на другую работу”.

Сейчас решением совета директоров АО “НК “Казахстан инжиниринг” председателем правления назначен Адильбек САРСЕМБАЕВ. До назначения он был акимом района “Алматы” в Нур-Султане. Поговаривают, что с переходом под эгиду МИИР это акционерное общество окончательно “утратило былое влияние” и еле-еле сводит концы с концами. И менеджмент у него провальный. Как говорится, хотели как лучше, а получилось – как всегда. Очевидно, что проблем у ОПК в связи со сменой главного куратора не стало меньше, наоборот, они возросли в геометрической прогрессии.

Новый сценарий военных противостояний

Пока наша оборонка встает с колен, Европа продолжает более чем успешно проводить усиленную интеграцию интеллекта, людских ресурсов, а также практически всех кластеров, определяющих технологические процессы и позволяющих обладать современными технологиями, в том числе и в военной области. В итоге западные страны не только совершили военно-технологический прорыв, но и, как следствие, определили совершенно новые сценарии военных противостояний, а значит, и новые способы ведения войны.

Что в такой ситуации необходимо предпринимать отечественному ОПК кроме ремонтных функций, для которых, собственно говоря, и создавался военный комплекс на территории нашей республики во времена СССР? И предпринимать как можно скорее.

Как военный обозреватель “КАРАВАНА” и полковник запаса, думаю, что, конечно же, надо стремиться форсировать ликвидацию бреши технологического отставания и заполнить ее такими направлениями, как создание систем искусственного интеллекта и роботизация всей боевой техники. Надо научиться строить собственные военные роботизированные беспилотные системы с применением кибер- и космических технологий. Это так называемые смарт-беспилотники, смарт-дроны. Вместе с ними необходимо усовершенствовать оперативное развертывание каналов подводной, наземной, воздушной, космической связи с необходимой пропускной способностью, скоростью передачи данных и уровнем защищенности.

 

На что сейчас способна наша оборонка?

“КАРАВАН” задался этим непростым вопросом, пытаясь заглянуть в святая святых – военный завод по производству стрелкового вооружения. Глава МИИР утверждал в одном из своих недавних интервью, что “наши стрелковые изделия вошли в пятерку лучших (!) изделий мирового уровня”. Подчеркиваю, вошли в лучшую пятерку. Так г-н Атамкулов хвалил пулеметы вертолетные и пулеметы танковые. Те, кто служил в армии, хорошо знают, что такое крупнокалиберный пулемет “Утес” и какой урон он наносит живой силе противника. Потому очень интересно было посмотреть на производство своими глазами и вам рассказать. Но с первого раза не получилось осуществить эту задумку. Нельзя, оказывается, там бывать гражданским лицам без соответствующего разрешения компетентного органа. На других военных заводах такая же картина: без спецпропуска КНБ за ворота режимного предприятия – ни ногой.

Но чем же чем еще славится отечественная оборонка? В своем докладе Бейбут Атамкулов “засветил” несколько объектов повышенного внимания. К примеру, по его словам, АО “Тыныс” может поставлять средства индивидуальной защиты (бронежилеты) и дорогостоящие ИВЛ; ТОО “Казахстан Аселсан Инжиниринг” – переносные, мобильные и стационарные радиостанции; АО “Западно-Казахстанская машиностроительная компания” – универсальное опорно-поворотное устройство, позволяющее устанавливать вооружение на автомобили повышенной проходимости; ТОО “Алма ДК” – нелетальное оружие.

Огромный интерес (опять же, по мнению министра) вызывает Алматинское СКБ “Алатау”, которое само проектирует (!) и производит аппаратуру для модернизации торпед Алматинского завода им. Кирова. Точнее, изготавливает “АСАКС-НВ” – “цифровое интеллектуальное устройство автоматического наведения носителя на цель по его кильватерному следу”. Благодаря этому интеллектуальному аппарату неконтактный подрыв заряда происходит именно под корпусом цели, а не где-то в стороне от нее или вообще на поверхности. На этом предприятии производится еще много чего интересного и необычного, включая защищенные средства связи под названием “Калкан”, “Салдыр”, “Сытыр” и аппарат “БУР”…

“КАРАВАН” ждет разрешения на посещение производственных цехов СКБ “Алатау”. Надеюсь, будет о чем рассказать в следующих выпусках нашей газеты.

Пока верстался номер, стало известно, что на имя вице-министра МИИР генерал-лейтенанта Талгата ЖАНЖУМЕНОВА из Москвы пришел документ, подписанный представителем Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Российской Федерации. В нем В. Леонтьев предлагает рассмотреть проект Соглашения об организации ремонта, модернизации и технического обслуживания российского (советского) вооружения и военной техники на территории РК, согласно которому “Казахстанская Сторона” должна в обязательном порядке (!), да еще в письменном виде “информировать Российскую Сторону” абсолютно обо всех своих намерениях, касающихся ремонта военной техники, ее модернизации или приобретения.

При этом в одной из статей этого довольно странного Соглашения значится, что “сертификацию казахстанских предприятий на проведение ремонта, модернизации и технического обслуживания вооружения и военной техники, а также сотрудничество в области организации ремонта, модернизации и технического обслуживания ВВТ в интересах третьих стран (!) будет осуществлять непременно уполномоченная организация Российской Федерации. Соответственно, и деньги за выполненный фронт работ будут считать и получать тоже россияне. Но как это может быть возможно, господа?! Опять нам навязывается тотальный контроль со стороны северного соседа? Но зачем? А главное, кто выиграет, по большому счету, от всего этого странного действа? Опять кучка каких-то избранных чиновников с той и с другой стороны? Очевидно, что выдать или НЕ выдать сертификат военным предприятиям, будут решать также избранные лица, к тому же иностранные. А это ох как чревато для Казахстана. Отечественный ОПК снова в опасности?!

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи