Опубликовано: 4300

У нас не цены высокие, а люди бедные: продукты в Казахстане продолжат дорожать

У нас не цены высокие, а люди бедные: продукты в Казахстане продолжат дорожать Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Правительство Казахстана ищет методы снижения цен на продукты питания. Или хотя бы как остановить их рост. Но способны ли чиновники сделать это? В октябре Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ признал, что “резкое повышение цен – это следствие системных вопросов. Нам нужно системное решение проблемы”.

“КАРАВАН” спросил у экспертов, в чем они видят проблемы агропромышленного комплекса Казахстана. Мы задали 4 разным специалистам 4 вопроса:

1. Сможет ли правительство РК справиться с ростом цен?

2. Что бы вы рекомендовали сделать министрам сельского хозяйства, экономики и торговли, как эксперт в своей сфере?

3. Будет ли повторяться такой рост цен на продовольствие в будущем? Почему?

4. Что необходимо сделать, чтобы минимизировать эти риски?

Андрей ЧЕБОТАРЕВ, аналитик международной инвестиционной компании “EXANTE”:

1. Не сможет. Потому что никогда ни у кого в мире такого не получалось. Желание сдерживать цены проверено очень многими странами. Люди более старшего возраста могут вспомнить перестройку. Одной из ключевых ее проблем было то, что СССР так и не смог отказаться от контроля цен. Поэтому все реформы ни к чему не привели. В итоге получили гиперинфляцию. Но, если бы в начале перестройки цены отпустили, либо СССР вполне мог бы продержаться дольше, либо шок от перестройки и перехода к капитализму был бы не таким болезненным.

Максимум, что можно сделать – это сжать пружину, передержать ее какое-то время, но потом всё равно ее придется отпустить. Почему? Казахстан находится в заложниках у всего мира. Весь мир находится в такой же ситуации, и Казахстан не исключение. Но мы в более проигрышном положении, так как импортируем продовольствие. Мы не обеспечиваем себя сами. У нас нет продуктовой безопасности. Мы не можем обеспечить свои потребности своими силами. В мире неурожай очень многих культур. В мире топливный кризис. Поэтому мировой индекс продовольствия с начала года прибавил 32 процента. Кстати, у нас нет такого подорожания, пока нет.

2. Правительству надо признать, что сдерживание цен не сработает. Поэтому надо сосредоточиться на располагаемых инструментах. У министра торговли это стабфонды, которые должны работать, а не так, как было в прошлом году. Он всегда кивает на то, что стабфонды находятся в ведении акиматов.

Но, может быть, стоит их забрать, раз акиматы не справляются. Стабфонды – это хороший инструмент. Он не способен удержать цены, когда растет всё, но он может пересилить ажиотажный спрос в моменте.

Для министра сельского хозяйства у меня радикальный совет: признайте, что мы не сельскохозяйственная страна, и перестаньте вбухивать в село кучу субсидий. Но на такое наше правительство не пойдет, поэтому можно хотя бы сконцентрироваться на единичных культурах. Не надо быть первыми во всем. Обратите внимание на выращивание картофеля, например. Он поможет обеспечить нашу продовольственную безопасность. Есть план строительства оптово-логистических центров, которые вот-вот должны быть построены.

Главное условие успешной борьбы с ценами – это снижать импортозависимость и свободный рынок без искусственного сдерживания цен. Пока мы это сделать не можем. Мы не в состоянии открыть махом, допустим, 250 фирм, которые производили бы все нужные нам продукты питания. Поэтому это выглядит утопически.

3. Рост цен будет. Мы живем в посткоронакризисный период, и каждый думает только о себе. Именно поэтому соседи нам не помогут. Поэтому мы остались без картошки в мае. Помните, министр ездил в турне, но привез всё, но только не картофель.

4. Борьба с ценами – это борьба за рост доходов. Тогда у нас будет хоть какое-то продвижение.

Алмасбек САДЫРБАЕВ, председатель ассоциации животноводов “Шопан Ата”:

1. Не сможет. Кабмин Аскара Мамина уже прошел тот рубикон, когда он мог что-то исправить еще летом. Несколько регионов абсолютно не готовы к зиме по скоту. Зерно всё выкуплено братьями узбеками, а наша безграмотная политика по защите внутреннего рынка зерна, муки и кормов для животных, несмотря на прямое поручение Президента, провалена. Тому свидетельством – ситуация с зерном. Надо было вводить экспортную пошлину. Надо было сдерживать цены, часть зерна оставить в стране, поддержать отечественную переработку. Этого сделано не было. Минсельхоз ищет виноватых? Как узбекский патриотизм бьет казахстанскую жадность

2. Надо вводить экспортную таможенную пошлину на зерно. Это позволит сдержать цены на продукты, производные от хлеба.

3. На западе и в Туркестанской области мы ожидаем падеж скота. Недавно было двухдневное похолодание, и из Мангистауской области мне звонили фермеры, телефон разрывался: “Алмасбек, помоги!” А что я могу сделать? Хотя по поручению Президента туда выделили колоссальное количество средств. В одну Мангистаускую область выделено 9 миллиардов тенге. И где результат? Эти деньги были использованы абсолютно нецелесообразно. Животные продолжают умирать. Более-менее нормальная ситуация в Атырауской области. В ЗКО абсолютно халатное отношение. Несмотря на то что в 2 районах ввели режим ЧС, акиматы так ничего и не решили. Средства не выделили, и фермеры там негодуют.

В стране подорожали корма. И дальше они будут дорожать. Я раньше говорил, что цена на мясо может подскочить до 4 тысяч тенге, но надо мной смеялись. Сейчас это уже не за горами. Да, границы открыты, мы сможем импортировать мясо. Но какого качества оно будет? К нам завозят коровняк из России и Беларуси – мясо коров с молочно-товарных ферм, из которых уже выжали все соки, и они не могут давать молока. Вообще, это считается ветеринарным отходом.

4. Цены всегда будут расти, пока в правительстве будут работать непрофессионалы.

Константин НЕВЗОРОВ, президент ОЮЛ “Ассоциация “Масложировой союз Казахстана”:

1. Товар всегда будет продаваться там, где за него готовы платить рыночную цену. Соответственно, сдерживание цен нерыночными механизмами, к сожалению, может привести к дефициту на рынке, ажиотажу и повышению цен.

Цена на подсолнечное масло зависит от цен на подсолнечник и сырое масло, которые привязаны к валюте. Резкое увеличение спроса на все масла вызвало скачок цен в 2 раза. Отдельно стоит отметить высокую долю импорта масла и сырья для его производства.

2. Внутренние потребности Казахстана в подсолнечном масле составляют 340 тысяч тонн в год. Сырье для производства этого объема должно оставаться внутри страны для обеспечения продовольственной безопасности. Если государство хочет цену ниже рыночной, разницу придется компенсировать на одном или на всех этапах производства.

3. К сожалению, мы, как отдельно взятое государство, производим всего 900 тысяч тонн семян подсолнечника и не можем влиять на мировые цены, где присутствуют такие экспортеры, как Россия и Украина. Вместе они производят около 40 миллионов тонн подсолнечника. Соответственно, тенденции рыночных цен формируются за рубежом.

4. Системным решением вопроса мы видим фиксирование торговых наценок в рознице в денежном выражении для более четкого мониторинга, ускорение разработки программы прямой адресной социальной помощи нуждающимся, принятие условий создания общих товарных рынков в рамках ЕАЭС по импортозависимым продуктам. Это позволит контролировать экспорт сырья и готовой продукции, введет солидарные обязательства для производителей по всей цепочке производства – от поля до полки.

Евгений КАРАБАНОВ, представитель Зернового союза Казахстана:

1. Цены на продукты питания растут во всем мире. Первый фактор – это нарушение цепочек поставок. Второй – резкий рост цен на ресурсы и издержки. Третий фактор – локальные неурожаи ведущих производителей. В том числе и в Казахстане. Каждая страна по-разному решает эти проблемы. Набор мер у нашего правительства достаточно ограничен. Но, как оказывается, мы несильно отличаемся от той же России по уровню инфляции. Я думаю, что нам удастся если не удержать цены, то, по крайней мере, удержать их резкий рост.

2. Инфляция в Казахстане составила 8,9 процента. При этом дизтопливо выросло на 16 процентов. Почему мы их не держим? Какая засуха случилась у нефтяников? Министр энергетики говорит, что нам надо гармонизировать цены с Россией. Хорошо, но давайте гармонизировать цены на продукты питания, заработную плату. Пенсии и пособия. Это же детский лепет. Мы пытаемся удержаться за кончик цепочки и не видим, как вообще формируются цены на продукты питания. Меня такие заявления возмущают до глубины души. У нас работают лебедь, рак и щука, и каждый тянет в свою сторону. Это явный признак олигархичности нашего нефтяного бизнеса. Трогать там никого нельзя, а фермеров, значит, можно прессовать?

3. Весной начнется посевная кампания. И когда фермер увидит стоимость всего, он задумается, а не бросить ли мне это дело? Даже нынешние цены не позволяют использовать удобрения, оптимальные агротехнологии, обновлять технику. Мы увидим упрощение агрокультуры и большую подверженность климатическим изменениям, снижение урожайности.

4. Чтобы избегать таких ситуаций в будущем, надо больше использовать форвардные контракты. То есть давать крестьянам деньги весной, когда они больше всего в них нуждаются, под урожай осенью. По большому счету, у нас не продукты дорогие, а население бедное. Надо поднимать жизненный уровень наших людей. В этом я вижу основную проблему.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Нурстанец 7 ноября

Комментарий удален