Опубликовано: 10800

Министерство торговли грозит устроить дефицит продуктов питания в Казахстане

Министерство торговли грозит устроить дефицит продуктов питания в Казахстане Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Неуклюжая стабилизация цен может заставить торговлю отказаться торговать.

Розничная торговля показывает признаки стагнации. В январе – феврале 2021-го ее объем составил 1 601,2 миллиарда тенге, или на 3 процента меньше, чем в прошлом году. Это притом что цены растут. Инфляция за февраль 2021 года составила 0,7 процента. За год – февраль 2020 года к февралю 2021 года – 7,4 процента.

Обычный локомотив инфляции – продукты питания. Растут цены на картофель, сахар, фрукты, муку, хлеб, чай, мясо курицы, крупы, жиры, молочку. Лидеры, по официальным данным: овощи свежие – рост 4,4 процента, яйца – 3,6 процента, масло подсолнечное – 2,3 процента. Бороться с ценами министерство торговли и интеграции предлагает административными, а не рыночными методами.

Отчеты, бюджеты, ведется работа, сроки

– Министерство торговли ведет общую координацию по стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары. Законодательно у нас введено регулирование только по ним. По остальным товарам цены определяются субъектами самостоятельно. Всего 19 наименований, – рассказал “КАРАВАНУ” руководитель управления анализа цен на социально значимые товары департамента внутренней торговли министерства торговли и интеграции Рашид ДЖУРАБЕКОВ. – Но здесь нужно подходить со стороны производства. Без внутреннего производства невозможно насытить рынок. Соответственно, это работа МСХ по обеспечению продовольственной безопасности страны. Они ведут работу по насыщению рынка. Местные исполнительные органы реализуют торговую политику. Предоставление льготных займов и формирование стабилизационных фондов в регионах. Также они проводят ежегодные сельхозярмарки, договариваются с производителями и оптовыми реализаторами о сдерживании цен и фиксации на определенный период. Мы, в свою очередь, мониторим цены и осуществляем общую координацию.

– Наиболее эффективной мерой является оборотная схема, – продолжает Рашид Джурабеков. – Это предоставление бизнесу льготных займов по сдерживанию цены на социально значимые товары на срок до года. В Алматы выделено по этой схеме более 77 миллиардов тенге. За счет местного бюджета. Почти беспроцентные кредиты по ставке 0,1%. В Нур-Султане по такой схеме работают крупные магазины: “Акжол”, “Аян”, “Магнум”.

Третья мера – повышение эффективности стабилизационных фондов при региональных СПК. Но сейчас это сделать почти невозможно.

Бурный рост цен начался осенью, когда бюджеты стабфондов были уже утверждены. Поэтому придется ждать лета.

На лето также откладывается запуск проекта МСХ “От поля до прилавка”. В проекте участвуют 3 области – Алматинская, Жамбылская и Туркестанская. Им из резерва правительства выделено по 1 миллиарду тенге на условиях возврата. Эти деньги будут переданы сельхозпредприятиям для производства продуктов питания по сниженным на 15–20 процентов ценам по форвардным договорам.

– С 1 июля МСХ с НПП “Атамекен” должны запустить полноценную цепочку, – заверил руководитель управления. – Надеемся, что МСХ реализует проект в срок.

Лучше кормить крупную собаку

Всё это замечательные проекты, которые презентовал еще министр торговли и интеграции Бахыт Султанов. Если не вспомнить пару моментов.

По условиям проекта оборотной схемы для торговли деньги должны быть гарантированно возвращены в бюджет. Это значит – у магазина должен быть или залог, или доверенность от банка. Что для небольших магазинов типа “У дома” проблематично. Значит, они уже поставлены в неравные условия с крупными конкурентами. В Алматы уже закрылись несколько таких магазинов, так как они не могут торговать – оптовые цены выше предельных, установленных совместным приказом минторговли и минэкономики. Это уже создает условия для доминирования и монополизации рынка розничной торговли.

СПК не спасут ситуацию. Даже в будущем. Два года назад МСХ само призналось “КАРАВАНУ”, что стабилизационные фонды могут закупить 2, от силы 4 процента от объема потребления регионов. На такие вещи у акиматов нет денег.

С проектом “От поля до прилавка” опять возникает условие возврата средств и то, что деньгами распоряжаются акиматы. Кто станет участником проекта? Снова крупные хозяйства. Вспомним, южные регионы, это море мелких предприя-тий, крестьянских и фермерских. Значит, ситуация повторяется: бюджетные кредиты под смешные проценты получают крупные игроки. Мелкие и средние – снова за бортом. А это уже поле для нечестной конкуренции: во время кризиса вопрос состоит не в том, сколько прибыли получит хозяйство, а сможет оно выжить или нет.

Крупный бизнес государство поддерживает, потому что так удобнее работать чиновникам.

Мелочь? Да она и так выживет. При этом страну кормит не крупный предприниматель, а как раз фермер. Их много, но они незаметны. Разрушение их производственных цепочек будет грозить настоящим дефицитом продовольствия.

Черный рынок и пустые полки

– Министерству торговли надо учиться у минздрава, который уже получил ответную реакцию на свои решения. В декабре 2020 года был издан приказ об ограничении цен для аптек. В результате часть совершенно обычных лекарств пропала из продажи, – напомнил “КАРАВАНУ” финансовый аналитик Андрей ЧЕБОТАРЕВ. – Например, кардиомагнил. Совершенно ординарное лекарство для разжижения крови. В столице этот препарат есть только в одной аптеке. В Алматы – в 12. Аптекари говорят, что розничная цена установлена чуть ниже закупочной, поэтому его невыгодно закупать. Это очень показательный кейс. Попытка бездумной регуляции цены приводит ровно к 2 вещам: к дефициту и черному рынку этих товаров. Мы это уже проходили 30 лет назад. Бес аппетита: рынок продовольствия в Казахстане поделили “едовые кланы”

Государство может сдерживать цены. Но в условиях государственной экономики и если оно само производит эти товары и услуги. Если государство не производит товары и пытается регулировать цены, получится вариант позднего СССР: черный рынок и пустые полки. А дальше начинается спекуляция.

– Я знаю случаи, когда разные мобильные группы ходят по магазинам и шантажируют предпринимателей: а мы у вас тут видели товар, который вы продаете из-под прилавка и дороже. Это еще одна хорошая схема для развития коррупции, – уверен Андрей Чеботарев. – К сожалению, самый надежный способ – спустить все эти цены. То, что касается разных льготных контрактов для розничных сетей, – тоже достаточно коррупционная схема. И самое главное – нерыночная. И еще: как только договоренности заканчиваются, цены сразу же поднимаются вверх. Вместо плавного постепенного роста будет резкий скачок. На самом деле борьба с ценами – это борьба с ветряными мельницами. Вместо этого надо бороться за повышение оплаты труда и достойную жизнь.

Чего боятся министры?

Скажем прямо, не всем и каждому в нашей стране надо помогать. Если судить по цифрам бюро по статистике, бедных у нас – всего 5 процентов. Многие не верят этим данным и считают, что таких у нас – минимум четверть населения. И это те, чьи доходы меньше 60–70 тысяч на человека. По многим показателям, это и есть порог бедности.

Но остальным помогать зачем? Это 12 миллионов человек, которые могут позволить себе купить хлеб не за 80 тенге (цена на заводской "кирпич" в Алматы), а за 150. Это те, кто выбирает товар по качеству. Согласитесь, не все берут в супермаркете самый дешевый рис. Значит, деньги есть! Это и те, кто может позволить себе отдохнуть в кафе-ресторане или заказать доставку ужина (суши-пиццы-стейки) домой. Судя по бурному росту сервиса доставки, таких семей очень много. По крайней мере, в городах и их пригородах.

Надо включать другие механизмы социальной помощи. Делать адресные выплаты. Закупать продукты питания по спискам.

Может быть, вернуться к системе талонов. Это очень эффективная система распределения продуктов питания в кризис.

Но мы же знаем, что этого не будет. Талоны – это кричащий символ социальных потрясений. Символ кризиса. Это слово боятся произносить наши министры. Иначе придется оправдываться.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи