Опубликовано: 7700

Чиновники опять твердо вознамерились победить перекупщиков и высокие цены на еду одним махом

Чиновники опять твердо вознамерились победить перекупщиков и высокие цены на еду одним махом Фото - Тахир САСЫКОВ

Вот только не обернется ли идея в очередной раз огромными тратами при минимальной выгоде?

Оптом – дороже?

Разговоры о том, что Казахстану нужны оптово-распределительные центры, ведутся давно. Даже в Закон “О внутренней торговле” пару лет назад определение “оптово-распределительный центр” собирались внести. Не внесли до сих пор. И, как уверен президент Союза картофелеводов и овощеводов Кайрат БИСЕТАЕВ, на то есть веские причины:

– Я много раз на разных площадках настаивал на том, чтобы нас, производителей, дистрибьюторов импортной продукции, розницу, представителей акимата собрали за одним столом, и мы все вместе определили, что такое ОРЦ. Потому что сейчас у всех видение этих центров абсолютно разное. Но до сих пор такой встречи не было! – уверяет он.

Министерство торговли вроде бы и спрашивает мнение фермеров и отраслевых ассоциаций, но это не открытая дискуссия, в которой каждый слышит и видит друг друга, а сбор предложений.

Пару лет назад было несколько таких “круглых столов” на площадке Нацпалаты “Атамекен”, но ни к каким конкретным выводам по итогам тех обсуждений не пришли. Во всяком случае, так казалось самим фермерам.

Но на прошлой неделе министр торговли и интеграции РК Бахыт СУЛТАНОВ презентовал на заседании правительства проект по строительству 24 оптово-распределительных центров общей стоимостью 237,5 миллиарда тенге.

– Во-первых, эта товаропроводящая система обеспечит, наконец, страну современными складскими помещениями для круглогодичного хранения сезонных овощей и фруктов. Сейчас действующих мощностей овощехранилищ хватает максимум на треть от всего объема производства овощей и картофеля. Дефицит по стране составляет порядка 70 процентов, а в некоторых регионах эта цифра достигает 90 процентов. Как результат, вместо потребления собственной картошки и даже экспорта мы вынуждены завозить ее для покрытия сезонного дефицита.

Ни на одном из действующих рынков страны нет современных температурных складов, кросс-доков, позволяющих оперативно разгружать товары. И ни один рынок не встроен в информационные системы по отслеживанию товаропотоков.

Во-вторых, за счет свободного и равного доступа к инфраструктуре ОРЦ широкого круга резидентов и клиентов сети будет обеспечена конкуренция в хранении, торговле и распределении. Причем ОРЦ не будут закупать и потом реализовывать товары. Задача ОРЦ – предоставлять площади и помещения и оказывать сопутствующие услуги (консалтинг, IT, логистика) по желанию бизнеса. Именно так функционируют ведущие мировые системы, опыт которых мы берем за основу, – расписывал плюсы пока еще не построенных центров Бахыт Султанов.

Как акиматы на рынок выходят

В это время у многих, кто интересуется ценами на казахстанских рынках, мог возникнуть эффект дежавю: аналогично обосновывали создание стабфондов социально-предпринимательские корпорации, а потом и торгово-логистических центров заинтересованные частные компании.

Торгово-логистические центры, кстати, до сих пор функционируют в некоторых городах. На их складах, к примеру, размещают свою продукцию крупные торговые сети и акимат. В начале апреля на такой объект в Нур-Султане приезжал Президент РК Касым-Жомарт ТОКАЕВ и говорил о том, как важно обеспечить в стране продовольственную безопасность.

Что стало с овощехранилищами, построенными социально-предпринимательскими корпорациями, – уже и неизвестно.

Предполагалось, что СПК будут закупать картошку и морковку у фермеров осенью, хранить у себя, а потом весной, когда цены на базарах растут, выставлять их на продажу в своих магазинах, чтобы и социально уязвимые слои населения поддержать, и аппетиты базарских немного сбить.

Но потом выяснилось, что овощехранилищ СПК недостаточно для того, чтобы они могли снабдить продуктами весь город. Да и хранение, как уверяли чиновники, весьма затратное удовольствие: тут тебе и оплата коммуналки, и кредитные обязательства, и порча товара. Вот и получалось, что овощи, которые должны были остаться дешевыми, потому что СПК закупали их осенью у фермеров с полей, к марту стоили едва ли не дороже импортных, представленных на базаре.

В общем, стабфонд теперь нужен больше не для того, чтобы цены снижать, а для того, чтобы в случае дефицита было что на прилавки выложить.

А ведь потрачено в свое время на него было тоже немало. Глава фермеров Казахстана признался, какой урожай ждать в условиях пандемии и почем это выйдет для потребителя

И где гарантия, что новый проект не повторит опыт старого? Как уверен директор ТОО “Dala Fruit” Болатбек АЛИЕВ, вопросов по оптово-распределительным центрам пока гораздо больше, чем ответов.

– Кто дальше будет содержать эти огроменные площади и за счет кого? Снова понадобятся субсидии, выделяемые через акиматы скрытыми трансфертами из центра? И где этот расчет? Или придумают позже? Получат ли равный доступ к ОРЦ все, особенно малый и средний бизнес? – перечисляет он лишь малую их часть.

У самого Алиева – крупная компания с отлаженной логистикой и собственными площадями хранения. И зачем ему идти в ОРЦ, он тоже не понимает.

– Потратив 237 миллиардов только на строительство ОРЦ, сколько потом запросят на их содержание и оплату посредникам, чтобы склады заработали? И вообще, кто даст гарантию, что груз или товар не испортится при нарушении агротехнических мероприятий или в условиях неправильного хранения? Страховые компании? Тоже допрасходы, – перечисляет он слабые места проекта минторговли.

“Брат, огурцы 10-сантиметровые нужны?”

Между тем все, кто занимается продажей овощей и прочей снеди, понимают, что в казахстанских базарно-рыночных отношениях надо что-то менять.

– Свято место пусто не бывает. Функции оптово-распределительных центров сегодня выполняют базары. Например, “Шарын” в Нур-Султане или “Алтын Орда” в Алматы. Но там всё непрозрачно! Они работают с камазистами, которые приезжают к нам на поля, налом дают какую-то цену – и уезжают. Куда он поехал – я не знаю. И через сколько рук пройдет та картошка, пока доедет от меня до магазинчика возле вашего дома, – тоже не знаю. Но могу сказать, что цены, по которым она покупается у нас и продается вам, – совершенно разные.

Мы до сих пор торгуем по ценам пятилетней давности. Например, урожай 2018 года продали в Узбекистан по 35 тенге за килограмм картофеля.

Вы такую цену в магазине когда видели в последний раз? И, самое главное, все эти перекупщики – это серая зона рынка. И именно для ее ликвидации, на мой взгляд, нужны ОРЦ, – говорит Кайрат Бисетаев.

Но, как уверен картофелевод, суммы для этого нужны гораздо меньшие, чем озвучило минторговли.

– У ОРЦ не должно быть огромных складов, они не должны ничего хранить! Это должны быть именно перевалочные пункты, с четкой и открытой бухгалтерией и правилами игры. Например, акимат города Нур-Султана говорит: нам нужно в год столько-то картошки, ежедневное потребление – столько-то, и мы готовы платить за нее такую-то цену. И уже мы, через ассоциацию, обязуемся этот ежедневный объем поставлять. Со всеми документами, сертификатами и прочее. То есть мы готовы работать по законтрактованным ценам, если будет гарантия сбыта, – уверяет он.

Но пока, поддерживая концептуально строительство оптово-распределительных центров, выступать за проект профильного министерства ассоциации фермеров не готовы: слишком много неясностей.

Кроме цены им бы хотелось понимать, кто будет управлять этими центрами и как будет достигаться прозрачность деятельности? Какие услуги будут оказывать они и что их будет отличать от действующих базаров?

Как уверяет директор департамента внутренней торговли МТИ РК Меирхан ТОЛЕШОВ, фермеры и пользователи соцсетей не до конца поняли саму идею ОРЦ. Это будут не просто склады или камазисты от государства, это – абсолютно новая и совершенно прозрачная цепочка торговли, в которую будут входить и объекты хранения, и торговля, и распределение.

– Вся цепочка ОРЦ будет оснащена интегрированной автоматизированной информационной системой. В ней будут собираться данные и по хранению, и по учету товаров, включая их объемы и местоположение. На базе системы будет функционировать электронная торговая площадка. И потенциальные покупатели как на внутреннем, так и на внешнем рынке смогут в удаленном режиме видеть объемы, стоимость, качество и сертификацию имеющейся в продаже плодоовощной продукции. То есть фермер, имея запасы на складе, может продать их, не выходя из дома, а покупатель – купить требуемые ему объемы с определенными характеристиками, например, картофель нужного диаметра, – объясняет Меирхан Толешов.

Зачем государству сортировать картошку по размеру – это отдельный вопрос. Но, как уверяют в минторговли, без калибровки на экспорт выйти очень сложно, а уж о крупных зарубежных партнерах можно даже не мечтать.

– В прошлом году была ситуация: большая компания из России искала в Казахстане поставщиков крупной партии томатов. Поставщиков было много. Но россиянам нужны были помидоры определенного диаметра – не больше и не меньше. И найти нужную партию именно таких они не смогли, и, к сожалению, ушли искать продавцов на соседний рынок. Торгпредство РК в России активно работает по вхождению казахстанских экспортеров в российские торговые сети. Например, федеральная торговая сеть “Лента” готова закупать казахстанские овощи. Но только определенных стандартов. Так, кабачки должны быть длиной 160–240 мм, диаметром – строго 80 мм. Огурцы – длиной 100 мм, а в диаметре – 40, лук – диаметром 50–80 мм, – рассказывает Толешов.

Отдельно наш собеседник из минторговли остановился на выгодах для покупателей еды.

– Доступ к торговле, как и делается во всем мире, будет разрешен только оптовым покупателям – юрлицам: магазинам, торговым сетям, общепиту… Но! За счет исключения нескольких звеньев посредников в цепи “производитель – покупатель” и равного доступа всех производителей к современной торговой инфраструктуре снизятся оперативные затраты. Возможность хранения и сокращения потерь увеличит объем на рынке даже в межсезонье до 15 процентов. Причем исключительно за счет товаров внутреннего производства. Всё это снизит цены для конечного покупателя на 30–40 процентов, – уверяет Толешов.

Сбудутся ли планы минторговли – вопрос спорный. И не только потому, что уже есть у страны неудачные опыты по влиянию на рыночные цены, но и потому, что пока неясно, когда эти ОРЦ будут строиться. Проект был презентован в правительстве, теперь его еще предстоит обсудить с депутатами. Возможно, в парламенте уже соберут фермеров за одним столом и позволят сформулировать общую точку зрения на оптовую торговлю в стране.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи