Опубликовано: 3300

Страх потеряли: стоимость обязательной страховки может взлететь уже к концу года

Страх потеряли: стоимость обязательной страховки может взлететь уже к концу года Фото - Тахир САСЫКОВ

Страховщики всеми путями пытаются продавить рост тарифов на автополисы по ОГПО. По мнению экспертов, стоимость обязательной страховки может взлететь уже к концу года.

Пока во всем мире крупнейшие компании делают послабления и выделяют миллионы на поддержку людей в период карантина, наши страховщики думают, похоже, только о своих доходах…

Битый небитого везет!

Информация о том, что агентство по регулированию финансового рынка намерено пересчитать тарифы по ОГПО ВТС, появилась 19 августа. Ведомство представило концепцию закона, где сказано, что уровень убыточности по этому виду страхования сохраняется на низком уровне. Но! Тариф поднять надо. Об такую “железную” логику можно разбить лоб. Тут же страховщики начали дискутировать на тему, как сложно им живется последние годы. Дескать, количество машин увеличилось. Но ведь и количество премий, которые стали платить автовладельцы, соответственно тоже! Страховщики сетуют, что тариф нужно было поднять уже давно. Цены на страховку не меняли много лет, а инфляция растет, жизнь становится всё дороже. Можно было бы действительно посочувствовать страховщикам, если бы один из бывших сотрудников страховой компании не приоткрыл завесу над системой формирования стоимости страховки. Помимо того, что стоимость ОГПО зависит от типа транспортного средства, территории регистрации автомобиля, возраста и так далее, на размер оплаты влияет МРП, он как раз таки и перекрывает инфляционные риски. Ведь ежегодно МРП увеличивается с учетом инфляции.

– В расчете стоимости полиса МРП используется для расчета базовой страховой премии. Она составляет 1,9 МРП и умножается на все другие коэффициенты, а их 6, – рассказал нам бывший страховой агент Андрей К.

Поэтому говорить о том, что размер страховых премий не рос все эти годы, просто некорректно: полис каждый год становился дороже для автовладельцев.

Так, для примера, за автомобиль с объемом двигателя 2,5 литра 2014 года выпуска водителю с большим стажем и хорошей репутацией в Алматы приходится сегодня выкладывать более 30 тысяч тенге. При этом есть водители, которые вообще не делают аварий. Такие автовладельцы годами платят компаниям, являясь выгодными клиентами. Но и сказать, что водители, которые часто делают аварии, разоряют компании, можно едва ли, ведь страховщики учитывают уровень аварийности, это называется коэффициентом “бонус-малус”.

Сделав 1 аварию, водитель надолго понижает свой класс и платит повышенную стоимость страховки несколько лет.

Как видим, компании подстраховали себя со всех сторон. Но и этого мало: если раньше водители имели возможность оформлять страховой полис на полгода, то сегодня они должны оплачивать страховку на год вперед. Многие в течение этого года продают свои авто. При этом бывает, что сумма страховки остается у компании, ведь обивать пороги, чтобы тебе вернули остаток, решаются не все.

Несмотря на все эти моменты, страховщики давно пытались сделать и без того недешевую страховку дороже. А тут самое “удачное” время – пандемия, кризис, народу деньги на еду бы собрать. Но давайте не будем голословными и посмотрим цифры. Может быть, действительно страховой рынок страны накрывается медным тазом и мы должны все напрячься и скинуться копейкой для поддержки?

Расходы сокращаются, но аппетиты растут

Полистаем документ под названием “Текущее состояние страхового сектора РК” за январь 2020 года.

“Чистая прибыль страхового сектора за 2019 год составила 82 879 миллионов тенге, что на 2,6 процента больше, чем в прошлом году. Объем страховых премий по состоянию на 1 января 2020 года увеличился на 32,1 процента по сравнению с прошлым годом и составил 508 512 миллионов тенге”. Самые “денежные” ниши касаются именно страхования транспорта, так, ОГПО принесло 76 721 миллион тенге с приростом к прошлому году на 26,4 процента. При этом выплаты составили 35 114 миллионов, меньше половины. Впрочем, в прошлые годы бывало и получше, выплаты иногда составляли и треть от собранных денег. По данным Национального банка, например, в 2018 году премии собрали по ОГПО ВТС в размере 49,5 миллиарда тенге, а выплатили 23,5 миллиарда, в 2017 году собрали 47,5 миллиарда, а выплатили 22,7. Может, расходы у них баснословные? Ну там бумажка полиса, например, шариковая ручка, зарплата страховому агенту… На рынке труда страхового направления произошли большие перемены, штаты сотрудников были сокращены во многих компаниях, а оплата некоторым агентам понижена. Так, бонусы агентам сократили на 15 процентов, а некоторые компании их вообще обнулили. Но давайте разберем доходы компаний не голословно, а опираясь на цифры. На сайте ranking.kz был опубликован подробный отчет по доходам страховых компаний.

“Совокупный объем нераспределенного дохода страховых компаний за январь – май 2020 года составил 59,6 миллиарда тенге – на 98,9 процента больше, чем в прошлом году. По этому показателю с большим отрывом от остальных лидирует страховая компания “Евразия”: 23,8 миллиарда тенге – рост более чем в 2 раза по сравнению с прошлым годом. Следом идут страховая компания “Виктория” с объемом 6,2 миллиарда тенге (в 2,2 раза больше, чем годом ранее)”.

Расходы компаний будут сокращаться, ведь с приходом диджитал-страхования экономия становится ощутимой. Карантин стал мощным толчком для развития дистанционных услуг. То есть на горизонте еще больше возможностей увеличивать прибыль, не залезая в карман граждан, не повышая тарифы. Тем более что мы еще долго будем расхлебывать экономические последствия пандемии, и у граждан на счету каждая копейка. Страховщики могут сказать в ответ, что им тоже несладко живется в пандемию. Но коснулся ли ковид-кризис их бизнеса и насколько?

Невыделенные миллионы на поддержку

На самом деле ковид-пандемия стала серьезным испытанием для страхового рынка во многих странах. Но в Казахстане всё не так трагично. В силу специфики наши страховые компании не пострадали так сильно, как их зарубежные коллеги. Где, например, сегмент страхования жизни очень велик, в той же Великобритании.

У нас на рынке всего 8 компаний занимаются страхованием жизни из 28 официально существующих. Страхование бизнеса в стране – вообще услуга до сих пор экзотическая.

И даже медицинская страховка не стала разорением – ведь ковид у нас лечили в специализированных стационарах за счет бюджетных средств. Поэтому плач Ярославны о том, как тяжело живется, всё пропало, наши страховщики подхватить не смогут. Впрочем, даже в тех странах, где страховой рынок тряхнуло как следует, крупные компании нашли резервы не только не нагружать граждан новыми платежами и тарифами, но и изыскали средства помогать стране в борьбе с пандемией.

По сообщению Федерации французских страховщиков, для поддержки клиентов члены федерации пошли на “исключительные” меры. В официальном коммюнике 23 марта французские страховщики обязались внести до 200 миллионов евро в фонд солидарности, созданный государством для поддержки предприятий и незащищенных слоев населения в период кризиса. Что касается граждан, лишившихся работы из-за карантина, страховые компании обязались выплачивать пособия наиболее уязвимым категориям граждан (беременным женщинам и людям с хроническими заболеваниями) в течение 21 дня (в дополнение к государственному пособию), хотя это не предусмотрено договорами страхования. Помимо вышеуказанного, страховые компании потратили десятки миллионов евро на медицинские исследования, оказывают бесплатную психологическую и юридическую помощь гражданам.  Страхование от COVID-19: сколько получат заболевшие

“В целом, если все эти меры будут реализованы, последствия кризиса для страховщиков будут стоить более 3 миллиардов евро”, – говорится в сообщении Федерации французских страховщиков.

Страховой сектор Италии, одной из наиболее пострадавших из-за пандемии стран Евросоюза, также принял ряд экстренных мер, направленных на поддержку наиболее пострадавших граждан и отраслей экономики.

Крупнейший страховщик Италии и Европы “Generali” создал Международный чрезвычайный фонд для борьбы с COVID-19 в размере до 100 миллионов евро, из которых 30 миллионов евро будет использовано для помощи Италии.

Что же делают наши страховщики в борьбе с экономическими последствиями пандемии? Как оказалось, активно просят дать им возможность поднять тарифы по обязательному страхованию…

Мажилисмен Айкын КОНУРОВ: Нет – росту тарифов!

– В то время, когда достаточно сложная ситуация в стране требует сплочения государства, бизнеса и простых граждан для преодоления последствий режима ЧП, карантина, локдауна, некоторые изворотливые и бессовестные, не поворачивается язык назвать их предпринимателями, потому что предпринимательство – это тяжкий труд, пытаются ловить рыбку в мутной воде. Мне, как депутату парламента и просто гражданину, абсолютно не понятна логика необходимости повышения тарифов по ОГПО. Было бы правильным для инициаторов – создать проект по обсуждению в обществе своей инициативы по повышению тарифов, представить все экономические выкладки, попытаться доказать свою точку зрения. Люди у нас умные, пытливые и адекватные. Если страховой бизнес стоит у края пропасти, понятно, что надо идти навстречу, потому что без страховки ОГПО, к удобству которой многие уже привыкли, конечно же, нельзя!

А если же кто-то хочет просто поднять маржинальность этого вида бизнеса, можно посоветовать повышать эффективность, снижать издержки, давить на государство с целью улучшения дорожной инфраструктуры, организации дорожного движения.

Ответственно могу заявить, что в новой сессии парламента мы будем поднимать этот социально значимый вопрос, и пока мы детально не разберемся, будем препятствовать поднятию тарифов. Очень надеюсь, что наши депутаты-коллеги по другим партиям, средства массовой информации, лидеры общественного мнения поддержат инициативу общественного контроля над тарифами. Ведь кроме “страховщиков” намерены поднимать тарифы и некоторые монополисты.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи