Опубликовано: 880

Смотрим на соседей и делаем выводы: чему нас должны научить уроки Беларуси и Кыргызстана

Смотрим на соседей и делаем выводы: чему нас должны научить уроки Беларуси и Кыргызстана Фото - Фото из социальных сетей

Осенний сезон на постсоветском пространстве выдался “урожайным”. Попытка третьей революции в Кыргызстане, подавление митингов в Беларуси, эскалация конфликта между Арменией и Азербайджаном. Что ждет наших соседей в будущем?

Революционный держат шаг

Депутаты парламента Кыргызстана запустили процедуру импичмента президента республики. Хотя кворум не получился, ситуация близка к тому, чтобы Сооронбай Жээнбеков ушел со своей должности.

Данный шаг стал продолжением событий, начавшихся в стране сразу после выборов в Жогорку Кенеш 4 октября. На 120 мест в новом составе парламента претендовали 16 партий, однако прошли лишь 4: “Мекеним Кыргызстан”, “Биримдик”, “Кыргызстан” и “Бутун Кыргызстан”.

5 октября в стране вспыхнули массовые протесты несогласных с итогами выборов, произошли столкновения протестующих с милицией, минздрав сообщил о сотнях раненых. На улицах Бишкека сожгли несколько милицейских машин.

Затем демонстранты захватили Белый дом, где находятся парламент и администрация президента. В ночь на 6 октября протестующие освободили из СИЗО ГКНБ бывшего президента страны Алмазбека Атамбаева, позже стало известно об освобождении членов его команды.

Из колонии вызволили бывшего премьер-министра страны Сапара Исакова и экс-депутата Садыра Жапарова. В тот же день, 6 октября, последний стал и.о. премьера. Его кандидатуру выдвинули лидеры некоторых партий, создавшие “Координационный совет по управлению страной”. На экстренном заседании парламента утвердили это назначение, однако часть оппозиционеров не согласилась с этим назначением и создала свой “Народный координационный совет”.

 

Свои посты покинули руководители всех регионов страны, кроме Джалал-Абадской области, местного полпреда поддержали митингующие. Кресла оставили и мэры столицы и южного города Оша.

Причем в Бишкеке новые градоначальники успели смениться дважды: сначала на этот пост пришел самопровозглашенный Жоошбек Коеналиев, а официально врио мэра стал экс-первый вице-мэр города Алмаз Бакетаев.

Генеральным прокурором Кыргызстана себя провозгласили сразу 2 человека. В итоге временно исполняющим обязанности стал Алмамбет Шыкмаматов от партии “Бир Бол”. Назначены и врио глав ГКНБ и МВД, ими стали представители оппозиции. Новым спикером парламента пока является Мыктыбек Абдылдаев.

6 октября ЦИК Кыргызстана признала итоги парламентских выборов недействительными. Президент страны дважды обратился к народу, заявив, что “некоторые политические силы попытались незаконно захватить власть, используя итоги выборов как повод” и призвал не допустить обострения ситуа-ции. 7 октября члены “Народного координационного совета” подписали решение, согласно которому вся государственная власть, включая полномочия президента, правительства и парламента, переходит к нему.

В эти дни фиксируются нападения на различные предприятия КР, в том числе и горнорудные. На фоне волнений активизировались мародеры, громившие офисы, кафе и рестораны в столице. Им противостояли дружинники – гражданские активисты, члены молодежных организаций и волонтеры.

Напомним, с момента обретения независимости в 1991 году власть в Кыргызстане менялась 5 раз. В 2005 и 2010 годах это произошло в ходе “тюльпановой” и “апрельской” революций. Последние события уже окрестили третьей революцией.

Вас предупреждали

Известный общественный деятель Кыргызстана Мусуркул КАБЫЛБЕКОВ прогнозировал происходящие в эти дни события задолго до их начала. Он официально обращался к действующему президенту Кыргызстана, предупреждая, что результаты парламентских выборов могут стать детонатором больших катаклизмов, и просил провести их максимально честно.

Также публицист обратился к одному из крупных игроков политического поля, экс-зампредседателю таможни КР Раиму Матраимову, неформальному лидеру партии “Мекеним Кыргызстан”, и предложил снять партию с выборов, поскольку она действовала нечестными методами.

– Но даже я не ожидал, что власть дойдет до такого беспредела. Она настолько потеряла почву под ногами, что пошла на подкуп голосов, применила форму № 2, по которой избиратель голосует вне места жительства. У каждого есть друг или родственник, которого покупали таким образом, возили туда-сюда.

В ночь с понедельника на вторник до 3 часов в Бишкеке, где я живу, шли бои митингующих с ОМОНом, улицы вспыхивали от взрывов светошумовых ракет, гранат, пускался слезоточивый газ, водометы работали. Но боевое оружие не было применено – генетическая память у власти есть, она знает, какую красную линию нельзя переходить. Поэтому у Жээнбекова есть шансы остаться в стране, а не бежать.

Сейчас нужно легитимизировать власть, которая упала в руки революционеров. Ее должны признать не только на родине, но и соседи, в том числе Казахстан, и мировое сообщество.

Делать прогнозы по дальнейшему развитию сценария я не буду, поскольку задействованы большие силы со стороны оппозиции, разнонаправленные, с разными интересами, политическими установками и идеалами. Если они придут к консенсусу, это продемонстрирует зрелость нашего общества.

У Жээнбекова, думаю, хватит здравого смысла не цепляться за власть и добиться договорного процесса в обмен на какие-то преференции и гарантии.

Я не вижу в происходящем влияния внешних сил, не будет российская, китайская или западная рука отвечать за наших вождей. Всё происходящее вызвано внутренними причинами: тяжелым экономическим положением, усугубленным пандемией, некомпетентностью всех ветвей власти, коррупцией, семейно-клановой кадровой политикой. И мне кажется, что эпоха революций на постсоветском пространстве еще не закончилась, – сказал Мусуркул Кабылбеков.

Непредсказуемый характер

Эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Жумабек САРАБЕКОВ в свою очередь отмечает, что центральная власть у южного соседа полностью утратила контроль над ситуацией:

– Де-юре президент Жээнбеков продолжает осуществлять свои функции в качестве президента, де-факто утратил влияние на политические процессы. Во многих госведомствах появляются самозванцы, которые назначают себя министрами, мэрами. Возникает вопрос – с кем разговаривать, кто сегодня представляет кыргызскую власть?

На этом фоне возникает такой орган, как Координационный совет, в него вошли 6 крупных игроков, в том числе сторонники Атамбаева, Бабанов, политические старожилы. Но есть и группы, которые к ним не присоединились и создали параллельный Координационный совет – народный. Эти органы вызывают большой вопрос с точки зрения легитимности. А вакуум власти приводит к тому, что активизируются мародеры, в регионах происходит захват промышленных предприятий.

Дальше возможны несколько сценариев. Первый, компромиссный, предполагает, что политические силы смогут прийти к консенсусу, и в скором времени появится соглашение о новых выборах и новом правительстве. По второму, негативному, сценарию, начнется противостояние, всё будет решаться силовым путем. В данном контексте можно выделить особенно высокие риски, связанные с ситуацией в Ошском регионе. Мы помним события 2010 года.

Поэтому очень важно, чтобы в Бишкеке скорее установился центральный координирующий орган, который будет сдерживать разные политические силы от самодеятельности. "Когда учился в МГУ во времена СССР, то видел, как кыргызы жестко делились по родам" - политолог о волнениях в Кыргызстане

Оба сценария предполагают участие внешних сил. Речь, прежде всего, о России. Пока Москва открыто не поддерживает ни одну из сторон, рассматривает ситуацию как внутреннее дело Кыргызстана, но в определенный момент может вмешаться в процесс и усадить стороны за стол переговоров, потому что сегодня вокруг Кремля и без того формируется так называемая дуга напряженности.

Радикальные изменения во внешней политике Кыргызстана вряд ли ожидаются, ведь все игроки понимают: нынешний внешнеполитический курс для республики оптимален. Партнерство с РФ и КНР сохранит свое прежнее значение для Бишкека, но проблемы могут возникнуть с исполнением взятых обязательств в рамках ЕАЭС. Помимо этого проблемы могут возникнуть в контексте центральноазиатского сотрудничества.

Происходящие события усугубят экономический кризис у южного соседа. И так ожидалось, что по итогам года ВВП страны просядет на 5,3 процента. Соответственно можно ожидать, что это отразится на всем центральноазиатском пространстве.

Для Казахстана один из рисков связан с возможным возвращением Атамбаева в большую кыргызскую политику. В этом случае можно ожидать, что он заново прибегнет к антиказахстанской риторике, чтобы мобилизовать своих сторонников.

В плане экономики мы являемся одним из крупных торговых партнеров Кыргызстана, здесь представлен казахстанский бизнес. Вопрос, насколько будет обеспечена их безопасность, поскольку мы видим, что открыто захватываются золотоносные месторождения, угольные предприятия. Это вызывает тревогу у всех внешних инвесторов, в том числе казахстанских.

Что касается границы с Кыргызстаном: пока прямой угрозы и необходимости закрывать ее нет, но надо тщательно следить за развитием ситуации, потому что она приобретает непредсказуемый характер.

Нужно очень тщательно обдумывать

Политолог Данияр АШИМБАЕВ подчеркивает, что в Кыргызстане изначально была разорвана преемственность власти:

– Если в Казахстане новые органы управления вырастали из старых, сохранили кадровый потенциал и структуру, за счет чего удалось обеспечить стабильность в новейшей истории страны, то в Кыргызстане в начале 90-х произошел разрыв из-за соперничества между первым секретарем ЦК и председателем Совета министров.

Изначально слабая власть способствовала тому, что с каждым годом на политику всё больше влияли всевозможные теневые группы – родовые, региональные, криминальные. А центр был настолько слаб, что не мог ничего противопоставить.

В последней ситуации власть не озаботилась легитимностью своих партийных структур, не обеспечила необходимый консенсус, применила манипуляцию там, где нужно было идти на широкий компромисс. В итоге теневики в очередной раз вышли на поверхность, нанеся тяжелый удар под дых режиму президента Жээнбекова.

Формирование в Кыргызстане какой-то коалиции затрудняется сложной системой внутренних противоречий. Мы не видим сильных фигур, которые смогли бы удерживать ситуацию. К власти приходят лидеры несистемных политических сил, а вождям отдельных кланов, если и удается сформировать политическую систему, то на очень короткий период времени.

В нашей стране теневые группы влияния намного более сбалансированные и находятся под определенным контролем государства. Тот разгул криминальных группировок, что мы наблюдаем у южного соседа, Казахстан худо-бедно преодолел полтора десятилетия назад. Проблема региональных кланов также на определенном уровне решена: они есть, но используют совершенно другие механизмы воздействия на ситуацию в республике.

Происходящее у соседей для нас – очередной повод призадуматься и провести аудит политической системы. Хотя, думаю, кыргызский сценарий Казахстану не грозит.

Также мы попросили собеседника прокомментировать в целом политическую осень на постсоветском пространстве.

– Белорусская ситуация говорит о том, как легко управлять эмоциями молодежи, которая “вдруг” политизировалась без всяких аргументов логики, кыргызская ситуация – что нищающее население, не имеющее стабильной работы, представляет собой потенциально опасный котел. А ситуация в Армении и Карабахе – что для решения геополитических задач большие игроки легко могут пожертвовать межнациональным согласием и стабильностью в любом регионе, не считаясь с его населением. То есть внешние игроки очень некорректно обращаются с казахстанскими политическими ценностями, и это, разумеется, составляет определенную угрозу для нашей страны. Вот эти факторы нам нужно очень тщательно обдумывать.

Это не первая и не последняя жаркая политическая осень, но главное, чтобы Казахстан, который тоже вступает в новый электоральный цикл, своевременно извлек уроки из всего происходящего, – заключил Данияр Ашимбаев.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи