Опубликовано: 7200

С чем сталкиваются переселенцы с юга на севере Казахстана

С чем сталкиваются переселенцы с юга на севере Казахстана Фото - Тахир САСЫКОВ

“Юг-Север” соответствует ожиданиям, после адаптации многие переселенцы считают себя уже местными жителями. Таковы результаты оценки от самих участников программы.

Тем временем в Северо-Казахстанской области после проверки качества жилья для переселенцев, проведенной по поручению Президента, кресел лишились 2 районных акима

Личный интерес

Жалобы на качество новых домов вчерашние южане впервые громко озвучили в прошлом году, во время визита общественников из “Урана”. Как рассказал нам председатель объединения Файзолла КАМЕНОВ, в ходе посещения села Астраханка в Аккайынском районе их пригласили в дома переселенцев, построенные по программе “Енбек”:

– На строительство каждого дома было выделено 7 миллионов тенге, но увиденное нами тянуло максимум на 3–4 миллиона. Тогда-то и возникли вопросы. Выяснилось также, что в ряде сел нет ФАПов, школ, отсутствует автобусное сообщение. Работа с переселенцами велась на несистемной основе. Люди рассказывали, что сотрудники местных акиматов помогали с бытовыми вопросами, но полностью проблемы не решены.

Руководитель парламентской фракции Народной партии Казахстана Айкын КОНУРОВ, комментируя тему, отмечает: ход строительства домов должны контролировать сами переселенцы, как и участвовать в их приемке.

– По факту на местах не решаются водный и земельный вопросы, проблемы качества образовательных и цифровых услуг. Если государство не нацелено на устранение этих проблем, а занято лишь формальным переселением граждан на север, то в дальнейшем это принесет еще большие проблемы: люди будут предъявлять претензии к власти, обещавшей им при “вербовке” одно, а на местах вручившей им пакет сложностей. В Павлодарской области целый поселок переселенцев взбунтовался, люди стали уезжать из “карточных” домиков, – говорит Конуров.

Он подчеркивает необходимость повышения компетенций переселенцев с адаптацией к конкретному региону.

– Этим вопросом должны заниматься местные акиматы. Люди всю жизнь прожили на юге, у них восприятие трудовых отношений отличается от севера, где другой климат, другой менталитет.

Помимо всего прочего, переселенцам нужна психологическая поддержка, – считает Конуров.

Не количество, а качество

Эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Айман ЖУСУПОВА акцентирует, что необходимо провести анализ эффективности программ.

– Сегодня считают, сколько переселенцев переехало, на основании этого делаются выводы об эффективности, но не вычисляется коэффициент приживаемости. Нужно смотреть, какое количество осталось, какое выехало, и проводить по каждой группе отдельные исследования для улучшения программ.

По факту людей нередко переселяют в сельскую местность, где инфраструктура не подготовлена для полноценной жизни. Есть проблемы с качеством жилья, коммуникаций, Интернета. При этом переезжающие должны быть готовы и сами вкладываться в жилье: проводить строительно-ремонтные работы, утепление, – говорит эксперт.

Люди должны переезжать с четким представлением о том, чем займутся на новом месте, а не в чистое поле, уверена она:

– Должно быть четкое понимание, какие запросы на рабочую силу имеются в каждом населенном пункте, какими квалификационными навыками должен обладать переселенец. Условно, в селе Малиновка не хватает тракториста и доярки, причем доярки не ручного труда, а умеющей работать с техникой. Кто и как будет обучать переезжающих – на месте или дома, на что они будут жить во время обучения, – тоже нужно решать. А пока нередко получается так, что жилье мы предоставляем, а работу и социальную инфраструктуру – нет.

Еще один важный фактор – людям легче ехать туда, где уже есть “свои”, поэтому, по мнению социолога, в программах переселения стоит доработать вопрос переезда с юга целых групп и сообществ.

Немаловажен и вопрос социально-культурной адаптации.

– Когда все перечисленные моменты будут решены, государство сможет требовать с переселенцев исполнения обязательств, а в случае нарушения соглашения применять штрафные санкции, – говорит Жусупова и напоминает, что аналогичные программы успешно реализуются в Германии, Китае, где развито ГЧП.

– Государство поддерживает частные организации, которые вкладываются в депрессивные регионы, развивают там бизнес, предоставляя им преференции. И на севере Казахстана есть отрасли, которые можно развивать в таком формате: животноводство (великолепные пастбища), производство пшеницы (высокая урожайность).

Первые оценки

Как выяснилось, оценка программы переселения “Юг-Север”, запущенной в рамках Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы “Енбек”, уже проведена. Люди едут за водой: почему север Казахстана рискует стать полупустынным

– Анализ инициирован Международной организацией по миграции в сотрудничестве с минтруда и социальной защиты. Оценка проведена с декабря 2020-го по февраль 2021 года. Эксперты выявили факторы социально-экономической уязвимости переселенцев на различных этапах переезда – с момента получения информации до конечного прибытия и обустройства на местах, вынесли свои рекомендации по улучшению программы, – сообщила социолог Айгуль САДВОКАСОВА.

Были опрошены 354 человека в 4 регионах переселения: СКО, Костанайская, Восточно-Казахстанская и Павлодарская области, проведены глубинные интервью с участниками программы и работниками местных акиматов, управлений координации занятости и соцпрограмм, сотрудниками МТСЗН.

Среди сложностей респонденты отмечали проблемы с получением стандартных субсидий, об этом чаще говорили женщины и молодежь. Помимо экономических вопросов переселенцы перечисляли психологические проблемы на новом месте.

– Трудности возникали и из-за отдаленности населенных пунктов друг от друга. Если в Туркестанской области вы не заметите, как проехали из села в село, и на каждом шагу будут школа, магазин и такси, то в СКО между селами минимум 50 километров. Дороги при этом плохие, транспортное сообщение не развито, на что жалуются и местные жители.

Переселенцы не умеют топить печь на твердом топливе, ведь на юге они использовали газ.

Были кейсы, когда сотрудники акимата завозили уголь и учили южан растапливать печку, помогали в транспортировке детей до школы, ведении домашнего скотоводства. Проблемой является отсутствие воды в домах – она привозная, – говорит Садвокасова.

Собеседница “КАРАВАНА” напоминает, что приоритетное право участия в программе переселения имеют выпускники программы “Серпін”, по которой молодежь из южных и западных регионов обучается в вузах и ТиПО северных областей.

– Благодаря новым правилам они могут 5 лет получать субсидии на жилье под гарантии заработной платы. Ранее из-за невозможности найти работу по специальности и отсутствия жилья они возвращались в родные регионы.

С самими переселенцами заключается социальный контракт на 5 лет, в течение которого их трудоустраивают, предоставляют жилье, обеспечивают социальной инфраструктурой, а они должны оставаться на месте не менее 5 лет. Если контракт расторгается по инициативе переехавших, люди обязаны вернуть затраченные на них средства, – рассказывает эксперт.

Несмотря на сложности, около 90 процентов респондентов заявили, что программа переселения “Юг-Север” соответствует их ожиданиям и они уже считают себя местными жителями. Более того, теперь они приглашают переехать знакомых и помогают новичкам.

И если возврат переселенцев был актуален для первых лет действия программы (так, из 9 206 человек, переселенных в СКО и Костанайскую область, в регионы выбытия вернулись 770), то сейчас таких возвращенцев всё меньше.

– В этом году будет разработана Концепция миграционной политики на 2022–2026 годы. Конечная цель любой миграции – повышение качества жизни. Именно этот долгосрочный эффект ожидается и от программы переселения, – резюмировала Айгуль Садвокасова.

Справка “КАРАВАНА”

В 2020 году из южных регионов на север было переселено 5,8 тысячи человек, или 1,7 тысячи семей. Работу нашли 75 процентов людей трудоспособного возраста.

В 2021 году на переселение казахстанцев с юга на север предусмотрено более 2,4 миллиарда тенге. Ожидается переезд более 7 тысяч человек, или 2 тысяч семей. Субсидии на 1 переселенца в текущем году увеличат с 35 до 70 МРП, это более 200 тысяч тенге.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи