Опубликовано: 32300

Что произошло с программой переселения казахов-южан на север страны

Что произошло с программой переселения казахов-южан на север страны Фото - Тахир САСЫКОВ

Казахстанские чиновники активно призывают южан "ехать и размножаться" на север страны.

Благие намерения властей Казахстана решить проблему трудоизбыточного юга и трудодефицитного севера, а заодно восстановить демографический баланс между регионами не привели к желаемому.

В причинах пытались разобраться участники дискуссионного клуба “Paper Lab” в Астане.

Сплошная риторика

Модератор заседания социолог Серик БЕЙСЕМБАЕВ сразу отметил провокационность темы обсуждения – “Политика переселения в северные регионы Казахстана: социальная инженерия или политический популизм?”.

– На уровне реализации данной политики нам пока видится больше риторики. Нет данных по тому, сколько было затрачено средств, сколько людей переехали, сколько из них смогли успешно адаптироваться, – заявил в начале разговора эксперт и напомнил, что вопрос ставился неоднократно. – Это вопрос территориальной целостности, национальной безопасности. В 2013 году сенатор ДЖАЛМАГАМБЕТОВА подняла вопрос депопуляции населения северных областей республики, вымирания здесь сел. В 2014 году происходит Крым. Это стало катализатором того, что намерения превратились в конкретные меры: в 2014 году в “Дорожную карту занятости” включается возможность переселения из южных трудоизбыточных регионов в северные трудодефицитные, в том же году запускается программа “Серпін”, позволяющая выпускникам из южных областей поступать на гранты в вузы северных областей. Третье направление – выделение региональных квот для оралманов.

Эксперт привел статистику: если в 2014 году по программе “Серпін” обучалось 2 тысячи человек, то в 2016-м речь уже шла о 16 тысячах грантов.

– В целом государство выделяет 32 тысячи образовательных грантов в год, половина из них, получается, уходит на “Серпін”. Также была информация о том, что в этом году выделено 80 миллиардов тенге на переселение трудовых ресурсов. В рамках квоты выделяются деньги на каждого члена семьи и компенсируются расходы на съем жилья, – сообщил Серик Бейсембаев.

Политические параллели

Социолог Серик ДЖАКСЫЛЫКОВ представил участникам дискуссии итоги исследования по проблемам государственной политики стимулирования переселения из южных регионов в северные. Эксперт отметил, что после украинских событий многие стали проводить параллели между Восточной Украиной и Северным Казахстаном, говорить о схожих показателях двух крупнейших этнических групп – это русские и украинцы в Восточной Украине, русские и казахи в Северном Казахстане.

– Если проект репатриации этнических казахов в начале 90-х можно признать успешно выполненным, то нынешняя госполитика по этому вопросу вызывает множество вопросов.

По данным последней переписи населения РК в 2009 году, в Петропавловске доля этнических казахов составляет неполные 28 процентов, в Лисаковске – неполные 25, в Усть-Каменогорске – 40 процентов. В начале 90-х показатели были намного меньше, но даже спустя 25 лет казахи продолжают оставаться в количественном меньшинстве.

В тот момент это было проблемой для власти. Перенос столицы в Астану в 1997 году многими экспертами объяснялся планами решить проблему демографического дисбаланса, и этнического в том числе. В том же году в результате территориально-административной реформы несколько областей были объединены, многие исчезли с карты – Тургайская, Джезказганская, Талды-Курганская, – сделал эксперт экскурс в историю вопроса. – И если смотреть на результаты реформ, то в тех областях, которые были объединены, произошло небольшое нивелирование доли этнических групп. Далее была большая программа по репатриации казахов. Наибольшая часть оралманов осела в Алматинской, Южно-Казахстанской и Мангистауской областях. И проблему изменения населения севера программа не решила – в Северо-Казахстанскую и Павлодарскую области, например, приехали всего по 2 процента оралманов.

Серик Джаксылыков отметил, что с 2000-х годов внутренняя миграция среди русского населения страны не менялась, а рост миграционных потоков в Астану и Алматы за этот период был обеспечен за счет этнических казахов.

Также эксперт подчеркнул, что феномен заброшенных сел – примета севера страны, в то время как в Южном Казахстане периодически фиксировался тренд оттока людей из городов в сельскую местность.

– Во внутренних миграционных потоках наблюдаются сильные признаки регионализма. Несмотря на все усилия государства, дальние северные территории не привлекают мигрантов с юга. С 1999 по 2015 год в Костанайскую область перебралось только 0,7 процента южан, в СКО и Павлодарскую – по 1 проценту. Причины данной ситуации следует глубоко изучать, возможно, здесь имеют место вопросы идентичности – культурной, языковой. Остаются открытыми и вопросы долгосрочных последствий депопуляции северных областей, – заметил эксперт.

Остроту вопроса подчеркнул и Серик Бейсембаев. По его данным, в 2016 году было выделено 463 квоты для переселения жителей юга на север.

– Умножаем на среднее количество членов семьи – получается, около 2 тысяч человек потенциально попали в северные области. Но если смотреть на ситуацию объективно, мониторить СМИ, то понимаешь, что и на выделенные квоты трудно найти людей, – сказал Бейсембаев. Чем грозит переселение казахстанцев-южан в северные регионы

Дайте им землю!

Независимый исследователь Берикбол ДУКЕЕВ считает, что вопрос не в политике переселения, а в механизмах ее реализации.

– Нужно переформатировать распределение грантов для этнических казахов, не являющихся гражданами РК, в вузах северных областей, выделив их не в общем срезе, а для тех специальностей, которые необходимы для развития севера, – полагает эксперт и называет другую проблему. – Выбор южных областей этническими репатриантами усиливает конкуренцию в неформальном секторе труда между оралманами и местными жителями.

Заместитель директора департамента регио­нальной политики и инфраструктурного развития миннацэкономики Санат ТУНГЫШБЕКОВ в свою очередь сообщил, что в конце 2016 года была принята новая программа взамен “Дорожной карты занятости”.

– В ней обозначены переселение из трудоизбыточных в трудодефицитные (не только северные) регионы, а также меры, которые будут применяться в рамках программы для стимулирования переселения. С этого года программа должна давать результаты, потому что в нее заложены целевые индикаторы, показатели, которые будут контролироваться, предполагается отчетность местных исполнительных органов, уполномоченных центральных органов по ее реализации, – сказал чиновник.

По мнению Тунгышбекова, программа “Серпін”, как перспективный проект, должна быть усилена.

Если молодежь южных регионов будет обучаться в северных вузах около 5 лет, она не только стандартную акклиматизацию пройдет, но и морально-психологическую. У них будет больше возможностей и желания находить работу и оставаться в этих регионах, чем уже взрослыми, с семьями переселяться сюда, – считает Санат Тунгышбеков.

Санат Тунгышбеков подчеркнул, что политика переселения в Казахстане не носит этнический характер.

– У программы чисто экономическая основа, на юге трудоизбыточное население, большая безработица, земель не хватает. Люди не могут найти работу, а государство стимулирует их на добровольное переселение, невзирая на то, кто он – русский, узбек. Вот тебе земля, работа, доходы, жилье – живи, размножайся, вот так стоит вопрос, а не увеличить пропорцию казахов среди русских, – заявил чиновник.

Из полной чаши в полупустую

Между тем социолог Серик Бейсембаев поставил вопрос эффективности программы “Серпін”, за усиление которой ратует чиновник из миннац­экономики.

– Мы были в Жезказгане, местные рассказывают, что приехавшая с юга по программе “Серпін” молодежь практически в полном составе вернулась в Шымкент, Кызылорду и другие родные города. Я хотел посмотреть данные на этот счет: сколько поступает, сколько остается на местах, и не нашел их. Возникает вопрос: учитываются ли такие риски в ходе реализации программы, стоит ли ее продолжать, не идет ли упор на популизм и кампанейщину? – задался вопросами эксперт. – По поводу этнических квот – формально их нет, любой гражданин может переехать с юга на север, но какое в итоге это получает смысловое наполнение в общественном сознании? На дискуссионном поле, создаваемом гражданами, СМИ, так и заявляется: казахи, переезжайте, осваивайте русский север, почему засиживаетесь, когда север в опасности?!

По итогам заседания большинство участников сошлись во мнении, что централизованный командно-административный способ решения системной проблемы “север – юг” мало помогает.

– Вопрос необходимости программы переселения не встает – она нужна. Но насколько средства, которые выделяются из бюджета, из наших налогов, расходуются эффективно? И еще, пытаясь перелить из переполненной чаши в полупустую, власти забывают о таком подходе к пониманию вещей, как географический детерминизм. Российские власти пытаются решить проблему Сибири и Дальнего Востока, выделяют земли, создают новые рабочие места, но люди все равно едут в Москву, в центр. Север Казахстана – это, по сути, Сибирь, и наши власти пытаются решить ту же проблему тем же неэффективным способом, – резюмировали эксперты.

Астана

Парламент РК одобрил законопроект о наказании в виде тюремного заключения за курение в самолете. За что еще нужно сажать в Казахстане?

  • 1. За опоздание на работу

    42
  • 2. За отсутствие веры в светлое будущее

    126
  • 3. За организацию гей-парадов

    242
  • 4. За отказ давать взятку

    98
  • 5. За все

    182
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 690