Опубликовано: 9500

Не сойти с дистанции: наличие дежурных групп в школах нарушает Закон об образовании

Не сойти с дистанции: наличие дежурных групп в школах нарушает Закон об образовании Фото - Тахир САСЫКОВ

– Дистанционное обучение – это не просто надолго. Это навсегда! – директор международного образовательного центра “Molodium” Василий ШАХГУЛАРИ хитро прищуривается. – Пандемия COVID-19 разрушила существующую систему образования. Это нормально.

– Опа…

– Но при этом она сформулировала новые принципы и методы обучения, заставила нас пересмотреть подходы к нему. Я могу перечислить все те плюсы, которые дал нам этот вирус.

– Первый – то, что в Казахстане появилась своя модель дистанционного обучения?

– Удачная она или не очень – сейчас никто не скажет. Нужно всё тщательно проанализировать, осмыслить, понять, что оставить, что и как исправить, от чего избавиться. В марте год исполнится, как у школьников и педагогов этот “экзамен” начался. Я удивляюсь, почему наше министерство образования до сих пор не начало изучать эту проблему, – Василий Вачикович морщится. – Может, все-таки начнем о позитивных факторах?

Как говорил Мао Цзэдун: “Чем хуже – тем лучше”

– Первый плюс – во время изоляции и карантинов родители и дети стали ближе, начали больше общаться, лучше понимать друг друга. Раньше за обучение и воспитание в большей степени отвечала школа. Теперь и папы с мамами. Они стали частью системы образования. Вместе уроки делают – не то что раньше. А это уже совершенно новый уровень отношений в семье.

– Но насколько высока эффективность такой формы обучения?

– Давайте зайду с другой стороны. Прежде всего, дистанционка воспитала учителей нового формата. Они стали применять новые технологии, приемы, методы. Видеообучение – такого раньше не было. Онлайн-уроки позволили разнообразить процесс. Год назад мы думали, что нам до этого, как (щелкает пальцами)

– До Луны?

– Ну да. И вдруг за полгода у нас это появилось! В стране лет 10 со всех трибун говорили о цифровизации экономики и вообще всех сфер деятельности. А тут раз – пандемия! И процесс сразу ускорился.

– Нужен был болезненный, но полезный пинок?

– Он изменил наши привычки, менталитет, отношение к новым технологиям, заставил быстрее переформатировать управление в медицине, промышленности, образовании, госуправлении… В общем, долго перечислять (машет рукой). Большие и разные начальники – не только дети! – освоили новый инструментарий, обрели новые навыки, определили новые ценностные ориентиры.

– Оцифрованное поколение?

– Это только начало. И это – наше будущее. Еще один плюс дистанционки – сокращение транспортных расходов. Не надо каждый день ехать в школу в переполненных автобусах и троллейбусах, где есть риск подцепить заразу. Уже экономия! Исключаем затраты на обеды в школьных столовых – дома и дешевле, и полезнее. И не надо тратиться на одежду и обувь.

– Ну да, дома можно в шлепанцах и пижамке весь день…

– При этом ничто и никто не мешает ребенку сосредоточиться на учебе. Включил гаджет или компьютер – ты уже в классе. Раньше как было? Опоздал человек на урок – потом трудно наверстать упущенное. Сейчас можно обучаться, не слезая с дивана. Включил повтор видеоурока – лови с какой нужно минуты. Отвлекся на обед или прогулку? Да никаких проблем! Включай опять.

– Но, Василий Вачикович, дети же разные. Одни быстро схватывают, другим надо несколько раз разжевать.

– Для этого есть чаты одноклассников. Можно у них помощи попросить, можно к учителю в группе обратиться. Такой формат, кстати, позволяет учащемуся активнее самообучаться, нарабатывать критическое мышление, быстрее адаптироваться, обретать навыки, которые потом воспроизводятся машинально.

– На рефлекторном уровне?

– Можно и так сказать. В любом случае ученик знает, где найти ответы на свои вопросы.

Справка “КАРАВАНА”

По мнению европейских экспертов, сегодня студенты запоминают на 25–60 процентов больше материала при обучении в онлайн-режиме, чем учащиеся 8–10-го классов. Это связано с тем, что они хорошо ориентируются в Интернете, им требуется на 40–60 процентов времени меньше, чем в традиционной аудитории.

– Недавние исследования – не у нас (ехидно улыбается) – в мире, показали, что онлайн-обучение формирует совершенно новые принципы образования. И для педагогов, и для их подопечных. Дальше идем. В школе могут быть конфликты с одноклассниками. При дистанционке они исключены. Комфортные же условия для учебы? А это формирует у подростка психологическую устойчивость. Тоже плюс.

– Есть мнение, что дистанционка может похоронить некоторые не совсем обязательные предметы. Согласны?

– Сомневаюсь. Есть утвержденные учебные планы. Изменить их, переверстать – не так-то просто. Хотя (пауза), возможно, отдельные предметы, связанные с какими-то кружками, секциями по интересам, – может быть.

– А для учителей это был дополнительный заработок.

– Они могут наверстать его именно в формате онлайн-обучения.

– Удаленное репетиторство?

– Если ты записал свои уроки, то можешь выложить их в Интернете. Это же рынок. Человек может выбрать лучшие. И купить эти уроки. Конкуренция! Вот вам еще один плюс. Это не эволюция в образовании. Это настоящая ре-во-лю-ци-я (постукивая пальцем по столу)! Итоги скажутся через несколько лет. Если бы не было этого вируса, то его надо было бы придумать, чтобы подтолкнуть людей к прогрессу. Я не прав?

– Василий Вачикович, у каждой палки два конца…

– Могу зайти и с другой стороны.

Чем лучше – тем хуже?

На недостатки дистанционки с самого начала указывали и педагоги, и родители, и врачи. Длительное сидение перед монитором плохо сказывается на зрении, позвоночнике и вообще на организме, лишенном физических нагрузок. “Домашний” ученик в таком режиме быстрее устает, хуже усваивает массив учебного материала. И часто, пока родители на работе, отвлекается на компьютерные игры. Насколько легче потом переключиться на учебные программы – вопрос. Иногда на лучшее восприятие и понимание материала в классе влияют самые неожиданные факторы – реакция одноклассников, подсказка педагога.

– “Экранное” обучение – не гарантия?

– Внимание без внешней реакции рассеивается. Еще минусы – где-то Интернет медленный, где-то технические сбои, особенно в глубинке. О каком дистанционном образовании можно говорить, если видеоурок прерывается на середине? А завтра уже другая тема. Причем платформы разные, а проблемы одни и те же. Самый популярный мессенджер WhatsApp, где можно выложить аудио- и видеоуроки, или не всем доступен, или работает с перебоями из-за перегрузок. Да и не все эти уроки выдерживают критику. Нас пытались сломать: казахстанец сбежал с семьёй из страны, чтобы учить детей дистанционно

– И что делать?

– Есть предложение. Прежде чем записать урок, надо провести его в традиционном формате перед группой экспертов. Посмотрели, обсудили, указали на ошибки, записали второй вариант. И только третий пускать в эфир! А у нас все эти уроки записывают на видео прямо с листа. Все школы, колледжи, вузы идут по своим граблям.

– Ну так предложите свою методичку министерству образования, Василий Вачикович! В чем проблема?

– Одно такое пособие я уже написал. Но нужен четкий и ясный документ – один для всех. Президент подписал поправки в Закон о дистанционном обучении. Но там нет двух очень важных вещей.

– Каких же?

– Там нет ни слова о гибридном образовании – сочетании традиционного и онлайнового. Например, учитель физики записал урок для 8-го класса. Таких в школе может быть 5–6–7. Конечно, этот урок можно транслировать для всех – это же почти лекционная форма. Потом устроить что-то вроде занятия с вопросами-ответами в онлайн-режиме. Но для точных дисциплин – это не самый эффективный формат. Для гуманитарных – да. И, конечно, нельзя сбрасывать со счетов индивидуальный подход. Живое общение педагога с детьми ничем не заменить. Но видеоуроки придется готовить по всем предметам.

– Тогда и нагрузка на учителя растет.

– Сумасшедшая (обе руки Шахгулари взлетают над головой). Новые формы обучения, донесения знаний – это новые энергетические, эмоциональные, временные затраты. Это же нехоженые пути. А еще при дистанционном обучении педагогу крайне сложно организовать командные, групповые работы. Во-первых, группы надо разбить по уровням подготовки. Во-вторых, для каждой надо составить свои программы. В-третьих, всплывает проблема социализации личности. А она – главная для выпускных классов. Как научить человека, который привык работать самостоятельно, встраиваться в коллектив, с которым еще надо как-то ужиться? А у него нет такого опыта! Где он мог его выработать? Дома с родителями? С одноклассниками по телефону? А навыки живого общения с незнакомыми людьми – будущими начальниками и подчиненными вживую, когда начнет работать во взрослой жизни – кто и где его этому обучит? Это же страшный разрыв! Про это забыли, а? Наконец, многие мои коллеги выражают опасение, что “дистанционные” знания окажутся слабыми.

– Речь об оценке знаний, полученных удаленным способом?

– А как учитель может узнать, кто честно выполнил домашнее задание? Кто признается, что по телефону попросил одноклассника сбросить решение по математике? Как это потом доказать или опровергнуть? В итоге мы можем получить поколение недоучек. Как преподаватель сможет разбить класс по группам подготовки? На “дистанции” это не вычислишь. Дистанционный учитель и живой – это разные люди. Дистанционный ученик и живой – тоже разные. Эту разницу можно выявить только в реальном классе.

Министр на удаленке?

– А можно через “КАРАВАН” задать вопрос министру образования Асхату Аймагамбетову?

– Имеете право.

– Уважаемый Асхат Канатович, кто и на каком основании принял решение перевести начальные классы на “дежурное” обучение? Именно в первых-вторых классах закладывается фундамент образования, детей учат общаться с одноклассниками, учителями. Неужели вы не понимаете, что этот разрыв спровоцирует эффект домино? Это ключевой момент. Ну нельзя уводить детей в дежурные классы! Это не решит проблемы с их здоровьем – только увеличит разрыв в общении с соклассниками и учителями. Министр знает об этом? Или он самоудалился от этой проблемы? Как эти “домашние” школьники потом будут контактировать с педагогами?

– Ну родители – тоже учителя в какой-то мере. Хотя у них разные двери в большой мир.

– Мы хотим кого-то обмануть? Дежурные классы, в которые непонятно кто и по какому принципу отбирает детей, – это прямое нарушение Закона об образовании. У всех граждан Казахстана равные возможности. А дежурные классы – только для избранных 10 процентов? Кто-то на удаленке, а кто-то в реальном режиме обучается? Где справедливость?

– Вице-министр образования Шолпан Каринова сказала недавно, что 58 процентов школьников в 4-й четверти будут обучаться дистанционно. Но каждая школа будет определять это самостоятельно.

– Да? А вы вчитайтесь! Как директора школ будут исполнять эту разнарядку? Если какой-то директор знает, что у него всё в порядке, то он должен выгнать 42 процента учеников на удаленку? А если не выгонит – его уволят?

– Но других инструментов в министерстве образования пока не придумали.

– В марте заканчивается 3-я учебная четверть для школьников. В прошлом году ее прервали каникулами. Извините, почти год прошел. За это время надо было провести исследования, понять, что сделать, чтобы согласовать все проблемы образования с проблемами общества. Министерство ни одного заказа ученому сообществу, ни одного гранта не предложило. Научного обоснования сложившейся ситуации нет. Ни одного исследования, ни единых методик нет! Почти год прошел. Какие задачи будут в связи с этим в следующем учебном году – никто не знает. Поправки в Закон об образовании внесли – в нем ни слова о гибридном образовании.

– А что вы сами можете предложить?

– В министерстве нужно создать хотя бы временный департамент, который бы занялся этими вопросами: что нужно применять сегодня, что – позже. Опоздаем сегодня – больше потеряем завтра.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи