Опубликовано: 10000

Был ли плох экс-министр образования Сагадиев и какие ошибки он допустил - эксперт

Был ли плох экс-министр образования Сагадиев и какие ошибки он допустил - эксперт Фото - Тахир САСЫКОВ

Зачем будущим поэтам и писателям зубрить основы высшей математики

А так ли был плох экс-министр образования Сагадиев на своем рабочем месте? В интервью “КАРАВАНУ” директор образовательного центра “TMpressio” и эксперт ЮНЕСКО Василий ШАХГУЛАРИ попытался объяснить, где и в чем Ерлан Кенжегалиевич был прав. А где и почему накосячил.

– Каждый новый министр начинал свои реформы. Ни один не довел их до конца, – сразу бросился в атаку Василий Вачикович. – Почему, за какие грехи их снимали? Мы не знаем. Поэтому не можем дать адекватную оценку их начинаниям. Следующему министру сложно продолжать работу предшественника. Ему же надо понять логику действий бывшего, тактику, детали. Так?

Школьная дюжина

– Заслуга Сагадиева – законопроект “О статусе педагога”. Переход школ на 5-дневку, хотя этот режим не везде пока внедрен. Подушевое финансирование школ. Это когда, сколько в ней учащихся – столько денег и дадут. Дальше – бесплатное профессиональное и техническое образование для всех.

– Потому что в стране не хватает квалифицированных рабочих рук?

– Именно. Еще вузам дали финансовую и академическую свободу. Начали внедрять 12-летнее обучение в школах. В целом – либерализация системы образования. Это большие и очень важные шаги.

Василий ШАХГУЛАРИ

Василий ШАХГУЛАРИ

– Можно аплодировать?

– Проект “О статусе педагога” вот-вот в парламент привезут. Но давайте по пунктам. Сначала о двенадцатилетке.

– Если честно, я не очень понимаю, зачем она нужна.

– Потому что лет 10 назад мы подписались под Болонской декларацией. А там прописано обязательное 12-летнее образование в школе. Точка! Но я обозначаю это как 10+2. Потому что никто у нас не заставляет человека учиться еще два года после 10 лет. Он может учиться специальностям, к которым имеет склонность, – гуманитарные или технические в лицее или колледже. В 2020 году мы обязаны перейти на двенадцатилетку. Плохо только, что была слабая информация. Многие родители до сих пор не понимают сути 12 лет. Надо было объяснить всем – зачем и почему.

– Василий Вачикович, я тоже не в курсе: в чем цель?

Разгрузить детей. Пусть учатся дольше, но не так интенсивно. Поэтому и 5-дневку не с потолка взяли: предметов много. Не все могут справиться с ними.

– В Америке есть список предметов, обязательных для обучения в школах. Все остальные – по желанию самих учеников. Зачем будущим гениям физики или химии перечитывать “Войну и мир” или “Оливера Твиста”? Зачем будущим поэтам и писателям зубрить основы высшей математики, разлагать многочлены, вникать в таинства химических реакций? Им это точно в жизни не пригодится. Почему, если мир изменился, наша педагогика не понимает душу “физиков” и “лириков”?

– Во-первых, потому что у нас до сих пор правит концепция Яна Коменского “Учить всех всему”. Это XVII век. Во-вторых, директора школы и учителя душа ученика не волнует. Они обязаны дать ему какие-то базовые знания. Рано или поздно в каких-то ситуациях они ему пригодятся. Мы с детства находимся в окружении цифр. А вот в Америке уровень образования упал. Почему законопроект “О статусе педагога” недоступен самим педагогам

Личный опыт

Когда-то я учился в США. Сутки жил в одной семье в пригороде Атланты. Хозяин – преподаватель истории в колледже. Жена – офисная “сиделка”. Сцепились на спор языками. Вспомнил 38 американских штатов из 50. Из 15 бывших советских республик они назвали шесть: Россию, Болгарию, Латвию, Украину, Афганистан и Сайберию. Сибирь, елки-твои-палки под самый корешок!

– Мне, например, ни разу в жизни не пригодились интегралы с дифференциалами. И корни – ни квадратные, ни треугольные...

– А элементарные знания биологии вам в журналистике не пригодились?

– Но не в таком объеме! Я о другом. Если изначально ребенок не предрасположен к точным наукам, или, наоборот – к гуманитарным, то, может, надо как-то деликатнее подходить к нему? Когда-нибудь в нашем образовании это будет учтено? Нагрузки же все равно недетские! А если еще и предмет ненавистный? У ребенка может случиться стресс. Ухудшается настроение, снижается мотивация. Может, так и формируются “трудные” ученики?

– Согласен. Сегодня объемы огромные. Но ни один ученый не может сказать, в какой мере вам пригодятся в жизни химия, физика, литература, история.

Дети воспринимают нелюбимые предметы как насилие, как принудиловку.

Задания выполняют на автомате, не утруждая себя пониманием предмета. Конечно, есть и вина педагогов: слишком много формальностей. Я сам в школе не понимал, зачем учить наизусть “Евгения Онегина” – для меня любовь, человеческие отношения тогда были темным лесом. Вызубрил, чтобы получить оценку. А “Онегина” перечитал и понял уже в зрелом возрасте.

Всё по Жванецкому: “Не было бы в школе детей – не было бы проблем”

– Недавно считал нагрузку на школьников Казахстана. Недельная – от начальных до выпускных классов – от 24 до 39 часов. Поделите на 5-дневку. Вот вам от 4,8 до 7,8 часа в день.

Шесть уроков ежедневно – это полный рабочий день взрослого человека! Чтобы разгрузить учеников, и ввели двенадцатилетку с 5-дневкой. Это страшное слово “трехсменка”: что происходит в обычной школе Алматинской области

Потому что у нас есть школы, где занятия начинаются в 7.30 утра, в 8.00. А наука давно доказала, что мозг человека “просыпается” к 9.00. Сердце, легкие, весь организм начинают работать в полную силу ближе к 12.00. Поэтому самые сложные предметы, а это обычно точные науки, надо давать в это время. Между прочим, эту схему давно используют в Аргентине. Там предметы на иностранном языке ставят на послеобеденное время. Я вообще считаю, что нельзя в течение одного дня устраивать для учеников “карусель” из разных языков. Тут должен быть линейный подход.

– Но преподавать некоторые предметы на английском уже начали.

– Я сейчас выскажу крамолу. Не вижу смысла сегодня изучать естественные и точные науки на плохо знакомом языке. Для подростков, которые не сформировались как личности, это страшная нагрузка. Сначала надо хорошо выучить родной язык. Тем более что те педагоги, которые запомнили несколько десятков терминов на английском и несколько “подводящих” фраз, – это просто профанация. Методик нет, кадры не готовы.

Если вводить обучение на английском, то лет через 10–15, когда язык Шекспира начнут изучать чуть ли не с 1-го класса. Чтобы дети хотя бы словарный запас набрали.

И будущие учителя, которые будут давать эти уроки, должны усиленно учить английский. Тут пока разрыв. При этом учитель не может отвернуться от “трудных”. Надо находить подход ко всем. У нас, что, все семьи благополучные? Не у всех преподавателей хватает терпения и сил работать с такими детьми. Это реальность. Им не нужны проблемы с родителями этих “трудных”, особенно “мажоров”. Но если школа откажется от этого, то перестанет быть центром социализации личности. И конфликты будут расти.

Хватит переписывать учебники!

– И что делать, Василий Вачикович?

– Нужно вернуть мужчин к доске (стучит пальцем по столу)! Почти все великие педагоги – мужики.

– Помню: Песталоцци, Коменский, Корчак, Ушинский, Макаренко…

– Женское воспитание – слишком мягкое. А времена сейчас жесткие. Поэтому нужна твердая рука. А к ней адекватная зарплата и соцгарантии.

– Потому что и так нагрузки и стрессы каждый день?

– Сейчас почти все учителя на полторы, а то и две ставки работают. Зарплата пока небольшая, вот и стараются больше часов набрать. Насколько это сказывается на качестве преподавания – сложно судить заочно. Поэтому я приветствую подушевое финансирование школ. Это, к слову, придумали в Чили при диктаторе Пиночете (загадочно улыбается)"В городе нужно было «отчехлить» за место работы": учитель истории о том, почему уехал преподавать в казахский аул

– У нас часто меняются учебные программы, учебники, требования к педагогам растут, школьники выходят за рамки поведения. Конфликты с начальством у классных руководителей иногда до криминала доходят. Не случайно же у многих учителей начинается “профессиональное выгорание”?

– Есть такой термин. Взять учебники. Каждый новый министр образования начинает с их переписывания. Ну как министр внутренних дел – с новой формы. Авторы учебников получили за свое “творчество” гонорар. Но ни один не ответил за то, что эта халтура проскочила. Ни один министр. За последние 15–20 лет миллиарды ушли куда попало. Знаете, какой учебник за 150 с лишним лет ни разу не переписывали?

– Любопытно.

– “Азбуку” Ушинского. Полторы сотни изданий! В наше время написать такое уже не-воз-мож-но. Надо запретить эту манию – переписывать учебники. Если вносить в них какие-то поправки, то не концептуальные. Это похоже на замену бордюров и тротуарной плитки в Алматы. Через два-три года опять начнут менять. Знаете, кто ответит за халтуру, а? Только налогоплательщики!.. Конфликты с руководством школы? Тут всё упирается в размер зарплаты, часы и проблемы с “трудными” учениками. Надеюсь, закон “О статусе педагога” как-то изменит ситуацию.

Справка “КАРАВАНА”

На начало учебного 2018–2019 года в РК образовался дефицит в сфере образования – 60–70 тысяч специалистов. Ежегодно вузы выпускают 35–36 тысяч. Однако более половины из них не “доходят” до места работы.

– Точно изменит?

– Видимо, надо создать экспертную комиссию при министерстве, которая будет заниматься только стратегией. Иначе каждый год будем заниматься косметическим ремонтом образования, который обойдется в новые миллиарды тенге.

P.S. Едва ли не первым решением нового министра образования Куляш ШАМШИДИНОВОЙ стало отправить ряд школьных учебников с обновленным содержанием на дополнительную экспертизу. История повторяется?

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров