Опубликовано: 2600

Не сладкая жизнь: кто мешает Казахстану обеспечивать себя сахаром

Не сладкая жизнь: кто мешает Казахстану обеспечивать себя сахаром Фото - Тахир САСЫКОВ

Чтобы обеспечить себя своим сахаром, Казахстану надо вырастить 5 миллионов тонн сахарной свеклы. В принципе – цифра реальная. Сейчас мы получаем чуть меньше половины этого объема. Фермеры могут нарастить производство буквально за десять лет. Но при одном условии: если они смогут продавать свеклу по цене, которая обеспечит нормальную прибыль. Вместо этого крестьяне переходят на более простые культуры без головной боли.

“Прокляли меня, наверное”

– Владельцы сахарных заводов жадничают, – уверен глава КХ “Квитко” Александр КВИТКО. – Всё себе, себе. Последние 3 года они нехотя поднимают цены на 1–2 тенге за кило свеклы. И 3 года площади под нее снижаются. Боюсь, в этом году весь наш Аксуский район сдаст 10–12 тысяч тонн. И вы еще в ладоши хлопать будете от радости. Хотя в лучшие годы я один сдавал по 3–3,5 тысячи тонн. А нас, фермеров, готовых работать со свеклой, только в нашем районе – больше 200 хозяйств.

Сахарная свекла – самая технологичная и выгодная культура. Алматинская и Жамбылская области производят 99 % всего урожая в Казахстане.

Но с 2018 года, когда был пик поддержки АПК, площади под сладкий корнеплод снижаются. Причина – закупочные цены сахарных заводов не успевают за ростом цен.

В 2017 году Аксуский сахарный завод в Алматинской области был реконструирован и установил цену – 10 тысяч тенге за тонну свеклы. В 2018-м поднял цену до 12 тысяч тенге. В том году Казахстан поставил рекорд, вырастив свеклы на 4,5 млрд тенге. Что позволило фермерам не только получить прибыль, но и закупить новую технику. Тогда относительно свежий трактор стоил 6,5 млн тенге. Сейчас такой же оценивается уже в 12 млн. А закупочная цена осталась прежней – 12 тысяч за тонну.

– Года 3–4 назад я агитировал соседей выращивать сахарную свеклу. Это же самая выгодная культура. Хотя и сложная. Многие послушали, посеялись. Потом прокляли, наверное, меня, – рассказал глава КХ “Самай” Еркинбек СЛЯМОВ. – Почему? Привозишь свеклу на приемный пункт, а там – беспредел. Постоянно обвешивают. Приписывают общее загрязнение, это минус 8–10 процентов веса. Привез ты 6-тонную тележку – считай, полтонны подарил. Сама приемка организована плохо – люди в очередях жили по 4–5 суток. Только потому, что приемка идет с 8 утра до 20 вечера. Раньше была круглосуточной.

Сейчас хозяин Коксуского сахарного завода рулит как ему надо, 8 лет цена не менялась.

Государство им давало преференции, поэтому у них не было стимула расширять производство. Они паразитировали на бюджетных деньгах. Честно говорю, я желаю этому сахарному заводу обанкротиться, чтобы потом его поднял нормальный хозяин и привел дела в порядок.

Шоу абсурда

Доходит до абсурда. Сегодня акиматам спускают план на выращивание сахарной свеклы. Акимы просят фермеров. Те отказать не могут, поэтому берут недорогие семена из Жаркента и засевают ими 5–7 га. Для отчетности. Свеклу сеют в середине апреля. Через 10 дней говорят, что семена не взошли, и перепахивают поле под другую культуру. В результате аким отчитывается наверх, что засеяно 100–200 га сахарной свеклой, но осенью по факту урожая не будет. И фермер немного потерял.

Когда крестьянин сеет свеклу для себя, он берет импортные семена. Французские полудраже, при соблюдении технологии, гарантированно дают более 40 центнеров с гектара. У казахстанских, более дешевых семян, потолок урожайности – 30 центнеров.

Выращивать свеклу очень дорого, считает Александр Квитко. В этот год затраты составят до 900 тысяч на гектар.

Значит, надо целиться на урожай больше 35 центнеров с гектара. Это нижний предел, который покроет затратную часть. Всё, что сверху, уже идет на прибыль.

Затраты на гектар складываются из таких расчетов: вспахать поле – 12–15 тысяч тенге, столько же – на равнение и планировку. Это всё операции, завязанные на механизаторов. Комплекс гербицидов – 120–140 тысяч, удобрения – только аммофоса надо внести 280 кг. Прополка сорняка – 10–15 тысяч тенге. Надо провести до 3 прополок. Услуги уборочного комбайна – 120 тысяч.

Но в конечную цену входит и головная боль фермера. Риски очень большие. Весной есть опасность заморозков. Летом – сорняки. Никакими гербицидами их уже не возьмешь. Надо полоть. Но рабочие на поля просто так не выходят. Они ждут 3–4 дня, чтобы сорняки проросли больше чем обычно: когда есть полив на поле, земля вспахана и удобрена, всё растет прямо на глазах. Бригада вышла на поле, но она не может прополоть свой обычный участок за день. Только за 2. Снова плати. Все эти затраты фермер может покрыть только за счет приемной цены.

“Мы переживем на кукурузе”

– Недавно к нам приехал министр, на встрече я ему прямо сказал, что свеклы в этом году не будет. Всё перепашем, – рассказывает Александр Квитко. – Потому что приемная цена низкая – 10 тенге за кило. Это же мизер. После этого подняли до 15. Эта цена тоже несправедливая. Во время встречи я предложил владельцам сахарных заводов: дайте часть платы за свеклу сахаром. Как раньше. Я один получал сахара больше 150 тонн. А нас в районе было более 200 хозяйств. И когда нам нужны были деньги (рабочим заплатить, за услуги механизаторов, горючее), мы шли на рынок и отдавали его оптовым покупателям. И цена падала так, что никто не мог ее поднять. А сейчас они этого не хотят.

– Почему?

– Потому что это монополист. Весной, когда мы договоры заключали, сахар стоил 300 тенге за кило. Завод отпускал за 270. Осенью цена поднимается до 550 тенге. Эта вся маржа падает только хозяину завода.

Мы просим – вы нам хотя бы 5 тенге добавьте на закупочную цену. Честно же будет! Нам снова сказали: нет, мы, что, дураки свое кровное отдавать? Никто не хочет сажать. 15 лет я уговаривал людей сажать свеклу. Но последние 3 года и я сдался. В этом году я получил семена на 15 га, но посадил только 2. Хотя я сажал по 120 га и сдавал по 3–3,5 тысячи тонн свеклы. Обманите меня так, чтобы я не понял и спал спокойно. Но так, как сейчас, дело не пойдет. Мы, крестьяне, вкладываемся в производство, рискуем, за каждую копейку деремся – вы все барыши получаете.

– Как вы получали сахар?

– До 2012 года мы работали с сахарным заводом по давальческой схеме 70 на 30: 70 % от переработанной на сахар свеклы получали давальцы, остальное забирал завод. При сахаристости 12–13 % мы получали за тонну по 82 кг сахара. И завод платил налоги до 450 млн, всем зарплату, и хозяину оставалось. А сейчас 30 % фермерам дают, 70 % завод себе забирает. И не хочет сахаром расплачиваться. Пока население дерется в магазинах из-за сахара, в страну его беспошлинно ввозят программисты и строители

Каждый год Аксуский район сеял 1 200 га. Но если реально сказать, то посеяли, может, и 1200, но реально убирать будут с 300 га.

– Так мало?

– Ну о чем говорить, если каждый год из района к нам приезжали специалисты и проводили таксацию – оценку будущего урожая. В этом году никто не приезжал.

Мы, к сожалению, идем по упрощению технологии: от свеклы – к кукурузе. Товарное зерно продается проще всего. На кукурузе ты ни от кого не зависишь. Только поливщик воду даст – и всё. Осенью комбайн на поле зашел, скосил урожай, ты его продал. Никакой головной боли.

В прошлом году я сам посеял 70 га кукурузы и 45 га свеклы. За свеклу со мной рассчитались 17 февраля этого года, при поставке в октябре – ноябре 2021 года. По договору обычно пишут 60 календарных дней. Но, как правило, задерживают деньги. Говорят, что вашу еще свеклу перерабатываем, как реализуем – деньги отдадим. И что мне выгоднее: кукурузу в сентябре скосил и сразу деньги налом получил или так до февраля тянуть?

***

Формально на рынке сахара в Казахстане монополии нет. В 2009 году было создано ТОО “ЦАСК” (Центральноазиатская сахарная компания). Ей принадлежали 6 сахарных заводов в РК: Таразский, Меркенский, Боралдайский, Коксуский, Ескельдинский и Алакольский сахарные заводы.

В 2015 году Агентство РК по защите конкуренции включило ТОО в “Комплексный план по развитию конкуренции, демонополизации и устранению барьеров в основных отраслях экономики на 2015–2016 годы”. После этого компания была раздроблена, и сейчас, по данным АЗРК, все заводы принадлежат разным учредителям. Сама компания сахаром не занимается.

По данным комитета госдоходов, ТОО “Центральноазиатская сахарная компания” БИН 090140012994 не только существует, но и исправно платит налоги. Правда, неравномерно. В 2017 году заплатило 5,5 млрд тенге, в 2019 году – 80 млн тенге, за 2021 год – 45 млн тенге.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи