Опубликовано: 3100

Министр образования и науки – о вакцине, частных вузах и критике

Министр образования и науки – о вакцине, частных вузах и критике Фото - Владимир БАХУРЕВИЧ

Спецкорреспондент “КАРАВАНА” решила лично расспросить Асхата АЙМАГАМБЕТОВА о критике, закрытии частных вузов, а заодно поинтересоваться самыми обсуждаемыми покупками возглавляемого им министерства образования и науки.

“Есть над чем работать!”

– Асхат Канатович, в последнее время в ваш адрес звучит критика со стороны отдельных журналистов и блогеров...

– Критика всегда является полезной. И, честно говоря, нас еще есть за что критиковать. В системе образования и науки на 100 процентов не всё идеально. Конечно, я мог бы сказать о том, что, дескать, это несправедливо. Но мы же знаем, что проблемы еще есть и нам есть над чем работать, значит, и критиковать нас должны. Общество уже другое, поэтому все те, кто работает на такой службе, должны быть готовы и адекватно воспринимать замечания.

Я приветствую, прежде всего, конструктивную, а не оголтелую критику. Когда есть дельные предложения, я всегда стараюсь взять их на вооружение. Но если идет искусственное нагнетание ситуации, то все понимают, почему это делается, для чего. Однако даже в этом смысле мы готовы к критике. Есть поручение главы государства Касым-Жомарта Токаева, мы сейчас принимаем ряд не совсем популярных для определенных групп людей решений. Может быть, для кого-то это болезненные меры, поэтому их реакция понятна. Но если мы будем видеть за каждым заявлением чей-то заказ, это будет неконструктивно. Конструктивную критику нужно принимать с благодарностью.

Лицензии лишает суд, а не МОН

– Накануне на сайте радио “Азаттық” вышло расследование группы журналистов о том, кто и чьи родственники стоят за частными вузами. Среди них числятся бывшие чиновники, депутаты и даже экс-министры образования, чьи желания извлекать коммерческую прибыль расплодили в Казахстане всевозможные сомнительные университеты и институты, которые штамповали ненужных и слабых специалистов. Как вы это прокомментируете?

– Здесь комментировать бессмысленно. Я работаю в этой должности недолго – с середины 2019 года, и рынок к тому моменту уже сформировался. Поэтому комментировать, кто стоит за частными вузами, бессмысленно. Единственное, что я хотел бы отметить: некоторые из них, которые фигурируют в указанном вами материале, на сегодняшний день судятся с министерством образования и науки. Вернее, это мы проверили и подали на них в суд. Уже более года у нас идут судебные процессы. В ходе проверки мы нашли очень серьезные нарушения. Мы видим, что есть недобросовестные учебные заведения, принимаем в их отношении меры. Кстати, в материале радио “Азаттық” прошла информация о том, что, по-моему, в Мангистау или Атырау МОН сначала закрыл вуз и якобы этот институт снова получил лицензию и работает дальше. На самом деле это не так, вуз не закрылся, мы еще судимся. Аккредитация отозвана, но мы планируем довести до логического завершения данный процесс. У нас всё делается строго в рамках закона.

– Однако журналисты утверждают, что вузы просто меняют название и продолжают дальше работать с новыми лицензиями.

– Да, в этом материале было указано конкретное учебное заведение, но эта информация не соответствует действительности. Речь идет о том, что мы проверили вуз, аккредитационные органы отозвали аккредитацию. Но никто не выдавал и не выдаст им новую лицензию. Мы судимся. А судебные процессы, сами понимаете, носят затяжной характер.

“Роскошные” коридоры и авто

– Недавно журналисты нашего издания на сайте госзакупок нашли прелюбопытную информацию, касающуюся покупок вашего министерства. Так, в июне 2020 года МОН арендовало 6 автомобилей представительского класса на сумму более 50 миллионов тенге, в 2021 году приобрело 6 авто бизнес-класса на сумму более 42 миллионов. Для кого конкретно?

– Во-первых, всё это законно. Поставщиком услуг является государственное предприятие, а не какая-то частная организация.

Во-вторых, есть приказ министра финансов, есть регламентированные нормы положенности. И по этим нормам работает не только министерство образования и науки. Избирательность у некоторых ваших коллег, конечно, очень интересная, но тем не менее мы всегда открыты. Это не секретная информация, всё находится в открытом доступе. Можно поинтересоваться и по другим источникам, по всем статьям расходов. Нам нечего скрывать, мы работаем прозрачно. Ректоры-единоличники, девальвация оценок и студенты без права выбора: что творится с высшим образованием в Казахстане

– Химчистка ковровых дорожек в МОНе – тоже удовольствие не из дешевых...

– Я надеюсь, вы имели возможность пройтись по нашим “роскошным” коридорам и сами всё увидели.

– И даже сфотографировали.

– Кстати, по этим коридорам ходят к нам и обычные граждане. Здесь работают наши же граждане, сотрудники министерства. Это государственная организация. У нас в коридорах обычные дорожки. И чтобы они прослужили как можно дольше, да и в гигиенических целях, их нужно периодически чистить. Речь идет только об этом. Вы получили возможность заснять на камеру эти старые ковровые изделия.

МОН занимается наукой, а не производством

– На одном из последних заседаний мажилиса парламента вы заявили о том, что для постройки завода по производству вакцин в Жамбылской области необходимо из госбюджета выделить 1,6 миллиарда тенге, но при этом уже было потрачено 5,3 миллиарда. Некоторых депутатов это возмутило, и они заявили, что стройка завода нецелесообразна, тем более что сама вакцина будет разливаться в Турции. Как вы это прокомментируете?

– Сейчас в Казахстане завода нет. Вакцину от коронавирусной инфекции изготавливают в научном институте. В месяц мы делаем пока только 50 000 флаконов. Если бы было производство, конечно, выпускали бы в гораздо большем объеме и обеспечивали сами себя. Завод Казахстану нужен, и он будет производить не только противоковидные препараты, планируется запустить широкую линейку. У нас большое количество своих разработок и от гриппа, и от других заболеваний. Не только для людей, но и для животных. Большое количество поголовья птиц, кстати, было спасено благодаря нашим вакцинам. Это вопрос биологической безопасности.

Для всех очевидно, что теперь коронавирусная инфекция будет носить сезонный характер. Нужно будет прививаться с определенной периодичностью. Вы сейчас видите, что в мире достаточно напряженная ситуация с поставкой вакцин. Поэтому, мне кажется, ни у кого не возникает вопросов относительно необходимости в стране своего завода.

Теперь второй вопрос. Институт биологической безопасности относится к науке. Министерство образования и науки должно учить и заниматься наукой, но никоим образом не производить. Это не профильная деятельность нашего ведомства. Но так как институт у нас и надо было решать проблему, было принято решение через министерство транзитом выделить деньги в акимат Жамбылской области. Заказчиком юридически выступает акимат Жамбылской области, который провел конкурс, определил поставщика, разработал проектно-сметную документацию. Эта документация в установленном законом порядке получила экспертизу. И сумма была гораздо больше, чем в прошлом году было выделено из бюджета. В связи с тем, что они понимали, что по графику производства работ просто не освоятся эти деньги, понятное дело, что было выделено ровно столько, сколько они освоили бы до конца года. Остальные средства должны были выделить в этом году, поэтому здесь не идет речь о дополнительном выделении средств.

Здесь необходимо понимать, что само строительство ведется не министерством образования и науки. К этим деньгам и к этим подрядчикам, исполнению самого проекта, к стройке мы не имеем прямого отношения.

Что касается высказываний мажилисменов о том, что нет никакой целесообразности строить завод из-за того, что сама вакцина “будет разливаться в Турции”, то этот вопрос еще рассматривается. К сожалению, пока в стране нет своего завода, но есть своя вакцина и ее нужно где-то производить. И депутаты это понимают и, конечно, они тоже переживают за дело и только из-за этого задают закономерно свои вопросы. Это их работа, и тут всё нормально. Мы все переживаем. Но еще раз подчеркну, что завод – это не компетенция министерства образования и науки. Мы сделали вакцину. Наши ученые справились с этой задачей.

Министр и “шпионаж”

– Ну и на десерт! Хотелось бы напрямую от вас услышать ответ на вопрос о якобы вашей “шпионской деятельности”. Намедни ваша бывшая подчиненная Анар Каирбекова публично заявила, что Московская школа политических исследований готовит “агентов влияния” и ее выпускники, коим вы являетесь, якобы причастны к “цветным революциям” в СНГ. Что скажете в ответ?

– Мне нравится, когда появляются такие небылицы. Это означает, что по-настоящему меня не в чем обвинить. И, когда ничего другого нет, появляются фейки, передергивание фактов и рождаются такого рода совершенно чудовищные версии.

Конечно, меня очень сильно позабавили подобные обвинения. Но работа у нас непростая. Когда я услышал, в чем теперь меня обвиняют, настроение в тот день поднялось. Я так еще давно не смеялся. Ну, конечно, я – враг для тех, кто превратил образование в кормушку.

Я – враг для тех, кто печатает дипломы и делает деньги нечестным путем на образовании. Я этого не скрываю.

Есть поручение Президента, и мы его выполняем. Кто-то пытается нас отвлечь различными инсинуациями от работы. Мы не хотим отвлекаться, потому что задач у нас много: начиная с дошкольного образования, защиты прав детей и среднего образования, колледжей, вузов, науки. Мы не собираемся терять время на всякие слухи и пустые разговоры. Вполне допускаю, что в наш адрес могут прозвучать еще какие-нибудь дикие обвинения, и мы к этому готовы. У нас открытое общество (а чего вы хотели?), когда каждый может что угодно говорить. Но любая экспертиза может доказать ложность прозвучавших в мой адрес обвинений. Мы и дальше будем исполнять поручения Президента, даже если это кому-то не будет нравиться.

В истории Казахстана, к сожалению, были времена, когда в шпионаже в пользу Японии, Германии или других стран обвиняли очень многих. В то время мы потеряли великих, среди которых был и Ахмет Байтурсынов (“Ұлт ұстазы”). Мы знаем, чем это закончилось. Это были страшные времена, когда можно было обвинить людей, болевших за свою страну, готовых пожертвовать собой ради нее.

Поэтому в наше время надо к этим обвинениям относиться со здоровой долей иронии. А может, даже по-философски, тем более когда перед глазами есть такие примеры великих личностей.

НУР-СУЛТАН – АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи