Опубликовано: 5100

Ректоры-единоличники, девальвация оценок и студенты без права выбора: что творится с высшим образованием в Казахстане

Ректоры-единоличники, девальвация оценок и студенты без права выбора: что творится с высшим образованием в Казахстане Фото - из архива Тахира САСЫКОВА

Когда-то высшее образование в стране можно было получить на кухнях квартир. Лавочки прикрыли, но в системе остается еще немало острых проблем: формальный подход к кредитной технологии обучения, девальвация оценок и другие.

О том, как решать эти вопросы, наш разговор с экспертами – PhD, преподавателем Жаксылыком САБИТОВЫМ и провостом (ректором) КазГЮУ им. М. С. Нарикбаева Сергеем ПЕНОМ.

Дипломханы и лекции по “Википедии”

Тот путь, по которому последние годы идет казахстанская система образования, в начале ХХ века прошел Запад, говорит Жаксылык Сабитов:

– В США были фабрики дипломов, когда за полгода ты мог стать врачом. У нас в 1990-х процветали “дипломханы”. В районном центре Шиели Кызылординской области в 1998 году в квартире учителя после школ готовили специалистов по международному праву. Началась борьба с фейковыми дипломами, вредившими экономике страны, прошла переаттестация вузов, которые для олигархов от образования стали прибыльным бизнесом.

Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ еще в 2019 году поручил закрыть недобросовестные вузы, занимающиеся печатанием дипломов, отметив, что соответствующая работа идет трудно из-за сопротивления влиятельных лиц, вовлеченных в прибыльный бизнес.

– В этом плане я немного экстремист и считаю, что стране достаточно 50 вузов (на начало 2020/2021 учебного года в РК действовало 129 вузов: 33 государственных, 92 частных и 4 – с иностранной формой собственности – Прим. ред.).

Нужно на законодательном уровне прописать требование для вузов повысить показатель остепененности преподавательского состава до 80 процентов с нынешних 50. Дать переходный период в 5–7 лет. Это позволит повысить ценность ученых, которые могут дать знания, увеличится их зарплата, а те вузы, где преподаватели читают лекции по “Википедии”, вымрут. И слава богу! – говорит Сабитов.

При этом эксперт считает, что к числу остепененных следует относить глав предприятий, готовых тратить время для подготовки и отбора будущих кадров:

– Практики, имеющие высокие показатели работы, должны иметь такое право. Например, успешные адвокаты, главреды СМИ, а также другие профессионалы своего дела, получившие признание в своей отрасли. Тем более что в наших реалиях работодатели все равно переучивают вчерашних выпускников вузов.

Сел, доехал – и никакой коррупции

Другая проблема – девальвация оценки знаний студентов, продолжает эксперт:

– У нас человек с красным дипломом может оказаться полным нулем в работе. В американской системе оценивания GPA (средний балл аттестата или диплома) показываются знания выпускника, полученные в конкурентной борьбе – в отдельных вузах действует практика лимита на высокие баллы. Вторая функция GPA – подача знаков рынку труда о компетентности выпускника: в дипломе указываются результаты производственных практик и пройденных курсов.

Ключевой же проблемой Сабитов считает формальную кредитную систему обучения. Напомним, это обучение на основе собственного выбора студентами дисциплин, где кредит является единицей измерения объема учебной работы.

– Студенты учатся в жестких рамках заданной вузом траектории, поменять которую сложно, хлопотно и дорого. Выбор дисциплин крайне ограниченный, де-факто нет системы индивидуального обучения. Оно осталось групповым.

В США ты сам выбираешь содержание образовательной программы, можешь ее произвольно менять. Причем первые 2 года у тебя есть реальная возможность изучить интересующие тебя дисциплины, чтобы после определиться с дальнейшей специализацией. Одногруппники в этой системе у тебя “одноразовые”, а не постоянные, как у нас. Это как езда в электричке: сел, доехал до нужной станции и вышел, – приводит сравнение собеседник. – При таком подходе снижаются коррупционные риски – студент отвечает только за себя, коллективные “разводы” сессий исключаются, а преподаватель не может манипулировать учащимися. Кстати, на Западе к самим педагогам предъявляются 2 жестких показателя – научная производительность и анонимная оценка студентов. "Зарубежные вузы скидывают цены на треть, а у нас они только растут": как система образования в РК лишает людей знаний и денег

Традиции формализма

По мнению провоста (ректора) КазГЮУ им. М.С. Нарикбаева Сергея Пена, одной из причин формального внедрения кредитной технологии обучения в отечественных вузах является экономия средств.

– Как только вы начнете применять реальную кредитную технологию, большинство дисциплин уйдет в элективный блок (дисциплины по выбору). Условно, из 100 студентов 30 выберут один предмет, 30 – другой и еще 40 – третий. Вам нужно будет вести 3 группы.

А раньше вы могли всех студентов вместить в 1 поток, обучать по типовому плану, и выбора у студентов не было. Но его нет и сейчас!

Деканаты вызывают старост групп, раздают протокол выбора дисциплин, где заранее проставлены галочки, и староста собирает подписи о том, что студенты якобы проголосовали за эти дисциплины.

И это главная беда – вузу плевать на мнение студента, интересен ли ему предмет, нравится ли преподаватель, – его ставят перед фактом, – говорит собеседник.

В результате возникает негласная сделка: раз у студента нет выбора и он не может ни на что влиять, он не стремится к получению знаний.

– Так понижаются стандарты требований. Отсюда следующая проблема – удержание контингента, на которое работает большинство вузов. И здесь вновь экономическая причина, по которой действует негласный запрет на отчисления. Впрочем, проблема даже не в этом, а в негласном запрете на плохие оценки. Есть вузы, в которых у целых курсов средний балл по 5-балльной шкале 5. Отсюда девальвация оценок, о которых вам говорил и мой коллега, – отмечает Сергей Пен.

Что такое хорошо и что такое плохо

Отмененные в этом году МОНом дипломы гособразца отчасти решают эту проблему, поскольку теперь за качество образования каждый вуз отвечает своим именем.

– В целом все эти вопросы касаются академической честности в широком смысле. Это культура мышления – что декларируешь, то и делай. Если вузы, например, заявляют, что у них объективное оценивание, то откуда у 100 процентов студентов оценки “хорошо” и “отлично”? Такого не бывает.

Поэтому в Лиге академической честности, созданной в 2018 году по нашей инициативе и поддержанной МОНом, мы ввели медианное распределение оценок. По нему оценок “отлично” не может быть больше 10 процентов, “хорошо” – 25, “удовлетворительно” – не менее 30 процентов.

Но часть вузов опять формально применяют эту норму, заставляя преподавателей, выставивших большинству “пятерки”, делать новую ведомость с “правильным” распределением оценок. При таком раскладе 2 одинаковые работы будут оценены по-разному: одному поставят “пять” просто потому, что повезло, другого закинут в эшелон троечников! – говорит Пен.

Применение медианы начинается не с момента выставления оценки, а в момент составления силлабуса дисциплины (учебно-методической программы), когда закладываются контрольные мероприятия, задания по которым должны быть разноуровневыми по сложности. Соответственно, студенты с разным уровнем подготовки ответят на них по-разному. Однако из-за деградации педагогического состава в большинстве вузов преподаватели не умеют составлять такие задания, – говорит эксперт.

Формально работают и коллегиальные органы вузов, продолжает Пен.

– На ученых советах, заседаниях кафедр решение принимается 1–2 людьми. А там, где есть единоличная дискреция, всегда есть коррупционный риск. Причем не всегда это связано с деньгами – одному студенту при равных условиях могут сделать исключение, другому – нет. Кстати, в нашем университете мы ликвидировали должность заведующего кафедрой, которая тормозит развитие образовательных программ.

Роль завкафедрой в управленческом смысле давно свелась к тому, чтобы оберегать вверенный коллектив. Нередко это остепененные, но устаревшие кадры, не отвечающие трендам, не владеющие современными технологиями, не ведущие поиск актуальной научной информации, но при этом имеющие иммунитет от увольнения. Почему студент должен терпеть такого преподавателя, который приходит и рассказывает про свои былые заслуги, а по предмету – ноль усилий и понимания, как сформировать систему навыков?! – задается риторическим вопросом эксперт.

В целом, акцентирует собеседник “КАРАВАНА”, в Казахстане пока не решен глобальный вопрос – какую политику следует исповедовать в борьбе за качество высшего образования.

– У нас 2 крайности: одни ратуют за тотальный рыночный подход и ноль репрессий к вузам, мол, рынок труда сам отсечет лишних. Вторая крайность – тотальный регуляторный подход: государство берет на себя обязательства регламентировать каждую мелочь и выявлять недобросовестные вузы, лишая их лицензии.

Нужен баланс: по отдельным направлениям вузам нужно давать академическую свободу, при этом оставляя минимальный уровень разумных требований, нарушение которых повлечет закрытие учебного заведения, – считает Сергей Пен.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи