Опубликовано: 79800

Казахстанский фермер владел угодьями большей площади, чем территория отдельных стран: что происходит

Казахстанский фермер владел угодьями большей площади, чем территория отдельных стран: что происходит Фото - Тахир САСЫКОВ

Фермер Мангистауской области владел сельхозугодьями большей площади, чем территория отдельных стран, а земельные инспекторы, получив карт-бланш на проверки, полностью закрывали глаза на то, что некоторые крестьяне на своей земле вообще не работали. О нюансах борьбы с недобросовестными землепользователями “КАРАВАНУ” рассказали эксперты.

На прошлой неделе правительственная комиссия по демонополизации экономики обсуждала вопросы передачи неиспользуемых сельхозземель действующим крестьянским хозяйствам. Всё – в рамках соответствующего закона, который в начале года подписал Касым-Жомарт ТОКАЕВ. Этот закон сокращает сроки для принудительного изъятия неиспользуемых сельхозземель с 2 лет до 1 года, а также увеличивает налоговые ставки на неиспользуемые сельхозземли.

По словам министра сельского хозяйства РК Ербола КАРАШУКЕЕВА, скот негде пасти сельчанам практически всего Казахстана. В то же время за 2019–2021 годы было выявлено 8,1 миллиона гектаров неиспользуемых или используемых не по назначению сельскохозяйственных земель. Когда минсельхоз за такие провинности строго погрозил пальчиком фермерам, 3,4 миллиона гектаров от этого объема собственники стали спешно осваивать, а 2,1 миллиона гектаров вернули государству. Еще по 2,6 миллиона гектаров ведут работы чиновники.

И вот тут у привычного к отечественным реалиям ведения бизнеса человека закрадываются всякие нехорошие мысли: а не получится ли так, что за определенный гешефт кое-кто просто “не увидит” заброшенных полей? Ну или, наоборот, – обзовет таковыми вполне себе нормальные сельхозугодья вполне добросовестного фермера, дабы демонополизировать их в пользу кого-то другого?

Исполнительный директор РОО “Союз фермеров Казахстана” Акбар МАУЛЕНОВ уверен, что таких возможностей сбрасывать со счетов нельзя, равно как и не учитывать реалии жизненных перипетий.

– Наводить порядок в использовании сельхозземель, конечно же, надо. Но есть различные нюансы. К примеру, человек арендует землю либо она у него в частной собственности, и он на ней добросовестно работает. Но потом с ним случается беда, он умирает. Естественно, вдова не может этим заниматься, дети – маленькие. Нужно какое-то время, чтобы семья нашла возможности для дальнейшей работы на участке. Или не такой страшный пример. Просто случился у хозяйства неурожай, оно не смогло на следующий год посеяться. Но ищет деньги, чтобы начать работы через год. Жизнь есть жизнь, и всё это тоже надо учитывать, – призывает он.

Чтобы минимизировать человеческий фактор, правительство решило в качестве основных доказательств использовать данные космомониторинга. Но и с этим фермеры не согласны до конца:

– Космоснимку нельзя до конца верить. Система “Qoldau” использует бесплатные снимки с очень плохим разрешением, так что велика вероятность погрешности. Один пример по Костанайской области. Космомониторинг определил, что порядка 400 тысяч гектаров не используется. Пошли проверять инспекторы – не используется только 30 процентов из этой земли! Погрешность получилась из-за того, что у снимка очень плохое разрешение, в “слепой” зоне по 4–5 километров от границы участка. Это на больших площадях и дает такую погрешность, – объясняет Мауленов.

Член рабочей группы при правительстве по демонополизации сельхозземель, юрист по земельному праву Бакытжан БАЗАРБЕК не отрицает, что работа предстоит сложная и серьезная. И зачастую ей мешают даже действующие нормы закона. К примеру, введенный 3 года назад мораторий на проверки малого и среднего бизнеса. В Восточном Казахстане начались битвы за пастбища

– Территориальные подразделения комитета по управлению земельными ресурсами не могут проверить фермерские и крестьянские хозяйства, они могут проверить лишь работу акиматов. В 2014 году контроль в области использования и охраны земель был передан в ведение областных акиматов. Те стали “крышевать” крупных фермеров. Количество выявляемых нарушений в этой сфере существенно сократилось. В 2018 году контроль из областных акиматов передали в районные. Миллионы гектаров неосвоенных земель просто исчезли! Даже есть письмо Генпрокуратуры, в котором они говорят о том, что списки выявленных акиматами земельных участков, используемых не по назначению, в 2018–2021 годах сократились в 10 раз, – рассказывает об одной из самых важных проблем Бакытжан Базарбек.

Он, как эксперт, уже разослал письма с просьбой внести в мораторий поправки, разрешающие проверку сельхозтоваропроизводителей в минсельхоз, мажилис и Администрацию Президента. Пока ответил только минсельхоз.

– Они говорят, что тоже просили об этом в прошлом году, но миннацэкономики выступило против. И это стало причиной отказа от внесения поправок. Но теперь они готовят повторное обращение на основании моего письма. Но, к сожалению, лоббисты латифундистов через представителей миннацэкономики продолжают держать оборону, – честно рассказывает юрист.

Как уверен Бакытжан Базарбек, именно космический мониторинг способен навести порядок в использовании сельхозземель. Бездушной машине не нужны никакие земные блага, а фото подделать практически нереально.

Но в том, чтобы “нарисовать” в старых отчетах культурные растения и тучные стада на заброшенных пашнях и пастбищах, всегда замешана целая компания из инспекторов, ветеринаров и других приближенных. Вопросы, в случае чего, могут появиться ко всем.

– Выкрики о том, что посредством космомониторинга будут изымать земли у тех, кто работает, – обыкновенная ложь! Потому что сразу после обнаружения неиспользуемый участок не изымается. Он выявляется, потом ставится на мониторинг, то есть целый год за ним наблюдают, фермеру дается срок. И только после этого материалы передаются в суд, – успокаивает всех добросовестных фермеров, поверивших в ненадежность космомониторинга, Бакытжан Базарбек.

Как заверяет юрист, его задача – вернуть нахапанные латифундистами земли в сельхозоборот. Выявленные 8 миллионов гектаров – это лишь начало. В северных и центральных областях отдельным хозяйствам принадлежат по 600–800 тысяч гектаров земель, которые не обрабатываются должным образом.

– В Мангистауской области был зафиксирован случай, когда на одно ТОО было оформлено 3,5 миллиона гектаров. Это больше, чем, к примеру, территория Армении или Македонии. Основная часть земли не использовалась. Согласно нормам Закона “О пастбищах”, минимум на гектар должно быть 4 единицы КРС. А у человека даже 100 голов не было! Зато он владел целым районом. Естественно, ему ни аким, ни даже прокурор этого района не указ, – говорит Базарбек.

В то же время по демонополизации сельхозземель еще очень много нерешенных вопросов. К примеру: как быть с угодьями, заложенными в банках?

– По нашим подсчетам, в банках застряло до 2 миллионов сельхозугодий, в том числе – паевые земли. Люди фактически остались безземельниками из-за действий нечестных руководителей ТОО. Мне кажется правильным – изымать участки у банков, если они их не используют в течение 6 месяцев. Вплоть до недавнего времени суды боялись это делать, так как за банками стоят очень “серьезные” люди. Сейчас, я надеюсь, эта порочная практика прекратится, – говорит Бакытжан Базарбек.

Но как быть в этой ситуации с извечной проблемой нехватки ликвидных залогов у фермеров? Им, по сути, кроме земли и предложить-то банкирам нечего. А если и с землей всё так нестабильно, то какой интерес банкирам выдавать кредиты аграриям? Пока четкого ответа на эти вопросы у экспертов и правительства нет. Но он обязательно должен появиться уже к следующему заседанию комиссии по демонополизации экономики.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи