Опубликовано: 75700

Бывший министр обороны рассказал, побежит ли армия Казахстана в случае войны с талибами

Бывший министр обороны рассказал, побежит ли армия Казахстана в случае войны с талибами Фото - из архива Владимира Северного

Когда талибы без боя взяли Кабул, а 300-тысячная армия этой вечно воюющей страны разбежалась, сложив оружие, я дозвонился до Халык Кахарманы генерала армии Мухтара АЛТЫНБАЕВА. И задал ему единственный вопрос: “Не побежит ли наша армия в случае чего?”.

Интервью с экс-министром обороны и бывшим сенатором, летчиком-асом Мухтаром Алтынбаевым проводили многие мои коллеги-журналисты. Некоторым акулам пера даже по нескольку раз удавалось бывать в его рабочем кабинете и беседовать тет-а-тет. Мухтар Капашевич старался никому не отказывать, всегда находил время для серьезного разговора, но вместе с тем очень не любил, если диалог с ним начинался с дежурных вопросов или откровенной лести.

10 декабря прошлого года ему исполнилось 75 лет, но он всё еще в строю – возглавляет республиканское общественное объединение “Ветераны Вооруженных сил Республики Казахстан”. И хорошо знает, чем наша армия дышит.

После моего прямого вопроса генерал разговор не прекратил, трубку телефонную в обиде не бросил, а, наоборот, с присущей ему уверенностью, с высоты своего жизненного опыта аргументированно расставил все точки над i.

– Давайте начнем с того – двинутся ли талибы вообще через свою государственную границу куда-либо дальше в ближайшее время? Я думаю, что им пока не до этого. Им надо решать свои внутренние проблемы. Правительство профессиональное сформировать, признание в мире получить, поддержку своего народа. Не следует забывать, что “Талибан” пока всё еще остается запрещенной террористической организацией во многих странах мира. По закону, вести какие-либо переговоры с террористами запрещено.

Афганистан разношерстный. То, что им удалось захватить – удержать не так просто будет.

Сын Ахмад Шаха Масуда, так называемого Панджшерского Льва, уже объявил всему миру, что будет сражаться с талибами до конца дней своих (интервью было готово к печати во вторник, 24 августа. – Прим. ред.). Сторонников у него тоже немало. Сейчас эти силы стекаются к Панджшерскому ущелью. Так что война в Афганистане еще далеко не закончена.

Верить заявлениям лидеров движения “Талибан”, конечно же, нельзя. Но до Казахстана им далеко. Перед нами – Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан. Всё не так просто. Для того чтобы пройти такое расстояние, надо такую сильную армию иметь и такие мощные резервы! Это нереально.

– Гражданам Казахстана можно успокоиться и не ждать беды со стороны Афганистана?

– Думаю, какой-то реальной опасности для Казахстана на сегодняшний день нет. Так сказал наш Президент Касым-Жомарт Токаев, посещая войска Национальной гвардии. Он буквально заявил следующее, цитирую: “Происходящие в этой стране события не несут Казахстану прямой угрозы, но, безусловно, создают определенные риски. Мы видим рост озабоченности и встревоженности в обществе по поводу ситуации в Афганистане. В условиях обострения международной обстановки нашим силовым структурам следует быть максимально мобилизованными”.

Из этого вытекает определенная задача для всех соответствующих подразделений наших силовых структур – внимательно смотреть, может, закладки какие-то имеются.

Бородачи есть кругом и у нас в Казахстане.

Они в свое время даже громко заявляли о себе в Алматы, и вы должны об этом помнить. Операции по их нейтрализации проходили, пресса об этом рассказывала. Бдительность нельзя терять, а, наоборот – постоянно усиливать. А так армия у нас сильная. Уверен, никто никуда не побежит.

Там, в Афганистане, не всё так просто. Наверное, правительственные войска этой вечно воюющей страны не получили четкого указания, как им действовать. Потому Кабул сдался без боя. Где-то, возможно, предательство было. Но это только время рассудит. Ну а что касается таких международных организаций, как ОДКБ и ШОС, куда входит Казахстан, то тоже уверен, что они не допустят, чтобы талибы куда-то рванули дальше своей страны. Первые же нарушения с их стороны – и реакция обязательно последует. Я уверен в этом. И со стороны России, и со стороны НАТО, ООН, других международных организаций реакция тоже будет. Так что беспокоиться, я думаю, не стоит. Повторяю, армия у нас достаточно мобильная и хорошо вооруженная. А у них (талибов) не армия, а бандформирование. У них там образ жизни – война. Они и зарабатывают на этом.

– В Таджикистане 201-я российская дивизия давным-давно стоит. Там вроде всё понятно, справятся, если что. А в Узбекистане и Туркменистане как дела обстоят? Афганистан ведь граничит с ними.

– А вот здесь надо думать. Узбекская армия в последнее время нарастила свою мощь. Это отмечается всеми. Что касается Туркменистана, то я там во времена СССР около 5 лет прослужил. В Мары был командиром дивизии, и первое генеральское звание свое получил. Друзей много там осталось. Хотел в гости к ним как-то приехать, но что-то сложно всё оказалось. Какое-то суперразрешение для этого нужно. Закрытая страна во всех отношениях. Но в беде, я думаю, и Туркменистан не оставят, если что, помогут.

– Мухтар Капашевич, возвращаемся к армейским делам. Оценка ваша нужна реальная и взгляд на будущее. Всё ли так, как хотелось бы? Есть ли нам чем гордиться?

– Конечно, есть. Бюджет – более 400 миллиардов тенге. Хорошо обученные кадры. Военные институты работают. Имеем оборонные заводы по всей стране. Посещал, видел, знаю. Мы и бронетехнику создаем свою, и ремонт авиационной техники производим, снаряды с боеприпасами выпускаем. Заводы для этого имеются, и они работают, не простаивают. Мы сохранили то вооружение, которое нам досталось от СССР, и продолжаем перевооружение армии современными видами.

– Согласно Закону “Об обороне и Вооруженных Силах”, уполномоченным органом в сфере военно-технической политики является министерство обороны.

– Правильно. Это значит, что оборонное ведомство уполномочено определять, какие виды вооружения и военной техники целесообразно иметь не только ВС, но и другим войскам и воинским формированиям. Это многогранная коллективная работа, которая проводится с целью обеспечить унификацию и совместимость вооружения и техники. А чтобы понять, какая нам нужна техника, необходимо исходить из характера вероятных угроз и рисков.

– Военные конфликты последнего времени в Африке, на Ближнем Востоке, Кавказе и Афганистане показали возросшее значение таких новых видов вооружения, как высокоточное оружие, средства разведки и радиоэлектронной борьбы, беспилотники. Всё это имеется у нас?

– Конечно, имеется. Только за последние годы в ВС РК поступили многофункциональные самолеты Су-30СМ, ударные вертолеты Ми-35М, различные виды разведывательных и ударных БПЛА, бронемашины “Арлан”, современные трехкоординатные радиолокационные станции “Нұр” и “Роса”, большое количество специальной и автомобильной техники, средства разведки, наблюдения, связи… Это позволило существенно повысить боевые возможности войск в соответствии с современными вызовами и требованиями. Конечно, силовым органам в ходе переоснащения приходится учитывать реальные возможности бюджета. То есть подходить к его использованию с государственной точки зрения и понимать: деньги нужны и на гражданке. Вы же знаете, что с 2016 года министерство обороны не занимается вопросами производства и закупа вооружения и военной техники, а выступает лишь получателем продукции. Переговоры с производителями, выбор поставщиков, ценовая политика, формирование гособоронзаказа переданы в уполномоченный орган в сфере оборонно-промышленного комплекса и гособоронзаказа – министерство индустрии и инфраструктурного развития. 

– Скучаете по службе? Вы же до последнего летали на истребителях, насколько я знаю, даже будучи министром обороны. Военные действия в Карабахе: какое вооружение надо закупать Казахстану "на всякий случай"

– Верховный главнокомандующий в свое время запретил мне летать за штурвалом, чтобы не подвергать себя риску. Но работы и на земле всегда хватало. Ни минуты свободного времени тогда не было. Часто вспоминаю тот период, к которому привык, когда был востребован. И когда был в сенате. А сейчас ощущение такое, как будто тебя выбросили и ты уже никому не нужен. Но надо находить работу и работать! Приносить пользу своей стране. Многие ветераны трудятся и в оборонной промышленности, и на военных кафедрах. Занимаются воспитанием молодежи. Свою историю надо знать, гордиться предками. Нам когда-то внушили, что мы – кочевники, без своей письменности… Вроде как ничего особо важного. Но у нас богатые тюркская культура и традиции.

– Я тоже часто вспоминаю то время, когда вы были министром обороны и брали журналистов в рабочие поездки по войскам. Как Первый Президент из пистолета стрелял и с вами соревновался в меткости, тоже помню.

– Да, при посещении учений Нурсултан Абишевич обязательно стрелял из разных видов оружия: пистолета, автомата, гранатомета. Был случай, что и из танка тоже. Это было в Актау. После окончания учений Президент спрашивает: “Ну что, Мухтар Капашевич, из чего сегодня стреляем?”. Я отвечаю: “Всё готово!”. Конечно, очень рисковал тогда. Танк мы приготовили, он с удовольствием в него уселся и выстрелил. Прямое было попадание в цель. Охрана тогда сильно на меня обиделась. Но они были правы. Когда танк выстрелил, он так подпрыгнул и такая пыль кругом поднялась… Я подумал, с чем мы связались, а главное, зачем?! Это было очень опасно. Нельзя нам было так рисковать главой государства. Теперь вспоминаю об этом с улыбкой, а тогда не до смеха было, естественно.

Должен сказать, Елбасы 2−3 раза в год обычно бывал в войсках и смотрел на проводимые нами маневры с командной вышки. Мистика какая-то тогда была. При подготовке к учениям мы всегда волновались за погоду. Прежде всего, это было очень важно для авиации. Бывало так, что дул сильный ветер, непогода надвигалась, дождь, гроза. Но к прилету Президента всё как-то раскрывалось и рассеивалось. Чисто, солнечно становилось. Проводим учения – всё хорошо, а когда в аэропорту провожаем Президента и он взлетает, оборачиваемся – погода снова портится. Вот так много раз бывало. Удивляюсь этому. Какая-то особая аура президентская была, что ли. Многие мои коллеги подтвердят это, да и вы, как военный корреспондент, тоже должны хорошо помнить. Интересное было время. Кстати сказать, афганская тема и тогда была острой. Наш Казбат в Калаи-Хумбе стоял, я помню. Таджикско-афганскую границу помогал охранять от возможного нашествия талибов. Идет война там и сейчас. Потому расслабляться негоже.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи