Опубликовано: 1600

Рецидивы травм, несправедливое судейство и трагедии в семьях: как сборная Казахстана по вольной борьбе билась за олимпийские медали в Токио

Рецидивы травм, несправедливое судейство и трагедии в семьях: как сборная Казахстана по вольной борьбе билась за олимпийские медали в Токио Фото - Майрбек Юсупов (слева) и Ерлан Кожасбай. Фото Тахира САСЫКОВА

Казалось, что на фоне олимпийского провала наших сборных по греко-римской и женской борьбе, которые не выиграли ни одной схватки, вольникам грех жаловаться на результат.

Команда под руководством главного тренера Асета Серикбаева завоевала в Токио бронзовую медаль (в Рио призовых мест у нее вообще не было), а еще 2 схватки за 3-е место проиграла. Тем не менее на фоне разочарования от общего выступления всей казахстанской делегации на Играх-2020 немало критики досталось и сборной по вольной борьбе.

О том, насколько она была объективной и с какими трудностями команда столкнулась в ходе Олимпиады, “КАРАВАНУ” рассказали вице-президент федерации, курирующий направление вольной борьбы, Ерлан Кожасбай и тренер-консультант сборной, заслуженный тренер России Майрбек Юсупов.

Были рады любой медали

– Майрбек Нагабекович, как вы оцениваете итоги Олимпиады-2020 для сборной Казахстана по вольной борьбе?

М. Ю.: Сразу скажу, что в Токио во всех 6 весовых категориях был как никогда сильный подбор борцов, случайных людей на Играх не было. Впервые лицензии получили только по 16 человек в каждой категории (в Рио – от 18 до 21 спортсмена. – Прим. ред.). При таком положении дел мы были бы рады любой медали. Наши ребята выступили достойно. Я был рядом с ними во время подготовки и самих соревнований, поэтому знаю, каким трудом им дался результат. Мне не стыдно за ту борьбу, которую они показали в Токио. У нас ведь трое боролись в схватках за бронзовую медаль, а Алишера Ергали засудили в четвертьфинале против турка Сулеймана Карадениза. Руководителя ковра той схватки потом дисквалифицировали, но нам от этого легче не стало – результат встречи не аннулировали.

– Получилось ли подвести команду к Олимпиаде в оптимальной форме?

М. Ю.: Мы сделали для этого всё возможное. Тем более что помощь со стороны Национального олимпийского комитета была всесторонней: сборы, финансирование, мы ни в чем не нуждались. Однако со стороны “экспертов” уже довелось услышать: мол, сборная и готовилась не там и не так, и в Токио прилетела не в то время.

На Олимпиаду мы приехали за неделю до старта – оптимальный срок для акклиматизации, с учетом того что разница по времени между Алматы и Токио – всего 3 часа. Готовилась команда на спортивной базе “Акбулак”, в среднегорье в Алматинской области, и, поверьте, дальнейшая смена высоты на функциональном состоянии борцов никак не отразилась. Вот японцы тренировались дома. И что? Всех победили? Нет, взяли только одну медаль, хотя и золотую. Их главная надежда, чемпион мира Юки Такахаси, проиграл нашему Нурисламу Санаеву в четвертьфинале, а другой хозяин ковра, Кейсуке Отогуро, в первой же схватке был побежден Данияром Кайсановым. Знаете, я всегда хорошо воспринимаю критику, но только не огульную, рассчитанную на обывателя, который многие вещи просто не понимает и принимает всё за чистую монету.

Шея Ниязбекова, трагедии Санаева и Кайсанова

– С какими трудностями столкнулись в Токио? Удалось ли, к примеру, избежать травм?

М. Ю.: К сожалению, нет. Даулет Ниязбеков выступал с травмой шеи, которая мучает его уже не первый год. Из-за нее он, к примеру, в 2018 году в последний момент не поехал на чемпионат Азии. История повторилась в апреле этого года, когда континентальное первенство проходило в Алматы: мы в срочном порядке поменяли Ниязбекова на другого спортсмена буквально за 2–3 дня до старта. Поэтому его подготовку к Олимпиаде строили очень аккуратно.

– Почему не заменили Ниязбекова в олимпийском составе? Тем более что лицензии не были именными.

М. Ю.: Мы так и постарались сделать. Звонили Саятбеку Окасову, но тот извинился, сказал, что не успеет как следует подготовиться к Олимпиаде, а подводить команду не хочет. Выступавший вместо Ниязбекова на чемпионате Азии в Алматы Адиль Оспанов проиграл там в первой же схватке. Поэтому заявлять его в Токио было бы слишком рискованно. Мы даже предложили перейти в олимпийскую категорию до 65 кг чемпиону Азии-2021 Талгату Сырбазу, выступающему в весе до 70 кг. Однако он тоже отказался, поскольку и так “гоняет” 3 кг, а тут придется сбрасывать уже 8 кг, после чего изнуренным сгонкой веса выходить на ковер против лучших борцов мира.

У Кайсанова были проблемы со спиной. Из-за них он снялся с последнего чемпионата Казахстана, лечился. Когда же до Олимпиады оставалось меньше месяца, в его семье случилась трагедия – умер отец, который был для Данияра и тренером, и духовным наставником.

На сборы Кайсанов уехал прямо с похорон. Так вот, несмотря на такой сильный психологический удар, Данияр выиграл в Токио две схватки, вышел в полуфинал и мог бы пройти дальше.

Однако в поединке за попадание в финал против будущего олимпийского чемпиона – россиянина Заурбека Сидакова, у него случились спазмы мышц спины. Перед встречей за бронзу против узбека Бекзода Абдурахмонова врач поставил Кайсанову 4 укола, но это не помогло – он по-прежнему не мог бороться в полную силу. Ночью Данияр прислал мне на телефон несколько сообщений с извинениями за то, что подвел всю команду в целом и каждого тренера и спортсмена в отдельности. Вот такая у него высокая ответственность перед командой. Это дорогого стоит, поэтому его сообщения я не удаляю.

– Санаев, как и Кайсанов, остановился в шаге от финала. Что ему помешало довести до победы полуфинальную схватку против Рави Кумара Дахия из Индии, в которой он выигрывал со счетом 9:2?

М. Ю.: Нурислам внезапно остановился, хотя не устал, и в итоге потерпел поражение. Такой же финт он, кстати, выкинул в финале чемпионата мира 2018 года, когда проиграл схватку россиянину Зауру Угуеву в последние 12 секунд. Тогда Санаев тоже вел в счете, но начал хватать соперника за трико и получил предупреждение с баллом в пользу Угуева, который оказался решающим. В Токио Нурислам вместо того, чтобы в концовке схватки (оставалось 50 секунд) просто бороться, начал тянуть время, пытаясь удержать победный счет. Наверное, этот психологический момент спортсмен не может контролировать.

Е. К.: В случае с Санаевым есть еще одна подробность, о которой мало кто знает. Когда Нурислам поехал на Олимпиаду, его мама лежала в реанимации под ИВЛ. Врачи, к большому сожалению, не смогли ее спасти. Поскольку у Нурислама были как раз решающие схватки, мы посчитали правильным ничего ему не говорить до окончания Олимпиады, спрятали его телефон.

– Нурислам вас потом в этом не упрекал?

Е. К.: Нет.

Академия борьбы: результаты налицо

– Олимпийский цикл, который вместо привычных 4 лет растянулся на 5, завершен. В начале октября в Осло пройдет чемпионат мира по борьбе. Какими будут изменения в команде вольников?

М. Ю.: В столицу Норвегии повезем обновленный состав, в котором 6 борцов из 10 – моложе 23 лет. Из олимпийцев к чемпионату мира готовится только Ергали. Он молодой, 22 года. К тому же из-за несправедливого судейства Алишер не реализовал себя в Токио. Ниязбеков переходит на тренерскую работу. Уходят и ветераны, которые уже не тянут на первые номера в сборной. Под вопросом продолжение карьеры Санаевым.

– Ерлан Садуакасович, 4 года назад в Алматы открылась академия вольной борьбы. Как сейчас идут у нее дела?

Е. К.: Все хорошо, свою функцию – подготовку резерва – выполняет исправно. Главная проблема, с которой сталкивается спорт, – переходный возраст, когда ребята, оканчивая колледж в 18 лет, оказываются не у дел. Многие бросают спорт. Вот мы и решили собирать в одном месте призеров чемпионатов Казахстана всех возрастов – от 18 до 23 лет, обеспечить их тренировками, 3-разовым питанием. К счастью, это предложение поддержали НОК РК, Федерация борьбы, конфедерация спортивных единоборств, выделили средства. Ребята живут в академии круглый год, мы установили там жесточайшую дисциплину: в 10 часов вечера все сдают на ночь сотовые телефоны, выходной – только в воскресенье. И это дало заметный результат. Что курил бронзовый призер Олимпиады по вольной борьбе?

Кстати, обратите внимание, что из сборной постепенно исчезли легионеры, и теперь честь страны защищают только свои, доморощенные борцы. При этом мы не варимся в собственном соку, а приглашаем из-за рубежа тренеров. Сначала у нас был 2-кратный олимпийский чемпион Сергей Белоглазов, который отработал в сборной по вольной борьбе 2 года. Многие наши тренеры были недовольны его назначением, но свою миссию он выполнил. Сегодня очень плодотворно сотрудничает связка Майрбека Юсупова и главного тренера Асета Серикбаева.

До 2016 года в Казахстане не было финалистов чемпионатов мира. Теперь их уже четверо. Это большое достижение.

Как и то, что на Олимпиаде в Токио мы впервые в истории заняли 5-е место в командном зачете по вольной борьбе. Двумя годами ранее, на чемпионате мира в Нур-Султане, наша сборная стала 2-й в командном зачете, чего тоже раньше не случалось. Если всё и дальше будет идти по плану, то в будущее мы смотрим с оптимизмом.

Конечно, остаются вопросы, требующие решения. К примеру, сборной выделятся финансирование только на 17 человек. Это даже не 2 состава. В России же, к примеру, в штатную команду входят 60 борцов: по 6 – в каждой весовой категории. А у нас даже полноценные спарринги на ковре не получается проводить. Вызываем на сборы ребят из регионов, но там, на местах, всё подчиняется акимату. Захочет областное управление спорта отправить своего борца к нам на сборы – отправляет, не захочет – не отправляет: наши проблемы их особо не волнуют. Возможно, кто-то посчитает это незначительным, но такие мелочи сильно мешают работе.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи