Опубликовано: 90

“Раньше мы считали вас врагами!”: как изменилось отношение спортсменов к антидопинговым службам

“Раньше мы считали вас врагами!”: как изменилось отношение спортсменов к антидопинговым службам Фото - Майра Бакашева. Фото Тахира САСЫКОВА

Национальный антидопинговый центр (КазНАДЦ) существует без малого 9 лет. За это время его сотрудники проделали немалую работу: провели большое количество лекций, семинаров, взяли огромное количество допинг-проб. В центре не устают повторять, что их основная задача – не поймать за руку нерадивых спортсменов, а уберечь их от опрометчивого шага.

Профилактика допинга – тема не хайповая, но именно она меняет сознание людей, идущих в спорт. Как заметил бронзовый призер Олимпиады-2004 в легкоатлетическом многоборье Дмитрий Карпов, раньше спортсмены видели в антидопинговых службах врагов, а теперь понимают всю важность сотрудничества с ними.

На днях КазНАДЦ организовал в Алматы семинар для СМИ “Всё о допинге и борьбе с ним”. Директор центра Майра Бакашева и специалист по образовательным программам Галия Жумабаева рассказали об основных изменениях в Кодексе Всемирного антидопингового агентства (WADA), принципах и программах антидопинговых мероприятий, подчеркнули важность образования.

– Наша основная миссия – сформировать сознание, свободное от допинга. Эти несколько слов включают в себя огромную работу самых разных подразделений, – подчеркнула Бакашева, которая также возглавляет Центральноазиатскую антидопинговую организацию (RADOCA).

Отпал сам собой

Профилактика допинга – занятие рутинное и малозаметное для постороннего глаза. Привлечь широкое внимание к проблеме может разве что громкий скандал. Таким стала история 5-летней давности, когда на допинге попались сразу несколько наших олимпийских чемпионов по тяжелой атлетике. После этого вопрос о необходимости в республике антидопинговой программы отпал сам собой. Министерство культуры и спорта чуть ли не ежедневно объяснялось в СМИ, правительстве, что надо сделать, чтобы избежать в дальнейшем такого позора. КазНАДЦ инициировал поправки в Закон о спорте, ужесточающий наказание за допинг, которые были приняты в декабре 2019 года.

– Было много споров, обсуждений с самыми разными госорганами, в том числе – министерствами обороны и внутренних дел. Сначала даже хотели ввести уголовную ответственность, но, к счастью, решили не рубить с плеча, – вспоминает Бакашева.

– Допинг – это, прежде всего, обман, – говорит Жумабаева. – На этом принципе мы строим нашу антидопинговую работу. Для образовательных программ мы разработали новый подход, основанный на общечеловеческих ценностях. Те ценности, которые присутствуют в нашей обычной жизни (честность, коллективизм, командный дух), переносятся на спорт. Поэтому мы уделяем большое внимание работе с детьми, поскольку можем влиять на формирование их ценностных ориентиров. Работа строится на пропаганде чистого спорта, честной игры, а не на том, что тебя могут поймать и наказать.

Размытый образ

Наличие запрещенной субстанции в пробе спортсмена – самое известное, но не единственное нарушение антидопинговых правил. Всего существует 11 пунктов, за которые следует дисквалификация. Большинство из них связано с поведением спортсменов, даже если те “чистые”. К примеру, неявка на процедуру тестирования или вмешательство в ее процесс. Спортсмены, попадающие в так называемый пул тестирования, должны заранее оповещать антидопинговые службы о своем местонахождении, чтобы те в любой день могли приехать и взять допинг-пробу. За недостоверную информацию тоже может последовать дисквалификация, как это произошло с нашей лыжницей Анной Шевченко. Сборная Казахстана по биатлону была на время отстранена от соревнований за “хранение запрещенных субстанций и методов”. Им пришлось долго объяснять, каким образом в их автобусе оказались использованные шприцы. Алексей Полторанин, ни разу не сдавший положительную допинг-пробу, тем не менее отбывает наказание за “использование или попытку использования запрещенной субстанции или запрещенного метода” и “соучастие”.

Спортсмены, тренеры, врачи должны помнить, что во время дисквалификации им запрещено консультировать кого-либо, а также участвовать в соревнованиях даже в других видах спорта.

Жумабаева рассказала еще об одном нюансе, который влияет на восприятие допинговой проблемы нашими и зарубежными спортсменами. Если в США или Западной Европе атлет знает конкретного спонсора, который дает ему деньги на подготовку, и отвечает за это перед ним, то в Казахстане спорт финансируется государством – тысячами налогоплательщиков, чей общий образ размыт и неконкретен.

Один на один

В рамках семинара также прошла сессия “Голос спортсмена”. Главный тренер сборной Казахстана по легкой атлетике Дмитрий Карпов, бронзовая медалистка ОИ-2020 по карате Софья Берульцева, чемпион Азии 2017 года по фехтованию Руслан Курбанов и известный спортсмен-любитель категории Elite, занимающийся экстремальными видами, Алмас Рахимбаев рассказали о своем отношении к допингу, необходимости антидопинговой работы, влиянии СМИ на настрой и психологическое состояние спортсменов. В лапах демона: шокирующие подробности громкого допингового дела

Спикеры сошлись во мнении, что в стране катастрофически не хватает спортивных врачей. Нужны и квалифицированные психологи, чтобы спортсмены не оставались один на один со своими проблемами во время травм и после неудач. Это одна из причин, почему многие спортсмены начинают применять допинг. Порой они делают это не для улучшения результатов, а просто для более быстрого восстановления организма после нагрузок.

P.S. В настоящий момент за допинг дисквалифицированы 117 казахстанских спортсменов и тренеров, в том числе – 6 параспортсменов. Самые неблагополучные в плане допинга виды спорта – легкая и тяжелая атлетика (по 15 случаев), а также армрестлинг (12). Всего в этом списке дисквалифицированных значатся атлеты, выступающие в 27 видах спорта.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи