Опубликовано: 22400

«Пандемия показала, что Байконур полностью зависит от России. Это недопустимо» - казахстанский эксперт

«Пандемия показала, что Байконур полностью зависит от России. Это недопустимо» - казахстанский эксперт Фото - Вестник Кавказа

Накануне стало известно, что госкорпорация «Роскосмос» предложила Казахстану забрать некоторое оборудование стартовой площадки, с которой раньше запускали «Буран».

«На площадке 110 космодрома Байконур расположен стартовый комплекс ракеты-носителя «Энергия». Объект находится в ведении и охраняется филиалом АО «ЦЭНКИ» - космический центр «Южный», он выведен из эксплуатации. В настоящий момент никакие работы на площадке не ведутся. Однако на согласовании находится вопрос о передаче Республике Казахстан некоторых агрегатов площадки, в частности, наземных кабель-каналов», - рассказали в пресс-службе Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ЦЭНКИ, оператор российских космодромов, входит в "Роскосмос").

Предложение о возврате арендованного Россией и не используемого ею имущества было направлено казахстанской стороне и сейчас находится на рассмотрении, уточнили в ЦЭНКИ.

Данную новость и ряд других не менее важных вопросов, связанных с деятельностью Байконура корреспондент медиа-портала Caravan.kz обсудил с отечественным экспертом, главным редактором журнала "Космические исследования и технологии" Нурланом Аселканом.

- Возврат неиспользованного оборудования или площадок будет применяться в силу углубления процессов снижения активности космодрома по объективным причинам. Мы далеки от советских и даже нулевых годов, когда осуществлялось более 15-20 пусков в год. Но еще одна причина в том, что активы космодрома Байконур очень масштабны и избыточны для совокупных планов России и Казахстана в космосе. Для снижения издержек российская сторона инициирует передачу объектов Казахстану, чтобы не тратиться на их содержание и охрану. Как мы поступим со всем этим? Утилизируем. Пока планов использовать площадки космодрома по своему прямому назначению, за исключением «правого фланга», где реализуется проект "Байтерек", нет.

- Пандемия не обошла стороной, пожалуй, ни одну сферу. В связи с этим хотелось бы узнать ваше мнение касательно того, каким образом пандемия и локдаун коснулись ситуации на самом космодроме и на космической отрасли Казахстана в целом?

- Пандемия нанесла сильный удар по всем отраслям и сферам деятельности. Что касается космической программы Казахстана, то большая часть сотрудников «Казкосмоса» во время активной фазы карантина выполняла работу удаленно, были отменены все командировки. Иными словами, деятельность продолжалась, но накладывался отпечаток, связанный с санитарными режимами.

Что касается Байконура – была надежда, что город, находящийся в закрытом состоянии, избежит самых худших последствий пандемии. Однако космодром находится не в безвоздушном пространстве, а в Кызылординской области, где ковид очень серьезно себя проявил. Цепочка заболеваний была и в самом Байконуре, которая, насколько я знаю, унесла жизнь чуть менее 100 человек. Деятельность космодрома продолжалась, но с очень серьезными ограничениями.

Вот трагическая история: во время последнего пуска пилотируемого корабля «Союз-МС-16», который состоялся в апреле этого года, один из членов российской делегации, главный конструктор ракетно-космической корпорации «Энергия» Евгений Микрин заразился коронавирусом во время своей командировки. По приезде в Москву он был госпитализирован, но, к сожалению, его организм не справился, и 5 мая господин Микрин ушел из жизни. Это был очень талантливый конструктор и большой специалист.

После этого были предприняты более серьезные меры: российские власти направили специалистов и оборудование, казахстанская сторона также приняла в этом участие. На мой взгляд, в настоящий момент ситуация исправляется, но, думаю, все происходящее сильным образом сказалось на деятельности предприятий космодрома и города.

В итоге до конца года намечено всего два пуска с космодрома Байконур - в октябре и декабре. И я не припомню, когда Байконур работал с такой низкой интенсивностью.

- Следующий вопрос связан со своеобразным «противостоянием» главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина и руководителя SpaceX Илона Маска, а также с ролью Казахстана в этом отношении, о чем в начале лета высказывался российский эксперт TransparencyInternational Илья Шуманов. По его мнению, «концепции "Роскосмоса" по добыче природных ископаемых на Луне, запуск лифта на Луну в условиях экономического кризиса и с учетом миллиардных хищений на подведомственных "Роскосмосу" объектах выглядят как потемкинские деревни». В то время как у SpaceX уже есть государственные контракты на запуск спутников с Казахстаном (член ОДКБ), целым рядом стран ЕС... Шуманов заключил, «что будущее за частной космонавтикой, потому что это выгодно и логично». Что вы думаете на этот счет?

- Безусловно, частная космонавтика сейчас развивается бурными темпами, и ее флагманом является корпорация SpaceX, которая достигла выдающихся результатов.

В настоящее время у компании Илона Маска имеется в распоряжении многоразовая ракета-носитель, грузовой и пилотируемый корабли – последний уже совершил полет с экипажем. Также у SpaceX есть сверхтяжелый носитель, который Россия только-только начинает разрабатывать и которого нет даже у государственного агентства США NASA. Сейчас SpaceX разворачивает масштабную сеть (несколько тысяч аппаратов) низкоорбитальных спутников, которые должны предоставить широкополосный Интернет с высоким качеством сначала на территории Северной Америки, а затем и во всем мире.

Противостояние между «Роскосмосом» и SpaceX, которое мы наблюдаем в прессе, вызвано, прежде всего, неумной и совершенно необоснованной активностью ряда руководителей «Роскосмоса» в СМИ. Понятно, что деятельность частных компаний выступает в качестве альтернативны и NASA, и европейским, и китайским агентствам. Но из всех один лишь «Роскосмос» вцепился в словесные дискуссии с Илоном Маском.

Мы помним, что несколько лет назад Дмитрий Олегович Рогозин, который ранее был вице-премьером и курировал вопросы развития космонавтики, заявил, что Россия может отказаться доставлять американских астронавтов на МКС. Это произошло после того, как США ввели санкции против России за присоединение Крыма. Для попадания на МКС Рогозин посоветовал американцам воспользоваться батутом. Так вот эта насмешка, ставшая мемом, уже догоняет «Роскосмос»: фактически повсюду вспоминают эти обидные слова. Так что в этом же отношении новости о том, что Илону Маску собираются устанавливать памятник в Москве как пионеру частной космонавтики, имеют место быть.

Что касается реальных планов в России – все покрыто мраком. «Роскосмос» выполняет множество затратных программ: строительство космодрома «Восточный», летные испытания новой ракеты «Ангара»... И я думаю, что полноценно заниматься, скажем, лунными проектами практически невозможно. Хотелось бы пожелать «Роскосмосу» выйти из накопившихся проблем, из клубка противоречий и встать на дорогу развития.

Что касается коллег из США, напомню, что руководство NASA объявило о программах высадки астронавтов на Луну в 2024 году. Есть планы и у частного космоса. Более того, США объявили о масштабной лунной программе «Артемида», которая предполагает широкое международное сотрудничество с признанием ведущей роли США, следованием их нормативным документам и прочим. Иными словами, сотрудничество или соперничество государственного и частного космоса будут идти дальше. Казахстан в 2019 году запустил два небольших спутника с помощью носителя Falcon-9 от компании SpaceX. Я думаю, эта практика будет продолжаться, потому что в настоящее время Falcon-9 является самым конкурентоспособным носителем и по ценам, и по показателям надежности. Статистика на его стороне. Но это не значит, что мы откажемся от российских и европейских партнеров. Однако на данный момент частные компании, американские прежде всего, предлагают очень хорошие, конкурентоспособные продукты и услуги.

- Также хотелось бы затронуть тему «двух сторон одной медали»: с одной стороны, это важность сотрудничества России и Казахстана на Байконуре, вопросы финансирования и развития космической отрасли, с другой – недовольство населения самого города: «Нас Казахстан сдал России в аренду вместе с космодромом и городом», - считают некоторые из жителей Байконыра. И если проводить параллель между этим, какие из факторов можно отметить в первую очередь? Насколько перспективны вопросы партнерства и совместных проектов между Россией и Казахстаном как в настоящее время, так и в будущем? И насколько важно, в особенности для государства, сгладить обстановку и настроение казахстанского населения Байконыра?

- Это очень важная тема, я предлагаю разделить ее на две части. Существует космическая программа Казахстана, существуют ее потребности. Я могу сказать, что казахстанская космическая отрасль уже сформировала свои интересы. Это прежде всего обеспечение бесперебойной работы систем связи и доведение до каждого уголка нашей страны недорогого широкополосного Интернета. В этом плане делаются шаги: в частности, путем сотрудничества Казахстана с мировой компанией OneWeb. Мы надеемся на то, что возможности и качество космической связи будут только улучшаться. Это системы дистанционного зондирования Земли для целей землепользования, вопросов экологии, прогноза чрезвычайных ситуаций. Этот функционал будет наращиваться. Для вывода на орбиту этих аппаратов будет необходим и носитель, вероятно, легкого класса.

Что касается Байконура, то это более широкая проблема. Мы заинтересованы в сохранении и развитии космодрома, но не любой ценой. Арендатором космодрома Байконур является Российская Федерация. У РФ достаточно масштабные планы – куда крупнее, чем у Казахстана, и они пускай со скрежетом, но начали реализовываться. Мы заинтересованы в том, чтобы Россия, несмотря на свои планы на Дальнем Востоке, на развитие отечественных космодромов, имела бы интерес и возможность рассматривать вопрос о пребывании на Байконуре еще долгое время. Но, конечно, мы не должны безоглядно участвовать в проектах, тратить серьезные ресурсы там, где выгода для нас призрачна. Я не раз критиковал проект «Байтерек» и могу сказать, что это достаточно дорогой способ оставить Россию на космодроме Байконур. Считаю, что с Россией можно осуществлять и иные проекты на космодроме.

Что касается жителей города, думаю, что они совершенно правы. Ведь в свое время по прошествии нескольких лет договора аренды наблюдалась картина, что все учебные заведения Байконыра обеспечивались, финансировались и управлялись в соответствии с установками министерства образования Российской Федерации. Могу сказать, что Казахстан, передав комплекс Байконур российской стороне, по большому счету, умыл руки и практически не участвовал в жизни и развитии города. Однако в последнее время ситуация начала меняться в лучшую сторону: Казахстан широко участвует в газификации города и космодрома, строятся жилые дома, есть планы по созданию туристских комплексов.

В новых условиях город нужно принимать на баланс нашей республики. Если Казахстан будет нести ответственность за его сохранение и развитие, то ситуация изменится. Ведь жители Байконыра, можно сказать, находятся между небом и землей. А недавно прошедшая пандемия показала, что город практически полностью зависит от возможностей арендатора – Российской Федерации. Это вообще недопустимо. Мы должны занимать более активную позицию.

Надо понимать, то, что касается города, – это наша прямая ответственность. В последнее время мало вспоминают о проекте создания специальной экономической зоны в Байконыре, а ранее это было одной из целей правительства страны. Будем надеяться, что приоритеты руководства Казахстана включают в себя увеличение своей доли ответственности за развитие и космодрома, и города Байконыра, - заключил господин Аселкан.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи