Опубликовано: 14100

«Мама, смотри - звездочки на небе. Это погибшие люди» - истории людей, покинувших Украину

«Мама, смотри - звездочки на небе. Это погибшие люди» - истории людей, покинувших Украину

Просыпаемся в поту, вздрагиваем от любых звуков, дети стали говорить о смерти – казахстанцы поделились историями бегства от пуль и бомбежек.

Несравнимые потери

Илья вместе с семьей пять лет назад переехал из Казахстан в Киев.

- Украина - хорошая страна с хорошими людьми. Все эти годы я работал в «Нафтогазе», это государственная нефтегазовая добывающая компания. Сам я гражданин Казахстана, уезжали мы в Украину с женой и одним ребенком, за пять лет жизни там у нас родилось еще двое детей. Последний сын, ему сейчас 1,5 года, уже гражданин Украины, - рассказывает Илья.

Из Киева семья Ильи выехала 3 марта с помощью посольства Казахстана и волонтеров.

- У меня есть небольшой военный опыт, с первых дней я мониторил ситуацию и понимал, что в первые дни боевых действий выехать из Киева было бы очень сложно – пробки на выездах из столицы растянулись на 20 километров, люди на границе с Польшей стояли по 4 суток.

Из Киева до Львова двигались по Одесской трассе, так как на севере стояли войска и велись боевые действия. В Киевской области, находившейся на тот момент под территориальной обороной, везде были посты, что затрудняло перемещение. Но наше посольство все сделало организованно, три автобуса с казахстанским флагом двигались в одной колонне. Останавливались на каждом посту, но досмотров не было. Лишь пару раз «завернули» наш автобус, но, удостоверившись после проверки документов, что с нами едет казахстанец, а не участник диверсионной группы, пропустили.

Во Львове мы пересели на большой автобус, такому транспорту отдавался приоритет при переходе через границу. С нами в автобусе были люди из Харькова, попавшие под обстрелы, среди них женщины и дети.

Дальше нас ждал путь до Катовице. И уже оттуда мы прилетели в Нур-Султан утром 4-го марта, в самолете было около 150 человек. Погостили у родителей в Караганде, сейчас находимся в Актау – вернулись в свою квартиру. Из арендной квартиры в Киеве я забрал все необходимое, рассчитывал потом вернуться и собрать оставшееся, но, видимо, уже не получится, - говорит Илья.

Мужчина отмечает, что пять лет, потраченных на интересные проекты в нефтегазе, не сравнятся с теми потерями, которые несут украинцы:

- Без работы я не останусь, у меня есть приглашения в международные компании. Но вот то, что приходится терпеть Украине и ее народу, - большие жертвы и разрушения, это на самом деле страшно. В страну были вложены инвестиции, а сейчас инвесторы не будут иметь здесь дел.

Разговоры о смерти

Юлия - наша соотечественница - в 1998 году уехала в Украину, выйдя замуж за гражданина Незалежной.

- Война застала мою семью – 7-летнюю дочку и 73-летнюю маму из Костаная, гостившую у нас, в Киеве. Я журналист, была в информационном поле, все говорили о начале войны, в том числе западные эксперты, переводами которых я занималась, но до последнего не верила в то, что самое страшное произойдет. Хотя и мой муж, датчанин (Юлия вышла замуж второй раз – Прим. авт.), и друзья в Европе все время говорили - уезжай из страны.

Мы жили на левом берегу Киева и в ночь на 24 февраля услышали взрывы - бомбили аэропорт Борисполь. Рано утром я получила сообщение, что уроки отменяются. А по новостям сообщили, что началась война. У нас паника, хотели сразу уехать, но оказалось, что аэропорты Борисполь и Жуляны уже не работают, небо закрыли.

Думали ехать поездом, чтобы добраться до Дании, где живет мой муж, так как нанимать машину было страшно. И тут подруга из Казахстана дала контакты посольства, сообщив, что посольство РК эвакуирует своих граждан.

Уточнив, что я могу, как сопровождающее лицо, выехать вместе с мамой – гражданкой РК, мы решили выезжать.

Но 24 февраля объявили комендантский час, выходить из дома было опасно – могли принять за диверсантов и расстрелять. В городе были слышны взрывы, с полок магазинов стали исчезать продукты, за которыми выстраивались огромные очереди. Напряжение нарастало…

Выстояв в очереди в супермаркете 4 часа, я решила – покидаем Киев, несмотря на то, что у мамы еще не зажила сломанная рука и у дочки был кашель. Нужно было добраться до посольства Казахстана, обычно путь от дома до него занимал минут 40. В тот день мы ехали 4 часа.

В тот день мы не успели на автобус. Переночевав с другими казахстанцами в бомбоубежище, отправились во Львов на следующий день. В те часы бомбили телевышку, а посольство как раз рядом находится.

Дорогая была очень тяжелой - на блокпостах вооруженные люди, баррикады, противотанковые рубежи. При том, что у нас был зелёный коридор, вместо 7 часов от Киева до Львова мы ехали почти 20 часов.

И еще дольше ехали от Львова до Катовице, откуда отправляли эвакуационные рейсы.

Дочка чуть не умерла в дороге – ее рвало всю дорогу, я не знала, что делать, вокруг проселочные дороги, докторов в автобусе не было. Как тряпочка лежала – думала, не довезу ребенка… Потом удалось связаться с врачом по вотсапу, и я смогла «откачать» Лизу.

После двух суток дороги в Катовице нас на машине забрал муж. Мама была очень слаба, могла не перенести дорогу в Казахстан, и мы решили забрать ее с собой в Данию, куда поехали с остановками через Германию.

Хочу поблагодарить посольство Казахстана в Украине, каждого, кто нам помог и мужественно проявил себя. Хочу вернуться в Украину как можно скорее, надеюсь, что война закончится как можно скорее. В Киеве жило 4 миллиона людей, я читала, что половина уже выехала, - говорит Юлия.

Уже будучи в безопасности, женщина продолжала просыпаться от любых звуков.

- Вздрагиваю, открываю глаза – и отпускает: я не в Киеве. Там по ночам во время воздушных тревог мы спускались в бомбоубежище или ложились у несущей стены в коридоре дома с одеялами и подушками.

Дочка стала о смерти говорить, ночью просыпается с криками. Недавно сидит на окне и что-то шепчет. Подхожу, спрашиваю, что она говорит, а Лиза: «Мама, я разговариваю со звездочками – это погибшие люди. Мама, если ты умрешь, я тебя никогда не забуду». Я обняла малышку, расплакалась и ответила, что умирать не собираюсь и мы уже в безопасности, все хорошо, - поделилась с нами Юлия.  

В темном подвале

А Кумайра Гусейнова из Уральска в эти дни не находит себе места – в Черниговской области селе Старая Басань остались ее беременная дочь с мужем и четырьмя дочерьми.

- До этого они жили в Киеве, а два месяца назад переехали в село в 80 километрах, дом купили, хозяйством занялись. Когда все началось, я говорила - выезжайте, они не верили. А сейчас уже не могут покинуть село - стоят российские войска, и местным передвигаться запрещено.

Свет отключают временами, интернета не было несколько дней, продукты, памперсы закончились, и никто не может помочь, въехать туда. 

Зять раз в день подключается, толком ничего не говорит…Я обратилась в казахстанское посольство, консулы говорят: лучше в холоде и голоде подождать - везде бомбят…, - рассказывает женщина.

Дочь женщины – гражданка Казахстана, зять – гражданин Украины. Три ребенка – погодки: 5 лет, 4 года и 3,5. Самой младшей - 1,2 года. Две девочки являются гражданками Украины.

- Сейчас дочка в положении, что они там едят, безопасно ли - не знаю. Сама больная стала из-за всего этого, давление скачет. Зять не рискует выезжать, уже несколько раз на мошенников нарывался. Кроме посла, говорит, никому не доверю своих детей. Не знаю, у кого просить помощи. Страшно за родных, которые в эти дни и ночи сидят в темном сыром холодном погребе, - рассказала Куймайра.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи