Опубликовано: 18000

Как жила и погибла дочь бая, которая заставила Сталина отправить ее на войну и воевала в штрафбате

Как жила и погибла дочь бая, которая заставила Сталина отправить ее на войну и воевала в штрафбате Фото - Открытые источники

История Халиды Мамановой заставляет проникнуться к этой женщине глубочайшим уважением. Потеряв буквально все, она смогла справиться со всеми невзгодами и стать уважаемым врачом и ученым.

Редакция Caravan.kz предлагает вам узнать больше о Халиде Есенгуловне.

Девочка из хорошей семьи

Халида Маманова родилась в 1918 году в местечке Кара-агач на территории современной Алматинской области. Наша героиня происходила из рода, который в волости знали без преувеличения все, и истоки его можно проследить до 13 века. Из него вышло много известных батыров и биев.

Отец Халиды, Есенгул Маманов, был баем с тысячными стадами и табунами. Жен у Есенгула было несколько, и у каждой - своя юрта. У своей матери Халида была третьим ребенком. Родной дядя Турысбек был волостным управителем и крупным торговцем, на его деньги строился город Капал.

Мамановы были меценатами и благотворителями: в том числе помогали обездоленным и спонсировали газету "Қазақ". Но главное их дело - это, конечно, светская школа "Мамания" для детей бедняков в Семиречье. Мамановы взяли на себя все: построили само здание школы, пригласили сильных педагогов, обеспечили учеников полностью, от еды до одежды. В стенах "Мамании" в свое время отучилась целая плеяда будущих знаменитостей - например, Ильяс Жансугуров, Билял Сулеев , Мухамеджан Тынышпаев, Жумахан Кудерин.

Халиде тоже дали возможность учиться.

"Когда мне исполнилось 7 лет, в 1925 году, родители спросили: «Желаю ли я учиться?». И я согласилась с мнением отца, хотя не знала, на что согласилась. Осенью этого года меня привезли в г. Алма-Ату, но долго не могли устроить в школу, так как  я не умела говорить по-русски. Русская школа не принимала меня; поэтому  родители решили отдать меня в русскую семью к частному учителю на домашнее обучение, чтобы я научилась говорить на русском языке", - вспоминала она позже в автобиографии.

В семье девочку приняли очень тепло. Пожилая учительница тепло заботилась о гостье, а дочь хозяев Катя подружилась с Халидой - девочки плакали, когда пришла пора расставаться. А время это пришло довольно скоро. За два года Халида научилась хорошо говорить по-русски и поступила в школу, но в 1928 году ее семью раскулачили.

Враги народа

15 человек из рода Мамановых расстреляли, 36 семей сослали, объявив врагами народа. Десятилетняя Халида с отцом, матерью и пятью братьями-сестрами оказалась в Пензенском округе Средне-Волжского края. Есенгул с трудом смог устроиться чернорабочим, мать Халиды - швеей. Через год ссылки им разрешили перебраться в Оренбург, где Халида продолжила учебу. Но тогда пришла новая беда: Есенгул, как и двое его братьев, заболел туберкулезом и скончался. Мать не смогла работать дальше, и ее с пятью детьми поддерживал еще один брат мужа, Ибраим Маманов.

Юная Халида отлично училась, но "неправильное" происхождение давило на нее. Чтобы поступить в техникум, пришлось скрыть свои корни. Но потом, когда первый техникум закрыли и пришлось перевестись в другой, Семипалатинский фармацевтический, правда вскрылась. Халида сама рассказала все, когда ее вызвали на разговор в обком.

"Конечно,  я догадалась, по какому делу: когда зашла в кабинет, со мной ласково поздоровались и посадили на диван. Началась беседа с вопросов: «Кем был мой отец, где жила, где была?» И я, не слушая советов моих родственников, честно рассказала все, что знала о семье. В результате меня исключили из рядов комсомола, но оставили учиться в техникуме. После этого ко мне окружающие стали относиться холодно, даже стипендию, которую получала по успеваемости, снизили до единовременного пособия", - рассказывала она об этом времени.

Но это препятствие ее не остановило.

Халида уехала на производственную практику в Алма-Ату и оттуда уже не вернулась. Поступила на 4-й курс рабочего факультета  при КазМИ, окончила его в 1937 году и подала заявление в КазМИ, чтобы стать врачом. И ей это удалось.

Феодальные корни усложнили все и здесь - Халиду даже исключили из ВЛКСМ, и ей пришлось постараться, чтобы восстановиться. Но она справилась. В 1941 году закончила КазГМИ и получила должность младшего научного сотрудника Института физиологии Академии наук СССР, эвакуированного на время войны в Алма-Ату.

Вот только воинское звание, положенное всем врачам, Халида не получила. Даже звание медсестры ей не дали. Вместо возможности помогать на фронте раненым, которых тогда было очень много, будущий профессор получила лопату и приказ рыть окопы и могилы.

Поедставьте, какое разочарование она должна была испытать. Учиться и не иметь возможности помогать людям, которые нуждались в ее помощи. При этом рыть окопы мог любой достаточно здоровый человек, лечить же - нет.

Это толкнуло Халиду на отчаянный шаг.

На фронт по личному приказу Сталина

Она написала письмо самому Иосифу Сталину.

"Если я враг народа, отправьте меня в штрафбат. Если останусь жива, то снимите все обвинения с меня и моих родственников", - дерзко потребовала девушка.

И ведь получилось. В феврале 1942-го Халида Маманова отправилась на фронт в составе штрафроты.

"Указанные в тот период в служебной (боевой) характеристике "ее недисциплинированность, временами дерзкое поведение" формально и стали причиной неприсвоения ей первичного военного звания. Это обстоятельство послужило причиной обращения к вышестоящему командованию с просьбой направить ее в штрафной батальон, чтобы снять с себя клеймо "дочери врага народа". Была направлена в штрафной батальон, где она прослужила несколько месяцев среди уголовников и политзаключенных. Она чудом осталась жива", - говорится в одной из статей о Халиде Мамановой, написанной для научной конференции о медиках на фронтах Великой Отечественной войны. 

Но с жизненной закалкой Халиды это "чудо" уже не кажется настолько неожиданным.

Оттуда ее перевели в авиабатальон, который постоянно находился на передовой. Сталинград, Прибалтика, Польша, Чехословакия, Австрия, Германия. Так Халида Есенгуловна дошла до Берлина.

За это время она спасла жизни тысячам людей и помогла появиться на свет сотням.

Именно так. В выписке из личного дела говорится о 18 000 пролеченных больных и 354 женщинах, которые благодаря ее помощи сохранили беременность.

Она была ранена - прострелили левое предплечье, был поврежден нерв. Но это не помешало остаться в строю и получить несколько наград. Халиде Мамановой были вручены орден "Красная Звезда" и медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне"
Послевоенная жизнь

С фронта Халида Маманова вернулась к семье в Алма-Ату, где продолжила медицинскую и научную деятельность, занялась преподаванием. Все, казалось, шло хорошо. Но слова "враг народа" все равно висели над семьей. До 1958 года мать Халиды боялась ареста и постоянно держала наготове пару чемоданов с вещами. Каждый день пожилая уже женщина меняла хлеб в чемоданах на свежий.

Однако до ареста не дошло, даже когда по стране прогремело дело врачей. Халиде Мамановой пришлось уволиться по собственному желанию" и на несколько лет оставить науку. Переждать удалось - ее пригласили преподавать в Караганде, а потом возглавить кафедру в медицинском институте в Актюбинске.

После этого Халида Есенгуловна продолжила преподавать, защитила докторскую диссертацию, получила звание профессора медицинских наук и организовала ансамбль домбристов. Студенты с теплом и уважением вспоминают, как она штопала им одежду, угощала обедами, иногда даже поддерживала деньгами. Многие ее ученики стали известными врачами.

Однако в Мексику по работе ее все равно не выпустили. Все, что разрешили - съездить на отдых с коллегами в Болгарию. Летом 1977 года ее тело найдут рано утром на пляже, в отдалении от мест, где обычно отдыхали туристы. Похоронили Халиду Есенгуловну в Актюбинске. Сейчас в этом городе есть мемориальная доска и улица, названная ее именем.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи