Опубликовано: 4000

Эксперт из Кыргызстана об изъятии человеческих органов в Актобе: В нашей стране реакция была бы очень сильной

Эксперт из Кыргызстана об изъятии человеческих органов в Актобе: В нашей стране реакция была бы очень сильной Фото - Джейсон Стэтхэм, кадр из фильма

Этим летом в Актобе произошел скандальный, резонансный инцидент, связанный с изъятием органов у погибшего молодого человека.

22-летний Серикболсын Кошербай скончался в начале июня 2017 года. Парня с черепно-мозговой травмой переправили в Актобе с помощью санавиации. Будучи под присмотром актюбинских врачей, Серикболсын впал в кому, а после скончался. Когда родственники забирали тело из морга, выяснилось, что у умершего изъяли две почки для пересадки. При этом родные Серикболсына утверждали, что своего согласия на эту процедуру они не давали.

Семья погибшего обратилась в правоохранительные органы, но безуспешно: досудебное расследование было прекращено Заводским отделом полиции Актобе за отсутствием состава уголовного правонарушения. Прекращено дело актюбинских врачей, изъявших почки у погибшего

- Закон гласит: изъятие тканей, органов у трупа не допускается, если организация здравоохранения на момент изъятия поставлена в известность о том, что при жизни данное лицо либо его супруг, близкий родственник или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его тканей или органов для трансплантации другому человеку. В областном управлении здравоохранения нам пояснили, что действия медиков закону не противоречат. Врачи имеют право на изъятие органов умершего человека, если при жизни он лично не написал расписку об отказе от посмертного донорства, - поясняет адвокат семьи погибшего Катарбай Раисов.

Так как для Казахстана это дело является едва ли не прецедентом, мы решили раскрыть эту тему на примере другого государства – соседнего Кыргызстана. Мы обратились к одному из ведущих экспертов в области разработки медицинских стандартов - специалисту по доказательной медицине Министерства здравоохранения Кыргызстана Бермет БАРЫКТАБАСОВОЙ.

- Так вопрос вообще не должен ставиться, что можно забирать органы, если при жизни пациент лично не написал расписку об отказе! Как человек в коме напишет расписку? Он же не собирался умирать. В медицине – это скандал! Никто насильно или без его добровольного информированного согласия не может забрать никакой орган – ни до смерти, ни после – и это должно быть прописано в законодательстве. Тело человека после его смерти принадлежит его родственникам.

- Насколько практика использования органов человека для трансплантации распространена на сегодняшний день?

- Трансплантология – это серьезное направление медицинской науки, которое относится к высочайшим достижениям человечества, потому что она продлевает и спасает жизни. При этом все, что касается трансплантологии должно проходить под очень строгим контролем, потому что речь идет не только о тканях синтетических или животного происхождения, но о человеческих органах и тканях. Есть явление, называемое криминальной трансплантологией – это самое страшное, что может произойти в медицине. Это когда на человека смотрят как на набор или комплект человеческих органов, которые можно купить-продать и начинают охотиться на здоровый человеческий организм. Поэтому-то торговля человеческими органами запрещена в мире еще 70 лет назад.

Сразу хочу продолжить эту тему, что торговля человеческими органами должна быть строго запрещена и преследоваться во всех государствах. У нас, в Кыргызстане, тоже проводится работа по этому вопросу Госслужбой миграции в рамках национального плана борьбы с торговлей людьми. Моя позиция, как медика: «Если в стране нет своих прямых исчерпывающих ресурсов для проведения и контроля трансплантологии: прямых человеческих (обученных медицинских специалистов), медицинских стандартов, материальных ресурсов, гарантий безопасности, то и у государств пока нет возможности поддерживать это направление науки». Но когда появляются ресурсы, научно-технический прогресс достигает своего надлежащего эволюционного уровня медицинского постулата «Не навреди», тогда правоохранительные органы должны нести такую же ответственность за безопасность в отношении и донора, и реципиента. И даже больше, чем медики. То есть вопрос безопасности стоит на первом месте, чтобы не было незаконного изъятия органов, а медицинский – на втором.

Самые частые трансплантируемые органы: сетчатка глаза, легкие, печень, сердце, почки и первым стоит именно вопрос безопасности доноров. Правоохранительные органы должны быть в курсе, что запрещено, и должны быть очень бдительными в этом отношении. Медики, естественно, должны вести полный учет: кто донор, кто реципиент от начала и до конца процесса, задолго до и надолго после самой операции. Медицинская информация хранится 25 лет. И даже если это трупный материал, то, опять-таки: кто, на каком основании, диагноз, сроки, кому и так далее. Тут никогда не должна рваться связь «донор – реципиент». Второе – донор находится под ответственностью государства и медицины точно так же, как и реципиент, потому что тоже теряет здоровье, и риски инвалидизации становятся высокими. Должны быть предусмотрены гарантии помощи в отношении и донора, и реципиента. Прежде всего, нужно информированное согласие. Криминальная трансплантология опасна тем, что человека рассматривают как набор или комплект органов и тканей. Поэтому нельзя такое допускать категорически. Особенно это опасно, когда ситуация выходит из-под контроля, и начинаются такие «невидимые» потоки передвижения. В международном масштабе это очень серьезная проблема, потому что она стоит на очень высоком уровне криминогенности – как продажа оружия и наркотиков. Огромные деньги платят, чтобы заполучить нужные органы, образуются длинные очереди в разных странах. Органы стоят дорого, детские органы стоят втрое дороже. Тут правоохранительным органам нужно быть обученными и продвинутыми в этих вопросах. Особенно, когда законодательство в стране неразвитое, слабое или нет практики реагирования на такие ситуации.

- Как вы относитесь к той ситуации, что возникла в Казахстане?

- Если врачи без согласия изъяли органы – это очень тревожный знак. Значит, ваши врачи далеки от международного законодательства и этических норм профессии. Остается выяснить, как давно они это делают и сколько таких врачей и случаев изъятия проходит «в рамках закона». Если есть такой Закон, он противоречит всем Конвенциям и международному законодательству по трансплантологии.

(На самом деле, как и сказал ранее адвокат семьи погибшего парня, согласно законодательству РК, врачи имеют право на изъятие органов умершего человека, если при жизни он лично не написал расписку об отказе от посмертного донорства. Об этом говорится в статье 169 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения». - Прим. ред.).

- Лично для меня, как для медработника, очень опасный момент, когда врачей, в силу незнания закона, втягивают в подобные ситуации. Это грубое незаконное использование медицинской профессии и нарушение профессиональной этики. Когда сейчас на каждом шагу говорится о праве человека на неприкосновенность, об информированном согласии пациента даже на медицинский осмотр, о том, что это его право на собственное тело, на протяжении всей жизни и после смерти – это право никак не может нарушаться, оно незыблемо и неотъемлемо. Если так, ни с того, ни с сего человеческое тело «потрошат на органы» – это чрезвычайно опасно.

- А как кыргызское законодательство регулирует трансплантологию в вашей стране?

- Наше законодательство, пусть медленно, но продвигается к тому, чтобы были соблюдены все меры безопасности. Взяты под контроль все движения очередей, заявки доноров, реципиентов, чтобы все это было проверено и зафиксировано: состояние здоровья, различные риски и пр.

Наш закон гласит, что трансплантология возможна только между близкими родственниками первой линии: мать, отец, дети, братья, сестры и т.д.., а тело и органы умершего принадлежит его самым близким родственникам. Другая трансплантология у нас запрещена.

- Происходили ли подобные случаи в Кыргызстане?

- У нас был похожий скандал, но он случился очень много лет назад в одном из мединститутов. Трупный материал людей без определенного места жительства (бомжей – прим.ред) использовался для пластинации: делали органы для музея, для продажи, был даже какой-то частный бизнес между странами. Потом выяснилось, что это незаконно, и этот плачевный опыт был прекращен. Периодически возникают проблемные вопросы, связанные с трансплантологией. Какое-то время даже гуляли объявления по телевидению и газетам: куплю-продам почку. И наши правоохранительные органы тоже тогда не понимали и говорили, что люди же добровольно продают свои органы. Мы тогда били тревогу, чтобы государство и люди были бдительны и осторожны. Кыргызстан – маленькая страна, и, если этот страшный бизнес захватит нас – будет трагедия.

- А насколько развита криминальная трансплантология в дальнем зарубежье?

- Это правильный вопрос. Есть такое явление как криминальный трансплантационный туризм – люди не знают, думают, что это - когда делают пересадку за рубежом. На самом деле, есть страны-доноры – страны, где из-за нищеты и безработицы больше встречается людей, которых можно уговорить либо заключить сделку отдать свои органы за деньги и где есть много случаев непонятного исчезновения людей, особенно детей. Или зоны близ военных конфликтов, где возможностей добыть «человеческие органы» быстро и дешево становится больше. Там то и делают трансплантационные площадки. И есть страны-реципиенты, где много богатых людей, готовых отдать любые деньги, чтобы продлить себе жизнь. Люди перемещаются из страны в страну, а на таможне не проверяют – с почкой или без почки едет человек. Никто ничего не понял, а сделка состоялась. Т.е. «черная» криминальная трансплантология, когда человеческие органы изымают насильно, путем купли-продажи, торговли человеческими органами, кражи людей или даже их убийства. Такой «туризм», такой путь отслеживается и запрещен категорически. Он должен серьезно преследоваться В разных странах – разное к этому отношение. Где-то – очень строго, что такое даже и в голову не придет, а где-то «под шумок» происходят такие вещи. Медиков задействуют как хирургов-трансплантологов. Из самых фантастических достижений научно-технического прогресса можно рухнуть в совершенно другую среду преступного мира.

Трансплантология под надзором и с нужными ресурсами, на самом деле, творит чудеса, продлевает человеку жизнь. Люди после трансплантации живут и 10, и 20 лет. Есть уже колоссальный опыт по успешной пересадке сердца, печени и др. сложных органов. Это стало чуть ли не рутинной процедурой для многих клиник в мире, но только если это происходит с гуманной целью и с добровольного согласия донора и реципиента. Есть нужное оборудование, клиники, контейнеры для транспортировки органов…

В развитых странах сильное законодательство, которое защищает права и реципиента, и донора, часто трансплантология бесплатна, поддерживается государством. Все автоматизировано, и человек не может пропасть или возникнуть из ниоткуда. Многие люди из высоких гуманных целей еще при жизни дают согласие на использование своих органов после смерти. Все законодательно закреплено

Даже наш нынешний министр здравоохранения очень часто говорит о том, что готов передать свои органы безвозмездно для нужд трансплантологии после своей смерти с целью подчеркнуть свою приверженность гуманным целям медицины. Периодически вопросы развития трансплантологии в стране встают очень актуально.

- В Казахстане новость об изъятии органов у погибшего парня без ведома его родных вызвала довольно широкую огласку в обществе? Скажите, на ваш взгляд, какой бы была реакция на подобный инцидент среди населения Кыргызстана?

- Мы уже, так скажем, «вакцинированы» и натренированы по этому вопросу. Этот шквал эмоций и шок – мы уже пережили, и наше общество будет не то, что даже насторожено относиться. Реакция была бы очень сильной. У нас шли многолетние дебаты, было широкое обсуждение, несколько лет общественность останавливала проект закона, который недостаточно давал гарантий безопасности. Когда безопасность будет гарантированно обеспечена, прописана законодательно, - станет легче. Прогресс за ноги не удержать – все эти процедуры и правила трансплантологии действительно реализуемы, но только с тех позиций, что все это должно быть под контролем.

- Кто, как правило, может стать возможной жертвой черной трансплантологии?

- Прежде всего, самые бесправные уязвимые – это неинформированные люди, когда их можно просто обмануть. И любой человек, если станет жертвой кражи и работорговли. В Индии есть целые деревни, где люди за копейки свои органы продают – у них, наверное, это позволительно. Общество забило тревогу, когда малоимущие необразованные жители с дальних регионов в поисках средств к существованию стали не только соглашаться продать свою почку, но приводить своих несовершеннолетних детей для этого. Вот этого категорически нельзя допускать.

Новости партнеров