Опубликовано: 500

Женщины творят историю

Женщины творят историю

Восьмого Марта – повод для разговора о том, какое место в обществе сегодня занимает слабый пол. По словам Генриха Гейне, именно “женщины творят историю, хотя история запоминает лишь имена мужчин”. Как живется сегодня им в Казахстане, представлены ли они в высших эшелонах власти?

На эти и другие вопросы отвечает казахстанский политолог Замир КАРАЖАНОВ.

– В Казахстане до сих пор женщины находятся на вторых ролях. Чем это можно объяснить, по вашему мнению?

– На вторых ролях они находятся не только в Казахстане. Проблема гендерного неравенства и низкого представительства женщин в политике актуальна для всех стран. В мире ежегодно составляются разные рейтинги. Они показывают, что на глобальном уровне ситуация в данной сфере не сильно меняется. Есть лидеры, а есть аутсайдеры, и переход из последней категории в первую происходит медленно.

Согласно индексу гендерного равенства Всемирного экономического форума (ВЭФ), в мире мы – типичные “середняки”. В 2018 году Казахстан оказался на 60-м месте из 149.

По данным наших властей, доля женщин на госслужбе составляет 55 процентов, а на высших руководящих постах – 39 процентов. Выглядит неплохо на первый взгляд. Но в то же время по представительству женщин в политике, согласно ВЭФ, мы занимаем 94-е место, что говорит о диспропорции. С чем это может быть связано? Причин тут много. Это может быть и нехватка избираемых политических постов, что указывает на ее закрытый элитарный характер. А может быть и низкий КПД партийной системы, задача которой – артикулировать интересы женщин и вовлекать их самих в политическую жизнь.

Замир КАРАЖАНОВ

Замир КАРАЖАНОВ

Кстати, положение Казахстана в “The Global Gender Gap Report” ухудшилось после 2014 года, когда цены на нефть упали, что аукнулось на темпах роста нашей экономики. До этих событий мы были на 52-м месте. Каким образом гендерное неравенство связано с социально-экономической ситуацией?

Все банально просто: многие женщины возглавляли компании. Лучше всего они были представлены в сфере малого и среднего бизнеса, который оказался чувствительным перед “турбулентностью” в экономике.

Кстати, по вовлеченности женщин в бизнес-среду Казахстан получал в рейтинге ВЭФ высокие баллы. Поэтому, когда государство поддерживает МСБ, оно протягивает им руку помощи.

Вызывает беспокойство состояние законности и соблюдения прав наших женщин. Притчей во языцех стало бытовое насилие. Ежегодно от него страдает порядка 30 тысяч представительниц прекрасной половины нашего общества. О положении с соблюдением их прав говорят и громкие судебные разбирательства в отношении насильников. Многие, наверное, помнят, каких трудов стоило наказать преступников. На этом фоне нарушение прав женщин в трудовой сфере выглядит вполне безобидным явлением. Улучшение гендерного равенства в нашем обществе зависит и от повышения эффективности судебной и правоохранительной систем.

Наряду с формальными факторами следует обратить внимание на неформальные. В обществе существуют определенные ожидания относительно слабого пола. Женщину часто воспринимают в облике хранительницы домашнего очага. Она больше времени тратит на семью, нежели на карьеру или образование. И вообще проблема свободного времени остается актуальной для нее. Я должна сидеть дома, готовить, читать Коран и терпеть - откровения казахстанки, сбежавшей от побоев мужа

Интересно, что в отношении мужчины тоже действуют определенные запросы в обществе. Он у нас воспринимается как кормилец семьи. Как следствие – задача женщины сводится к тому, чтобы закрывать “тыл” и заниматься решением бытовых проблем, а ее спутник обязан приносить большие заработки. Проще говоря, расти по карьерной лестнице. Кстати, раз зашла речь о семье. У нас есть не только полные семьи, но и неполные. 400 000 женщин в одиночку воспитывают детей. И конечно же, им приходится нелегко.

– Можно ли предположить, что большее присутствие женщин в парламенте, правительстве изменит ситуацию в стране в том плане, что вопросы социальной сферы – наиболее животрепещущие на сегодня – ими будут более активно заниматься?

– Здесь не все так однозначно и просто, как может показаться. Принцип “Дай порулить!”, как показывает практика, не является панацеей и сам по себе ничего не гарантирует. Кстати, об этом говорит опыт ушедшего недавно в отставку правительства. В его составе социальный блок курировала женщина. Но именно проблемы многодетных семей, о которых громко заговорили после трагических событий в Астане, стали ахиллесовой пятой кабмина.

Скорее всего, здесь следует оценивать не гендерный состав государственных органов, а качество работы институтов общества. В том числе политических.

И здесь имеются проблемы. Например, несколько лет назад у нас прошла конституционная реформа, которая повысила полномочия мажилиса. Но как всё работает? Правительство в отставку отправил не парламент, а глава государства. Причем сделано это было своеобразно. Впервые в истории Казахстана глава государства сделал обращение, где призвал кабмин уйти в отставку, а не распустил его своим указом. А по идее вотум недоверия должны были выразить депутаты. Но этого не произошло. Поэтому представительство женщин в госорганах само по себе не показатель. Не менее важно оценивать эффективность и работоспособность тех институтов, в которых они занимают руководящие должности.

– Социологи замечают, что женщины демонстрируют большую адаптивность, чем мужчины. Кстати, это можно увидеть на примере оралманов. Большая часть мужчин-оралманов сетует на проб­лемы с трудоустройством, получением гражданства и т. п. Женщины же открывают свое дело, социализируются и потихоньку становятся полноправными членами общества.

– Они и сейчас признаются полноправными членами общества. Другое дело, что указанная вами тенденция может сделать представительниц слабого пола влиятельной частью населения, чьи настроения будут формировать приоритеты развития страны. Но все-таки стоит реалистично оценивать ситуацию. Активная и энергичная позиция женщин должна сочетаться с переменами в самом обществе. Только в этом случае количественные изменения способны будут привести к новому качественному состоянию.

Поскольку разговор зашел о последних тенденциях, которые в будущем могут о себе заявить, стоит обратить внимание на относительно большую долю женщин в госаппарате – 55 процентов. Дело в том, что госслужба у нас давно стала одной из “кузниц кадров” для высших руководящих должностей. Впрочем, много выходцев из госорганов сегодня можно встретить в стенах мажилиса и сената. Поэтому не исключено, что в будущем доля женщин в высших эшелонах власти будет расти.

– Мы все время говорим, что хотим войти в число наиболее цивилизованных стран мира. Но в этих странах женщины широко представлены в политике, занимают ключевые посты в государстве. Может, и нам надо продвигаться в этом направлении?

– В этом вопросе нет расхождений. В конце 2016 года в Казахстане приняли Концепцию гендерной и семейной политики. Ставится задача к 2030 году довести долю женщин на руководящих должностях во всех ветвях власти, а также в корпоративном и квазигосударственном секторах экономики до 30 процентов. Другой вопрос: как сделать сказку былью? Здесь нет универсальных рецептов!

В одних государствах, например, официально или неофициально прибегают к практике квот при назначении женщин на руководящие посты. В других существуют должности, которые негласно закреплены за прекрасной половиной человечества.

Но подобные методы отдают формализмом и часто оказывают плохую услугу женщинам. Они не расширяют, а “замораживают” их долю в коридорах власти. Не стоит искать простые пути! Оптимальное решение – это смелые реформы, которые смогут не только улучшить жизнь населению, но и создать новые “социальные лифты” в обществе. Благодаря им женщины, и не только они, получат шанс построить карьеру и покорить командные высоты.

– Какой должна быть женщина-политик в современном мире?

– В современной политике, на мой взгляд, чрезвычайно много тестостерона, брутальности и силы. Но это вовсе не значит, что для женщин в таком мире нет места. Напротив, ощущается сильный дефицит таких исконно женских качеств, как рассудительность, выдержанность, терпеливость и толерантность. В наше время как никогда важно уметь находить общий язык с партнером, стремиться сохранять “окно переговоров” даже тогда, когда для этого остается мало возможностей.

Фраза “Никогда не говори “никогда!”, пожалуй, больше всего оказывается востребованной в политике. И еще старая философская мудрость: “Человек не может жить в обществе и быть свободным от него”.

А значит, любой политик, женщина или мужчина, в первую очередь являются стопроцентным продуктом своего общества. Поэтому надо ценить наши добродетели: мир, дружбу, единство и наше казахстанское гостеприимство. Сильный и прагматичный лидер может появиться только в здоровом и не расколотом обществе. "Напутствия "всегда быть красивыми, милыми, слабыми" можно пропустить мимо ушей" - казахстанская феминистка о 8 Марта

– Женщина – президент Казахстана? Это реально?

– Вполне реально. Конституция и прочие законы не ограничивают женщин в занятии высших политических постов. В том числе президента РК. Они есть в правительстве, парламенте, бизнес-структурах и разных сферах экономики. И хотя у нас население разделяет в основном патриархальные ценности восточного общества, тем не менее казахстанцы толерантно воспринимают женщин на разных руководящих постах в государственном и негосударственном секторах.

Хотел бы обратить внимание еще на одну любопытную деталь, связанную с женским лидерством. В 2018 году ВЭФ провел исследование “Public trust in politicians”, где измерялось доверие населения к политикам. В итоге Финляндия оказалась в первой пятерке стран мира по этому показателю, а в первую десятку вошли Норвегия и Швеция. У них всех высокий процент представительства женщин во власти, что говорит не только об авторитете политиков, но и о сложившемся уровне доверия в обществе. Это отличный показатель! Такие страны отличаются конкурентоспособностью и отказоустойчивостью, что поможет им справиться с любыми внешними вызовами.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров