Опубликовано: 410

Зеленый наряд Алматы не нужен: какие опасности грозят деревьям

Зеленый наряд Алматы не нужен: какие опасности грозят деревьям

Письмо от читателя

“Алматинские деревья стали моей постоянной болью. Да вы пройдитесь пешком по городу: сколько их гибнет! Здесь ощетинились голыми, без хвоинки, ветвями когда-то пышные ели. Там – длинный ряд засохшей туи. Еще в середине лета осталась без листьев значительная часть лип, коричневая кайма “украсила” листву каштанов. Дубы – белесые в пятнах, а на сосны вдоль трасс невозможно глядеть без душевных мук – такие они жалкие.

Как раз сейчас в Алматы начались осенние посадки. Прочитала в газете, что зеленый фонд города пополнится 285 тысячами деревьев. Раньше меня очень радовала такая информация. А сейчас я думаю: какая участь ждет эти саженцы? Что вообще происходит? Зеленый наряд города гибнет от нехватки влаги? Но в парке вокруг городского акимата полив был регулярный и обильный. До самого похолодания били струи воды, да так, что ели, дубы, каштаны и липы в лужах тонули. А картина, если присмотреться, – та же.

Да еще зима впереди. Снова снег с реагентами будут кидать с тротуаров на обочину – прямо под деревья! Неужели никому не приходит в голову, что это вредит им?” – написала в редакцию алматинка Фарида ЖУНУСОВА. Мы попросили специалиста помочь разобраться в поставленных читателем вопросах.

– В Алматы достаточно суровые климатические условия, – говорит ландшафтный архитектор, занимавшийся реконструкцией Ботанического сада Алматы, Нелли ЛАПТЕВА. – В частности, существует постоянная необходимость полива растений. Но поливать – не значит заливать. Если всё время устраивать под деревьями “болото”, они долго не проживут. По-хорошему, саженцы требуют пополнения запасов влаги 2 раза в неделю, а взрослому дереву достаточно одного полива. Избыточная влажность приводит к загниванию корневой системы. И это особенно актуально в нашем регионе.

Мы привыкли думать, что у нас, в Алматы, сплошной чернозем, и это здорово. С одной стороны, так и есть. Если иметь в виду годами находившиеся под богатым травостоем земли на пустырях. Вот где, действительно, можно сделать небольшую выемку грунта, воткнуть саженец, и он пойдет в рост. Но часто посадки производят там, где недавно велось строительство, и почва утратила все свои замечательные свойства. Была рыхлой – стала твердой, как камень. Ее утоптали ногами и прикатали тяжелой техникой. Ведь чернозем – это, по сути, обогащенная питательными веществами глина, он легко поддается уплотнению.

Однажды я видела своими глазами: ямы под посадку липы в центре города буквально выдалбливали отбойным молотком. Никто не задавался вопросом, как в них расти корням? Куда расти? Шансов прижиться на этом месте у молодых лип не было. Копали бы уж землю ковшом экскаватора, убирали камни и мусор, завозили хороший грунт, песок. Тогда могло бы что-то получиться.

Два слова о песке. Его обязательно надо добавлять в чернозем, которым засыпают посадочные ямы. Крупный мытый речной песок решит проблему уплотнения грунта. Пусть вас не беспокоит то, что количество питательного субстрата при этом уменьшится. Полезных веществ в нем хватит с избытком. И вода застаиваться не будет.

Очень важно убедиться, что яма для посадки способна пропускать влагу. Например, оставив ее до сильного дождя. Уйдет вода – очень хорошо. Будет стоять – с чистой совестью яму засыпьте. Дерево всё равно здесь жить не сможет!

Или копайте глубже, делая дренаж. Небрежную посадку с оговоркой выдерживают только тополь и карагач, если они посажены вовремя, до жары. И в жаркий период хотя бы пару раз политы.

Сейчас у нас всюду газоны. Даже в старых парках пространство под деревьями стали засевать газонной травой. Для глаз – приятно. Но газон требует постоянного обильного полива, что отнюдь не благо для деревьев. Я бы так сказала: если трава впечатляет яркостью, можно смело утверждать, что деревья “переливают”. Им столько воды не надо. Раз перелили, два, три, и почва перестает “работать”. У хвойных желтеет и сыплется хвоя. У лиственных сначала становится коричневым край листа, а потом и всё остальное. Для ослабленных неправильным уходом растений этот процесс может оказаться фатальным.

Тут уж придется выбирать: либо – хороший газон, либо – деревья. Компромиссный вариант – поливать траву раз в неделю, давая газону хорошо просыхать (сочным и ярким он, правда, уже не будет).

А лучше – заменить его разнотравьем. Оно улучшает почву, создает условия для жизни насекомых и мелких птиц, да еще и радует глаз своим цветением, при этом почти не требуя к себе внимания. Разнотравье хорошо смотрится и на разделительных полосах автодорог. В отличие от елей и сосен, которых убивает смог.

Сильно влияет на прижи­ваемость деревьев качество посадочного материала. К сожалению, в Казахстане для него не существует стандартов, как в Европе.

Там каждое деревце в условиях питомника несколько раз пересаживают из горшка – в горшок, из лунки – в лунку, формируя хороший корневой ком. Идущий на реализацию посадочный материал маркируют с указанием числа пересадок. От этого зависит и его цена. Наши саженцы имеют 1 или 2 длинных корня, поврежденных при извлечении из земли. А система мелких корешков почти не развита. И дерево не может питаться на новом месте. Конечно, оно будет тяжело болеть, и не факт, что когда-нибудь приживется.

Есть и проблема с ассортиментом для посадок. Лучше всего в сложных условиях южной столицы чувствуют себя разные виды тополя и карагача. Особенно одна из разновидностей последнего – вяз Андросова. Это не тот распространенный в Казахстане вяз-карагач, к которому мы привыкли, а шикарное дерево с пышной, будто специально сформированной кроной. Если бы мы могли высаживать в городе этот вяз сотнями экземпляров, было бы просто прекрасно. Дерево быстро растет, практически не болеет, живет долго, дает много тени. Но взять эту красоту в нужном количестве негде.

В наших питомниках вяз Андросова почти не найти. Они ориентируются на частный спрос, и им интересны совсем другие виды растений, в других количествах.

В России есть красивые сорта тополя, которые дают просто бешеный рост, не требуя при этом кропотливого ухода. В условиях Алматы они гарантированно прижились бы. Но… На посадку идет то, что есть. И получается плохо.

Почему бы городу не открыть муниципальный питомник, чтобы решать вопросы озеленения исходя из своих потребностей?

Убийственно влияет на состо­яние зеленого фонда система госзакупа услуг. В этом году одна компания занимается посадками и уходом, в следующем – другая. Так что и спросить за гибнущие деревья не с кого. Часто в этой сфере заняты абсолютно неподготовленные люди. Ни руководители, ни рабочие не умеют обращаться с растениями. И снег с реагентами, о котором говорит читатель, сгребают под деревья по той же причине – от незнания и отсутствия контроля. Бедные дерева со смогом едва справляются, а мы им еще отраву под корень! Поэтому состояние зеленых насаждений всё время ухудшается.

Орхидский минер, свирепствующий в городе, может довершить дело.

Это маленькая моль, откладывающая десятки личинок четырежды за сезон. Распространяется с космической скоростью. Зная, сколько деревьев было поражено в этом году, можно смело умножать цифру на 4, чтобы понять, что будет в следующем. В предгорьях уже все дубы стоят пораженные.

Ослабленные растения могут уже не восстановиться. Даже если волшебным образом мы обработаем все деревья в городе, минер может остаться на девичьем винограде, например, а с него опять перейдет на деревья. Мы информировали власти города об этой проблеме, о способах борьбы с вредителем, предупредили о возможных последствиях его свободного распространения. Будут ли приняты меры – посмотрим.

Бороться с минером непросто. Опрыскивания обычными инсектицидами токсичны для полезных насекомых и людей. Надо искать безопасный метод бработки и биологические препараты. И сделать это важно до следующего сезона. Чтобы в тендерах на уход за растениями было всё прописано, а с мая началась работа. На борьбу с этой эпидемией нужно бросить все силы. Иначе, сажая новые деревья, мы не сохраним те, что есть сейчас…

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи