Опубликовано: 4100

Зараза против Конституции: как меры против вируса ударили по казахстанцам

Зараза против Конституции: как меры против вируса ударили по казахстанцам Фото - Тахир САСЫКОВ

Депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА сомневается в продуманности и полезности Кодекса о здоровье народа. А также в продуманности и полезности некоторых решений санитарных врачей всех уровней.

Более того, Ирина Владимировна считает, что своими постановлениями санитарные врачи посягнули на Конституцию Казахстана.

Посягнули на святое?

– И в чем это выражается?

– Им дали во-о-от такие (медленно раздвигает ладони) широченные полномочия. И каждый начал сочинять кто во что горазд. Они легко ограничили права граждан на труд, на свободу передвижения, режим отдыха и работы людей и целых отраслей экономики. Все эти решения приняли единолично и кулуарно. При этом никто и ничего нам не объяснял. Но мы должны были подчиняться этим нелепым, субъективным распоряжениям – иначе штраф. Вот главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин. Я не увидела в его решениях объективного подхода хозяйственника, который отвечает за судьбы жителей мегаполиса. И такая ситуация (машет рукой) во всех регионах.

– Вы считаете, что санврачи принимали неадекватные распоряжения?

– Я считаю, что их распоряжения можно и нужно опротестовывать в судах. Просто мы впервые оказались в такой ситуации.

– Всемирная организация здравоохранения тоже дергалась туда-сюда. То везде надо ходить только в масках, то они не нужны на улице, если соблюдаешь социальную дистанцию.

– Вот поэтому несколько стран, включая США, отказались ее финансировать. Если ВОЗ перестали доверять, почему мы должны верить нашим санврачам? Правительство Швеции чуть ли не палками били: якобы оно убивает собственных граждан. А сегодня говорят, что правильно карантин не ввели. Взять Беларусь – только в Минске по 150–250 тысяч человек на митинги собиралось. И далеко не все в масках были. Говорить о “социальной дистанции” в этом случае бессмысленно?

– Там и парад провели к Дню Победы, и чемпионат страны по футболу не останавливали.

– Ну и где тысячи умерших? Сколько недель уже прошло после всех этих массовых мероприятий – все, кто стоял на митингах плечом к плечу и орали друг на друга, уже должны или в больницах лежать, или на кладбищах. Нет же!

Цена запретов

– В выходные в Алматы не работали супермаркеты и базары. Маленькие магазинчики воспользовались этим – и в субботу-воскресенье поднимали цены. Кроме того, там сразу образовались очереди.

– И все там были без масок! И никакой социальной дистанции. Охрана больших торговых центров таких покупателей просто бы не пустила. Какой смысл был в этом запрете? При этом супермаркеты и торговцы рынков понесли убытки.

– А еще на выходные в Алматы остановили весь общественный транспорт – тоже якобы в целях снизить распространение коронавируса.

– В этом запрете я тоже не вижу логики. Пассажиропоток в выходные падает. В Алматы всего одна ветка метро – только в центре города. Не все им пользуются. Наживались только таксисты и частники, которые задирали стоимость проезда в разы. Троллейбусные и автобусные парки, метро понесли убытки – порядка 50–70 процентов. Ну и кто за это ответит?

Справка “КАРАВАНА”

3 сентября главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин заявил, что “ежедневный прирост заболеваемости снизился в 35 раз по сравнению с июлем… Это говорит о том, что идет стабилизация ситуации”.

– Мне кажется, это не благодаря запретам, а вопреки им.

– Вы о запрете алматинцам в выходные совершать прогулки в горы?

– С какого м-м-м... (долго подбирала слово), да, с какого перепугу люди пойдут в горы пить водку? Я часто в горы хожу – ни разу пьяных не видела. Презумпцию невиновности никто не отменял (стучит пальцем по столу). Люди идут в горы подышать свежим воздухом, уйти от жары, показать детям природу, получить физические нагрузки, просто вести здоровый образ жизни. А минздрав и санврачи, по сути, заставляли нас вести нездоровый образ жизни: сидите дома без витамина D! И пусть иммунитет у вас и ваших детей вообще упадет до нуля? Я подозреваю, что наши санврачи заинтересованы в том, чтобы наш иммунитет упал. А мы еще больше болели? Ребенок, который месяцами сидит в четырех стенах и ковыряется в своем гаджете – он легче перенесет какой-нибудь вирус?

Время срывать маски?

– Осень на носу – нормальное время для гриппов и ОРВИ. Это всегда было и будет во веки веков. Сейчас иммунитет у людей ослаб, психофизиологическое состояние упало. Я не знаю, что будет страшнее завтра: COVID-19 или грипп? И эта загадка – благодаря нашим санитарным врачам, их субъективному подходу? Они не за нас боятся, а за себя! Если они так за нас переживают – пусть обеспечат всех граждан масками и другими средствами защиты. Мы же платим в Фонд обязательного медицинского страхования?

– Ирина Владимировна, но на всех работающих масок не напасешься.

– А временно неработающих граждан, считаю, надо обеспечивать бесплатным питанием. Если чиновник поставил нас в такие условия, то должен отвечать за каждое свое слово. Отлучил меня от работы – он же мою семью кормить не будет? Это говорит о низкой квалификации санврачей. Да, у них нет опыта работы в такой ситуации. Нет необходимых знаний, компетенций, умения просчитывать те или иные риски, последствия, которые возникнут по результатам их решений. Но зато есть право принимать их без учета последствий для себя лично? Санврач не отвечает за уровень жизни граждан. А он с марта сильно упал. Один человек принимает решения, которые сказываются на экономической и социальной жизни регионов. Это нормально?

– Дорогу в ад традиционно выкладывают благими намерениями.

– А разве министры здравоохранения не понимали, что происходит? И руки умыли?

– Может, нужен какой-то специальный закон о карантине, который бы регулировал действия госорганов и чиновников во время эпидемий?

– Ни в коем случае (строго грозит пальцем)! Просто надо восстановить эпидемиологическую службу и принять закон о ней. Она должна регулировать все действия госорганов. Тогда отвечать за всё будут профессионалы. "Склады "СК-Фармация” по субботам-воскресеньям отдыхают" - депутат Ирина Смирнова рассказала о своем волонтерском опыте

История болезни

– В июле вы назвали одну из главных проблем – внутрибольничная инфекция. В 12-й горбольнице Алматы это случилось.

– Одна эпидемиолог сказала мне: когда во времена СССР что-то подобное происходило, она должна была звонить на самый верх (многозначительно указывает пальцем в потолок).

– В минздрав КазССР?

– Нет! Главному эпидемиологу СССР! Даже по факту сальмонеллеза. Потом начинали расследования и принимали решения по локализации. Вот какой был уровень. В Беларуси сохранили всех эпидемиологов. А еще в эту республику недавно вернулось много людей, работавших за рубежом. Если даже они что-то “принесли”, то местное здравоохранение сумело справиться с заразой. Они нашли адекватные решения. А у нас прежнее здравоохранение разрушено, новое не выстроено. Где эпидемиология, санитарные службы? Сейчас они нацелены на защиту прав потребителей. А кто должен противостоять инфекциям? В Кокшетау есть противотуберкулезный диспансер, который стал провизорным центром. Потому что там до сих пор работают пульмонологи и другие специалисты.

С начала эпидемии COVID-19 там ни один врач не подхватил эту заразу. Потому что они соблюдали все нормы безопасности.

Коронавирус давно известен. Если бы не развалили эпидемиологическую службу, то не получили бы нынешнюю ситуацию. Я считаю, с каждым погибшим из-за этого вируса нужно разбираться персонально. Тогда мы поймем, в чем проблема: не те лекарства, не те назначения... А сейчас вообще надо поднять вопросы о работе “СК-Фармация”. Почему онкологическим, диабетическим, другим больным лекарств не хватает? Дальше. Нас всех в рамках Фонда обязательного медицинского страхования приписали к медцентрам. Где результаты? Внутрибольничная инфекция – откуда? Потому что не было нормальной циркуляции воздуха! Главврач 12-й горбольницы ни разу за все эти годы не поднял этот вопрос. Давайте поднимем все документы – проверим, чем он занимался.

– Ирина Владимировна, но вирус же есть. И он убивает.

– Да. Но надо разобраться, чем и как именно. Я удивляюсь министерству здравоохранения. Почему оно не привлекло отечественные кадры из Института инфекционных болезней, где 160 кандидатов и докторов наук во главе с уважаемым доктором Александром Ивановичем Ильиным. Почему их мнением не поинтересовались? Может, потому что оно могло не понравиться санврачам? Минздраву, видимо, нужно что-то другое. Зачем ему дискуссии? Проще, когда один человек в своем кабинете придумывает очередной идиотский запрет? В советские времена в Казахстане было 9 000 эпидемиологов-профессионалов. Сейчас меньше тысячи. Знаете, кто эти санврачи?

– Ну и кто?

– Бывший средний медицинский персонал (загибает пальцы), юристы, бухгалтеры, геологи и черт-те кто… Чем они занимались все эти годы? Да просто штрафовали, брали смывы на наличие той или иной инфекции. Какие расследования возникновения инфекций проводили? О чем вы? И вдруг этим людям дали возможность решать судьбы миллионов людей! Я сомневаюсь в их квалификации, сомневаюсь, что эти “диктаторы” якобы отвечают за каждый чих в автобусе, но получили право принимать такие решения. У них, наверное, чаша весов такая – умереть человеку от голода, оставшись без работы, или от ковида? Нормально?

Неокончательный диагноз

– Вы 2 месяца работали волонтером в Алматы во время карантина. Выявили проблемы в работе госорганов и их взаимодействии. Наверное, уже знаете, какие поправки и в какие законы внести, чтобы исправить ситуацию?

– Кое-что записала. Будем обсуждать и на заседании фракции, и на комитете по финансам и бюджету.

– Вы по поводу выплат врачам, которые подхватили инфекцию?

– В 12-й городской переболели почти все врачи. Сейчас им дают по 2 миллиона тенге. А почему их не дают тем, кто не заболел? В кокшетауской клинике, где соблюдали все эпидемиологические нормы и не дали распространиться инфекции дальше, никто не заразился. Да, почему минздрав не обращает внимания на казахстанских ученых? Наши молодые ребята изобрели прибор, который быстро определяет любую инфекцию. И не только ковидус. Этот анализ стоит всего 2 доллара. Его уже протестировали. Он работает. Но г-жа Бюрабекова (заместитель министра здравоохранения. – Авт.) нашим ученым не доверяет. Почему-то защищает только зарубежные лекарства. У нас отечественное или иностранное министерство здравоохранения? Я это ей прямо в глаза сказала. Кстати, кажется, когда-то она руководила “СК-Фармация”. Все время рядом с ней какие-то скандалы. Наверное, пора сказать ей до свидания? Карантин – это не конец жизни. У нас и “сибирка”, и чума, и туберкулез есть. И что – всю страну закрыть? Тогда COVID-19 насморком покажется. Если сибирская язва у нас возникает, мы же всю страну не закроем на карантин?

– И что делать, Ирина Владимировна?

– Надо повышать уровень квалификации врачей. Восстановить эпидслужбу, которая успешно работала во времена СССР. Тогда быстро принимали адекватные меры. И они работали. Мы не знаем, что нам будет еще угрожать завтра. Эпидемиология – это наука. И в нее надо вкладываться, чтобы всем нам выжить.

Проект подкрался незаметно?

На портале “Открытые НПА” появился проект приказа главного санитарного врача республики Айжан Есмагамбетовой, согласно которому она вправе вводить ограничительные меры как в отдельных регионах, так и в стране в целом. Основания? В случае возникновения инфекционных очагов – от чумы, холеры, желтой лихорадки, геморрагической лихорадки, тяжелого острого респираторного синдрома, человеческого гриппа и до коронавирусной инфекции.

При этом г-жа Есмагамбетова может закрывать границы, вводить “особые условия для предпринимательской и иной деятельности”, а также ограничивать передвижение граждан в отдельных регионах.

Документ открыт для обсуждения до 14 сентября. Но отклики на него уже пошли отрицательные.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи