Опубликовано: 8100

Взять кредит в Казахстане приравняли к преступлению без срока давности

Взять кредит в Казахстане приравняли к преступлению без срока давности Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

4 февраля в правительство должен быть внесен проект документа, который одни давно ждали, а другие делали всё, чтобы его не было. Несмотря на всю спорность будущих результатов от его внедрения для граждан, очевидно, что банковский рынок он изменит весьма.

Речь идет о проекте закона с рабочим названием “О банкротстве физических лиц”. Напомню, что его принятие вошло в пакет мер, обещанных народу Президентом Токаевым после начала митингов в стране. Многие, взявшие на себя бремя кредитов и не рассчитавшие свои силы и экономические реалии, оказались в сложной ситуации – они бы рады погасить долги перед банками, но у них нет на это денег. Хуже всего тем, кто брал ипотеку на покупку единственного жилья: при продаже квартиры, находящейся в залоге, на торгах семья лишается не только крыши над головой, но и теряет все ранее выплаченные деньги, в том числе первоначальный взнос. С манерой ведения дел на электронной площадке, где частные судебные исполнители торгуют чужим добром, мы обязательно разберемся в следующем номере. Сейчас нас интересует проект закона – почему так важно заемщику иметь возможность сказать: “Стоп! Я – банкрот”.

Уравнять права

Дело в том, что договоры банковского займа весьма специфичны, если бы мы с вами посмотрели на типовой договор между двумя компаниями, то на последней странице увидели бы такой текст: “Договор может быть расторгнут по желанию одной из сторон…”. Это означает, что один из участников отношений по своим причинам имеет право договор расторгнуть, заранее уведомив об этом вторую сторону. Так вот, никаких подобных прав в ситуации с займом у банка ни у компании – юридического лица, ни у гражданина – физического лица, нет.

Сегодня в Казахстане банковское законодательство написано в пользу банков, заемщик не может прийти и сказать: договор расторгаем – больше мне вам платить нечем.

Отсюда возникла ситуация, когда люди, взявшие кредит (прежде всего, на ипотеку), стали заложниками этих финансовых монстров и их порядков. Законом “О банкротстве физических лиц” власть, по сути, хочет уравнять права 2 участников договора: банка и заемщика. Переоценили свои силы – подаете в суд заявление о признании вас банкротом, недооценил риски банк – обращение в суд о взыскании долга, всё честно.

Правда, не нужно думать, что хитрецы смогут за здорово живешь надуть суд и остаться при своих, не заплатив ничего кредиторам. Скажем сразу, такого не будет. Хотя текст проекта на момент написания статьи не опубликован, в нем точно будут ограничения на размер долга, сроков просрочки, доходов заемщика и многое другое. Например, в России подать заявление о признании банкротом может заемщик, если сумма оставшегося долга – более 500 тысяч рублей, а просрочка – более 90 дней. Мелкими долгами там никто заниматься не будет, если только этому не сопутствуют какие-то тяжелые обстоятельства – серьезное заболевание, получение инвалидности и тому подобное.

Скорее всего, в проекте мы увидим и новое действующее лицо – это финансовый управляющий, на него будут возложены обязательства по оценке так называемой имущественной массы и последующей ее реализации. Для полноты картинки приведу цитату из пояснения одного из московских юристов: “В конкурсную массу включается всё имущество, на которое может быть наложено взыскание, заработная плата и другие источники дохода. Если должник владеет имуществом совместно с другими лицами (например, супругом), изъятию подлежит только его доля”.

Возвращаясь к теме хитрецов, российский закон позволяет кредитору в течение 3 лет присматривать за своим должником и в случае чего – оспорить его банкротство. Нет сомнений, что и в нашем варианте проекта закона “О банкротстве физических лиц” мы увидим много чего отрезвляющего для данной категории граждан. 

Но разрабатывается документ, прежде всего, для тех людей, о которых мы написали выше: хотели бы погасить долг, да нечем. Вот как выглядит перечень имущества, которое освобождается от продажи для погашения долгов:

Молчаливый саботаж

После того, как мы показали перечень, думаю, становится очевидным, почему банковские сферы были против появления этого закона. Подавляющее большинство казахстанцев берет ипотеки под покупку именно единственного жилья, и выплаты процентов по ней – сегодня главный источник доходов у банков. Да и суммы там непустячные, повторю, сегодня они имеют законное право продать единственное жилье, запустив механизм взыскания долга через суд и частного судебного исполнителя, завтра у них такого права не будет, и им это не нравилось и не нравится. Увидим ли мы их сопротивление – возможно, скорее всего, они сосредоточатся на усложнении процедуры банкротства, и в этом главный риск.

Властям придется пройти по краю – защитить права и интересы людей и не завалить при этом банковскую систему.

К сожалению, тамошние игроки привыкли жить в тепличных условиях, а сейчас им придется унять свои аппетиты и менять подходы к выдаче крупных займов, прежде всего – ипотеки на единственное жилье. Очевидно, что таких займов будет выдаваться меньше, и тут для государства последует новый вызов – трудовому народу, живущему на одну зарплату, где-то будет нужно жить.

И здесь самое время вспомнить советский опыт, когда строились ведомственные дома, семейные малогабаритные общежития и общежития для работников предприятий. Место в общежитии и реальный шанс получить служебную квартиру были решающими доводами при выборе места работы. Об этом директора заводов, фабрик и строительных управлений, а также богатых министерств знали отлично, вот и использовали для вербовки лучшие кадры. Схема может быть простой: устроился на работу – получи место в общежитии, проработал 3 года или 5 лет – служебная квартира, 15 лет оттрубил – можешь ее приватизировать.

У людей должна появиться реальная возможность решить жилищный вопрос ценой своего труда, подчеркиваю, не за счет высокой зарплаты и пожизненного кредита, а ценой своего честного труда.

Понятно, что это потребует от государства создания необходимой законодательной базы и пересмотра налогов для тех компаний, которые пожелали включиться в социально значимый процесс. К слову, требование строительства общежития или служебных квартир может быть одним из пунктов тендерной документации на получение каких-то особо выгодных участков под застройку либо разработку месторождений. Одним словом, места для креатива достаточно – нужна только политическая воля руководства страны, похоже, что она есть.

Самое время к нашей инициативе подключиться депутатам и всем партиям, лучше сработать на опережение, ведь сложности с получением ипотеки людьми с невысокими доходами после принятия закона “О банкротстве физических лиц” будут, так чего ждать лиха?

Теперь вернемся к саботажу банкиров. Банки, как известно, деньги сами не печатают, а берут их в большинстве своем у владельцев сберегательных счетов – депозитов. Вроде бы как мы негласно с ними договорились, что они берут наши деньги под 10–11 процентов, как там написано в договоре, а дают их другим в кредит под 18–20 процентов. Соответственно, разницу кладут себе в карман, за счет чего и живут. Числа приведены условно, главное – показать принцип работы этих отношений. Поэтому банкиры прикрывались до последнего времени именно интересами и правами хозяев депозитов: мол, не дело, когда права одних решаются за счет потери денег на депозитах других.

Возражения по данной позиции лежат на поверхности: во-первых, государством защищаются вклады в определенных объемах, а во-вторых, господа, так вы для того и обучены и сидите там, чтобы не давать деньги в кредит всем подряд без разбору. Поэтому внутренние инструкции придется менять и отвечать за недогляд самим – за счет своей прибыли.

***

Ну и в заключение объясним, почему в заголовок вынесено “Преступление без срока давности”. Сегодня, по нынешнему законодательству, нет исковой давности для дел по возврату долга банку, даже если заемщик умер и его наследники приняли наследство, то по долгам банку будут платить они, умрут они – будут платить их потомки, и так, пока не вернут последний тиын. Согласитесь, вызывает удивление равный подход к финансовой операции (возврат кредита) и тяжелым преступлениям, по которым нет срока давности, очевидно, что его нужно менять и выходить за рамки только одного закона “О банкротстве физических лиц”.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи