Опубликовано: 5100

Правозащитник нашел простой способ уменьшить сумму долга для заемщиков-”просрочников” банков и микрокредитных организаций

Правозащитник нашел простой способ уменьшить сумму долга для заемщиков-”просрочников” банков и микрокредитных организаций Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

О том, что пандемия и связанный с ней режим ЧП, а после – ограничений, в прошлом году нарастили число должников-”просрочников” банков и микрокредитных организаций в Казахстане, трубили накануне выборов многие политики. Так, депутат мажилиса парламента РК Айкын КОНУРОВ в своем запросе осенью 2020 года привел конкретные цифры: “…У физлиц рост микрокредитов составил порядка 145 процентов,

просроченная задолженность выросла на 332 процента”. Действенных путей выхода из сложившейся ситуации пока не предложил никто.

Возможностей одолжить денег у микрокредитных организаций не становится меньше. Схема онлайн-займов проста, как 5 тенге. Достаточно заполнить форму заявки на сайте: указать свои персональные данные, запрашиваемую сумму, номер счета и – вуаля! Отныне вы – должник. Предприимчивые онлайн-ростовщики нашли способ обойти “бюрократические” нюансы, связанные с заключением договоров. SMS с кодом, прилетевшая на ваш номер, служит подтверждением, что вы согласились на условия кредитора, какими бы кабальными они ни были. Неудивительно, что при такой упрощенной схеме должники о своем займе узнают лишь после того, как им прилетает “привет” от судебных исполнителей.

Мать троих детей Ольга ЛИТОВКА вот уже год пытается доказать, что не брала кредиты в микрофинансовых организациях. И весь этот год с ее мизерной зарплаты удерживается половина – на погашение задолженности.

– В начале 2019 года мне на работу пришел исполнительный лист, в котором говорилось, что я – должница микрокредитной организации, и мой долг составляет 164 тысячи тенге, – рассказала Ольга. – Я сначала подумала, что это какая-то ошибка, поскольку никогда не брала займов онлайн, даже не знала, что так можно – получить деньги в долг прямо через телефон. Я вообще в этих гаджетах, программах не разбираюсь. Работаю в столовой школы-интерната, получаю зарплату – 50 тысяч тенге.

Понимая, что сама не справится с возникшей проблемой, Ольга обратилась за помощью к адвокату. Оплатить его услуги помогла мама женщины.

– Адвокат написал письмо, и на какое-то время меня оставили в покое, – продолжает рассказ карагандинка. – В это время я пыталась связаться с микрокредитной организацией, но смогла только поговорить по телефону с оператором, поскольку они находятся в Алматы. Она сказала, чтобы я обращалась в полицию по месту жительства.

По словам незадачливой должницы, заявление в Октябрьский отдел полиции города Караганды также не помогло избавиться от выплат по займу, который она не брала. Хотя Ольга подробно пояснила полицейским, в какой момент мог быть взят кредит.

– Бывший муж как-то брал продукты в долг в магазине и в качестве залога оставлял мои документы. Так что в этот момент у чужих людей была возможность оформить онлайн-займы, – высказывает предположение Ольга Литовка. – Я думала, у сотрудников полиции есть возможность отследить, кто и как воспользовался моими документами, но, видимо, ошиблась.

Сейчас, по словам карагандинки, первый долг погашен. Но она со страхом ждет исполнения по следующему производству.

– Недавно пришел еще один исполнительный лист – на 75 тысяч тенге, – чуть не плачет женщина. – Судебники сказали, что всего на мое имя было взято 3 кредита в 3 финансовых организациях. Я не знаю, как жить, как доказать, что я не брала этих денег! Полгода мы с тремя детьми жили на 20 тысяч, отказывали себе во всем. А один раз помощник частного судоисполнителя удержал всю зарплату полностью, и мы весь месяц сидели без денег совсем. Что будет дальше, даже думать боюсь!

Все – в суд!

Помочь Ольге взялся известный карагандинский правозащитник Абильда АБДИКАРИМОВ. Он уверен, что сможет отменить исполнительное производство и затем заставить работать правоохранительные органы.

– Из-за пандемии тысячи и тысячи казахстанцев не смогли выплачивать кредиты, – говорит он. – Они ищут выход, многие из них обращаются к юристам, правозащитникам. Я веду бесплатные онлайн-консультации и столкнулся с тем, что должников, просрочивших выплаты по займам, просто бессовестно обманывают, вменяя им в долг суммы, вдвое и больше превышающие те, что они должны финансовым организациям.

По словам правозащитника, на сегодняшний день ему удалось без особого труда отменить более 50 нотариальных исполнительных надписей, на основании которых были возбуждены исполнительные производства.

Он утверждает: сами кредиторы дают повод к оспариванию взыскиваемой задолженности, поскольку в попытках ускорить процесс получения своих денег обратно с процентами идут в обход установленного законом порядка. Как доказать, что ты не брал займ в микрофинансовой организации

– Все финансовые организации, включая банки второго уровня, в случае взыскания долгов по кредитам обязаны обращаться в судебные органы, – поясняет Абильда Рахметович. – Но дело в том, что суды выносят решение, не устраивающие их: возместить основную сумму долга, включая процент, установленный Нацбанком РК. Это около 7–8 процентов. Финансовые организации же не хотят упускать свою выгоду и потому заключили договор с нотариальной палатой и действуют в обход судебных органов. Частные нотариусы выносят исполнительную надпись на сумму основного долга и тот процент, который указывает кредитор. На основании нотариальной надписи дело передается частным судебным исполнителям, и те сразу же начинают исполнительное производство. К сумме долга, указанной в надписи, прибавляется еще сумма за услуги нотариуса и за работу частного судебного исполнителя.

По словам Абильды Абдикаримова, нарушений в таком алгоритме истребования долгов с заемщиков – воз и маленькая тележка.

– Во-первых, исполнительная надпись выписывается лишь в тех случаях, когда между заемщиком и кредитором нет спора. К примеру, человек занял денег у ростовщика, написал расписку, но выплатить всю сумму в срок не может. При этом он не отрицает долг, но просит кредитора о возможности гасить его частями. В случае если ростовщика это устраивает, они идут к нотариусу, и тот выписывает исполнительную надпись – то есть заверяет их договор.

Когда же финансовые организации взыскивают долг с заемщиков таким путем, они нарушают закон, поскольку одна из сторон даже не подозревает о совершении нотариального действия и не имеет возможности оправдаться, объяснить, в связи с чем просрочила выплату по кредиту.

Во-вторых, должников, как правило, даже не уведомляют о вынесении исполнительной надписи должным образом. По закону, при вынесении нотариусом надписи в течение 10 дней должника необходимо официально ознакомить с этим документом, чтобы у него оставалось еще 10 дней на обжалование. Но судебные исполнители этого не делают.

Как пояснил Абильда Абдикаримов, сразу же после получения составленного им возражения нотариусы как один отменяли свои действия, и заемщики получали возможность договориться напрямую с организацией-кредитором и провести рефинансирование долга либо же отстаивать свои интересы в суде.

– И это – законно и правильно! – подчеркнул правозащитник. – Нотариус не может брать на себя функцию судьи, любые финансовые споры должны решаться именно в суде.

P. S. Что касается истории Ольги Литовки, Абильда Абдикаримов уже направил возражение нотариусу, вынесшему исполнительную надпись, на основании которой судебные исполнители открыли производство по делу о взыскании.

Караганда

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи