Опубликовано: 5900

Взрывная волна: сколько лиц в погонах потеряют свои должности после трагедии под Таразом?

Взрывная волна: сколько лиц в погонах потеряют свои должности после трагедии под Таразом?

Диверсия, поджог или чья-то преступная халатность?

Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ в минувший вторник принял отставку министра обороны Нурлана ЕРМЕКБАЕВА и уже назначил нового главу оборонного ведомства. Им стал генерал-лейтенант Мурат БЕКТАНОВ.

По всей видимости, кадровая “взрывная волна” сметет еще немало должностных лиц – как в погонах, так и без. “КАРАВАН” провел свой анализ произошедшей на прошлой неделе трагедии под Таразом.

После взрывов на военном складе под Таразом прошла неделя. Число погибших в результате ЧП достигло уже 15 человек. Один пожарный всё еще числится пропавшим без вести. Оперативно-следственная группа приступила к работе 27 августа, но пока неясно, что именно стало причиной пожара и, как следствие, мощного взрыва, унесшего жизни военно-служащих казахстанской армии, сотрудников МЧС, пожарных.

Предварительные версии случившегося на брифинге в Байзаке озвучил теперь уже бывший министр обороны генерал-лейтенант Нурлан ЕРМЕКБАЕВ:

– Причины сейчас выясняет специально созданная оперативно-следственная группа. Мы не исключаем, что на складе инженерных боеприпасов могли быть нарушены требования мер безопасности, или произошло самовозгорание, или какая-то химическая реакция... Не исключаются также умышленный поджог или диверсия.

“Взрыв неустановленных предметов”

Напомним, пресс-служба министерства обороны сразу, в момент, когда склады еще горели, сообщила, что в воинской части № 28349, дислоцированной в Байзакском районе Жамбылской области, “произошло возгорание возле одного из складов, после чего произошел взрыв неустановленных предметов”. А далее (в минувший понедельник) уже со ссылкой на заместителя командира части Руслана ДЖИЛКИБАЕВА заявила о том, что “инженерные боеприпасы не должны были взорваться там вообще”.

Но по какому-то трагичному стечению обстоятельств, как минимум, 10 взрывов и хлопков всё же произошло на режимной территории.

– Инженерные боеприпасы, находившиеся в загоревшемся хранилище, по их техническим характеристикам не должны были взорваться, – продолжает настаивать Руслан Джилкибаев. – Поэтому пожарная команда воинской части приняла решение осуществлять локализацию возгорания, и были привлечены пожарные расчеты ДПС. Пожарная команда нашей части с первых минут приступила к тушению пожара. Остальной личный состав воинской части помогал эвакуации жителей близлежащих домов. Никуда не сбежал, как заявляют некоторые лица в социальных сетях, а был привлечен, как заявил Руслан Джилкибаев, “для оцепления района происшествия и усиления охраны других объектов части”.

Журналисты недоумевают, если заместитель командира части утверждает, что в ходе тушения пожара “взрыва не должно было последовать”, то зачем тогда пришлось эвакуировать жителей из близлежащих домов? Кто-то что-то недоговаривает или откровенно лжет?

Выжившие после взрыва пожарные начинают давать свои показания.

– Я – начальник охраны 8-й пожарной части Байзакского района, – свидетельствует Асылхан МУХАМЕДЖАНОВ. – Мы получили сообщение, что на складе произошел пожар, и сразу быстро поехали туда. Я был на месте первым и спросил у военных: “Кто ваш начальник?”. Потому что мы всегда так работаем. Нам нужно знать, что горит и что находится внутри здания. Нет ли там людей. Поскольку военные нам сказали, что никакого взрывного устройства нет, мы и начали тушить пожар. Потом раздался взрыв.

Информационная служба "Aibat" со ссылкой на журналиста Ирину СОВЕТЖАНКЫЗЫ в минувший понедельник опубликовала видео рассказа другого спасателя – Алмаза ТУРСЫНОВА. Рассказывает на больничной койке: “Я краем уха услышал, что есть тротил. Тогда я спросил у одного человека крупного телосложения – полковника: “Здесь может что-то взорваться?”. Он ответил: “Нет, не взорвется, ерунда”. Но я заметил, как он начал отступать”, – делится на видео пожарный.

Понятное дело, что после такого откровенного интервью сотрудника МЧС теперь многие думают, что военные намеренно ввели пожарных в заблуждение, утверждая, что никакой опасности тогда, во время пожара, не существовало. Но так ли это на самом деле? Я спросил об этом напрямую действующего офицера Инженерных войск. На условиях анонимности он сказал: “Нас учили в свое время, что тротил не взрывается от огня или от удара. Для взрыва нужна детонация. Или избыточное давление. Возможно, там при пожаре создался вакуум или еще что-то такое, что послужило детонатором для мощнейшего взрыва". Никто не ожидал, что будет именно так. Это трагедия. Военный прокурор полковник Капезов там был по долгу службы, чтобы лично убедиться, как действует личный состав части и не было ли на складе умышленного поджога. Наблюдал со стороны и тоже попал под взрывную волну, погиб.

Как эхо прошедшей войны

Это уже 8-е подобное происшествие за последние 20 лет. Напомню, первые взрывы прогремели 8 августа 2001 года в поселке Токрау (Карагандинская область). Тогда загорелся самый крупный в Казахстане склад боеприпасов со снарядами и минами еще Советской армии. Наследство афганской войны. В 18 подземных хранилищах были складированы авиационные бомбы и артиллерийские боеприпасы, в частности – реактивные снаряды для установок залпового огня “Град”. Тушением пожара тогда руководил лично министр обороны Казахстана Сат Токпакбаев. Нынешний глава государства Касым-Жомарт Токаев в то время был премьер-министром Казахстана. Взрывы в Токрау повредили опоры ЛЭП, разрушили железнодорожные пути и единственную местную водонапорную башню. Точные причины инцидента до сих пор неизвестны. Генерал-майор в отставке (бывший заместитель министра обороны) Айткали Исенгулов предполагал тогда, что это могла быть диверсия: возможно, кто-то попытался с помощью огня скрыть факты незаконной продажи оружия и боеприпасов, которые хранились на армейских складах.

Спустя почти 8 лет после первого ЧП, 20 марта 2009 года, на складах ТОО “Казарсенал” (сейчас АО “Казахтехнология”) загорелись взрывчатые вещества, за которыми последовали 3 взрыва. На воздух взлетели предназначенные для утилизации боеприпасы. В результате взрывов погибли 4 человека, десятки получили ранения, были повреждены дома, уничтожено несколько машин. В то время министром обороны был нынешний аким Восточно-Казахстанской области Даниал Ахметов. Причиной ЧП назвали грубейшее нарушение правил техники безопасности, так как разбором снарядов, по заявлению экспертов, занимались безработные из города Арыси и близлежащих населенных пунктов. В августе 2009 года суд приговорил руководство ТОО “Казарсенал” к различным срокам лишения свободы.

Самое крупное происшествие случилось 24 июня 2019 года в воинской части, расположенной рядом с городом Арысь. Напуганные жители в панике покидали свои дома. От взрыва по городу разлетелись боеприпасы. Сообщалось, что военные с 16 улиц Арыси собрали 70 неразорвавшихся снарядов, многие из них находились в домах. Тогда погибли 3 человека, за медицинской помощью обратились более 400 человек. Были повреждены 7 634 дома, около 500 оказались непригодными для проживания.

На скамье подсудимых оказались 16 человек – военнослужащие воинской части Арыси и высокопоставленные чиновники из министерства обороны. Уголовное дело состояло из 550 томов. Потерпевшими по делу признали 1 473 человек. Судебный процесс завершился 26 июля сего года: 12 подсудимых приговорили к лишению свободы от 4 до 10 лет, еще 4 получили условные сроки. Командование части и должностные лица минобороны признаны виновными в халатном отношении к службе, в непринятии мер по контролю за выполнением служебных обязанностей и нарушении правил обращения с боеприпасами.

И вот сейчас, всего через пару лет после взрывов в Арыси, всё повторилось под Таразом. Смертей только стало гораздо больше. Вселенское горе накрыло и военный городок, и страну. 29 августа был объявлен днем траура. Кроме погибших много тех, у кого ожоги составили более 80 процентов тела, сломаны ребра, руки, ноги. Отходить от этого шока военным придется еще не один год.

Кто виноват и что делать?

Склады боеприпасов в Таразе и Арыси были типовыми. Их строили в советский период, с 1930 по 80-е годы. По заявлению ветеранов ВС РК, с которыми мне удалось переговорить, после взрыва под Таразом они все как один заявляют о том, что многолетние попытки ответственных должностных лиц минобороны избавиться от неиспользуемых боеприпасов “не всегда находили отклики в нашем правительстве”. То финансирования достаточного не было на это, то еще чего-то.

Утилизация десятков тысяч унаследованных от СССР тонн снарядов обошлась бы казне в несколько триллионов тенге.

Как военный корреспондент, знаю, что министерство обороны не раз заявляло о необходимости финансирования утилизации еще в начале 2000-х. Однако должной реакции не последовало. Думаю, что именно эти плоды мы и пожинаем сейчас. Мало того, финансирование оборонки за последние 5 лет, как утверждают некоторые независимые эксперты, значительно снизилось – с почти 5 миллиардов до 3 миллиардов долларов США…

Нурлан Ермекбаев попросил прощения

По заявлениям минобороны, на складах в Таразе горели боеприпасы, которые были перевезены из Арыси 2 года назад. То есть после ЧП. Тогда всё, что удалось спасти из инженерных боеприпасов, перевезли в в/ч 28349 и складировали прямо на грунт. Почему они не были утилизированы в свое время? И кто за это должен был ответить? Только ли военные в этом виноваты? Не секрет, что вопросами утилизации и реализации военного металлолома занимаются, в частности, такие компании, как АО “Казтехнологии” и АО “Казспецэкспорт”.

И последнее на сегодня. Сейчас всех интересует один из главных вопросов: надо ли было во что бы то ни стало тушить пожар на территории военного склада? Рисковать жизнями людей, посылая их в самое пекло. Может быть, гораздо правильнее было бы в тех условиях отвезти людей на безопасное расстояние, дождаться, пока произойдут взрывы, и только потом бороться с огнем?

Теперь только следствие даст правильный ответ. Но погибших к жизни уже не вернуть. Они до конца выполнили свой воинский долг и навсегда останутся в нашей памяти героями.

Глава государства Касым-Жомарт Токаев, представляя в минувший вторник нового министра обороны, заявил о недопустимости чрезвычайных происшествий, подобных тем, которые случились в Арыси и Байзакском районе Жамбылской области. Он поставил перед руководством оборонного ведомства ряд конкретных задач. В частности, Президент потребовал принять решительные меры по обеспечению безопасности на всех складах боеприпасов и ускорить строительство современных объектов хранения вдали от населенных пунктов. Соответствующие средства должны быть предусмотрены в национальном проекте “Безопасная страна”.

Мурат Бектанов принес присягу в качестве члена правительства Республики Казахстан, а ушедший в отставку министр обороны Нурлан Ермекбаев попросил прощения у Касым-Жомарта Токаева, родных и близких погибших, а также у пострадавших в результате трагических событий под Таразом.

***

Открытым пока остается вопрос: кто отвечает за эксплуатацию и сохранность дорогостоящей противопожарной сигнализации, которая была установлена на тех военных складах?

По свидетельству действующего офицера, не пожелавшего назвать свою фамилию в открытой печати, “эта сигнализация зачастую бывает неисправна, так как фирмы-однодневки, ее устанавливающие на военных складах, не проводят соответствующие регламентные работы”.

А командиры частей за это вообще не отвечают и персональной ответственности не несут, так как дорогостоящая противопожарная сигнализация числится на балансе в РЭЧ (районная эксплуатационная часть). Круг замкнулся.

Кстати, в в/ч 28349 должность командира части долгое время была вообще вакантной. Никто из старших офицеров не соглашался сидеть “на пороховой бочке”? Или в нашей армии не нашлось профессионала, который бы навел на том складе инженерных боеприпасов надлежащий порядок?

АЛМАТЫ – БАЙЗАК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи