Опубликовано: 3300

В окрестностях Арыси вновь грохочут взрывы

В окрестностях Арыси вновь грохочут взрывы Фото - 10 секунд после подрыва боеприпасов. Фото Сергея ПАВЛЕНКО

За 2 недели больше 20 тысяч взрывателей артиллерийских боеприпасов было уничтожено только одной командой саперов, работающих в г. Арыси.

Как рассказал капитан Александр ШОРИН, начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения, все взрыватели были извлечены из неразорвавшихся боеприпасов, обнаруженных во время разборов складов вооружения воинской части, пострадавшей в июне 2019 года от пожаров и взрывов.

Предыстория

24 июня 2019 года около половины девятого утра в войсковой части города Арыси взорвались склады. В результате ЧП погибли 2 военнослужащих и один местный житель. Также скончался ребенок, который попал в ДТП, когда люди срочно покидали Арысь.

Осколки боеприпасов, снаряды и пули разлетались по окрестностям на несколько километров. Около двух сотен взрослых и детей было ранено. Из-за взрывов в городе начались пожары. Люди спешно покидали город, кто как мог. Позже эвакуировали всех жителей. 4/5 городских строений были повреждены, часть – полностью разрушена.

В начале марта текущего года пресс-служба министерства обороны РК распространила информацию о том, что в Арыси возобновлены работы по утилизации боеприпасов. В воинскую часть прибыл сводный инженерно-саперный отряд. Тогда сообщение восприняли как должное – хорошо, что саперы продолжили работать с боеприпасами, но, если честно, “не зацепило”. А вот когда стали доходить разговоры жителей Арыси, что в городе вновь слышны взрывы боеприпасов, захотелось узнать, что же происходит в многострадальной воинской части, городке железнодорожников и военных и его окрестностях.


Металлолом от саперов

После необходимых формальностей разрешение от минобороны было получено – и вот уже в сопровождении группы офицеров мы в воинской части. Программа посещения включала осмотр территории воинской части, мест, где извлекают из боеприпасов взрыватели и их уничтожают, сбора безопасных металлических частей. А на десерт мы должны были проехать на полигон, где взрывают подлежащие уничтожению боеприпасы. Хочу сразу отметить, что командование войскового подразделения было предельно открыто и доброжелательно. Хочешь подойти к частям недавно обнаруженных боеприпасов, что аккуратно лежат вдоль дорог, разделяющих разрушенные до основания склады вооружения, – нет проблем. Единственное, настоятельно рекомендовали не выходить за пределы накатанной дороги (от греха подальше). Мало того, территория части – огромная, почти повсеместно идут работы по поиску взрывоопасных предметов, чтобы увидеть интересующие объекты, времени потребуется вагон с тележкой, и потому для удобства нам выделили машины. Спасибо командованию.

В воинской части

Извне воинской части трудно заметить, что за ограждением идет кипучая работа. Но не в смысле “бери больше, кидай дальше и быстрее”, а размеренная, обстоятельная и кропотливая. Работа, требующая огромной концентрации и смелости. Напоминание о необходимости соблюдать осторожность и правила безопасности – на каждом шагу. У КамАЗов, перевозящих взрывоопасные предметы, на самом видном месте надпись огромными буквами: “Осторожно, мины!”. Все военнослужащие, работающие с боеприпасами, неважно, разоруженными или ожидающими своей очереди, облачены в костюмы саперов – это бронежилет, шлем-каска с забралом из двухсантиметрового бронестекла, рукавицы. Каждый костюм укомплектован видеорегистратором и индивидуальным дозиметром. А кто специализируется на операциях с взрывателями, взрывоопасными деталями боеприпасов, кто задействован в утилизации снарядов и взрывчатки, обязательно надевает взрывозащитный костюм – доспехи.

Одежда для саперов

Одежда для саперов

– Костюм защищает от осколков, применяется при укладке боеприпасов, подготовке к транспортировке или подрыву. Сапер полностью автономен. Костюм оснащен системами жизнеобеспечения и кондиционирования и весит около 65 килограммов, – рассказал старший офицер департамента инженерных войск подполковник Ермек ТАЕВ.

Сколько здоровья надо иметь, чтобы на себе носить дополнительно 65 кг снаряжения, пусть и спасающего жизнь! А ведь еще полмесяца – месяц, и в Арыси на открытом месте будет хорошо за 50 градусов жары! Но подполковник Таев заверил, что система кондиционирования костюма, устроенная по принципу “теплых полов”, только наоборот, очень эффективна. Вода циркулирует по костюму по проложенным шлангам при помощи небольшого насоса и способна противостоять любой жаре. И всё же 65 килограммов-то никуда не денутся!

На технической площадке № 1

Рабочие площадки саперов начинаются сразу за внутренним КПП и ограждением, что отделяет территорию самих складов от “цивильной” территории. Несколько военнослужащих вручную сортируют безопасные металлические болванки с оперением. Здесь же возвышаются кучи металлолома. Желтизной выделяются метровые гильзы от артиллерийских снарядов. Такого вторсырья я еще не видел. Война по имени мир

– На этом участке производится отстрел гильз. После взрывов на складах они были разбросаны повсеместно, сейчас их собирают и привозят на площадку, где отделяют от взрывателей. Капсюли-воспламенители отстреливают здесь же, на 2 участках, – пояснил командир инженерно-саперного батальона майор Руслан АКИШЕВ.

Громкий хлопок невольно заставил вздрогнуть и вжать голову в плечи. Отстрел капсюлей – составляющая часть работы взвода сводного отряда ликвидации последствий. Небольшой путь до следующего объекта – площадки у железнодорожной ветки, где саперы разбирают сгоревшие боеприпасы. Странное ощущение: идешь, а под ногами хруст, словно по набережной в портовом южном городе. Только если там хрустят рыбья чешуя или панцири раков, то здесь – почерневшие, обгоревшие гильзы от патронов и в изобилии валяющиеся пули. Назвать это объектом сложно – в копоти и саже вперемешку битые кирпичи, остатки бетонных перекрытий и стен, снарядные гильзы и неведомые куски железа. Как рассказал майор Акишев, водители машин отходят в укрытие, а саперы сортируют и грузят на транспорт остатки стрелковых боеприпасов, которые затем увозят на пункт сбора. На вопрос об опасности работ и вероятности, что саперы нароют несгоревшие, а целые боеприпасы, которые могут взорваться в любой момент, офицер пояснил: “Опасность есть. Мы поэтому работу ведем потихоньку. Если боеприпасы встречаются, то их вывозим на уничтожение, на площадку подрыва. За 2019–2020 годы боеприпасы, которые были раскиданы взрывами и пожарами по всей территории части и близлежащих окрестностей, были в основном вывезены и уничтожены. В этом году работы начались непосредственно в хранилищах”.

Разбор складов

Разбор складов

Еще один объект – площадка подрыва, на которой уничтожаются боеприпасы и взрывоопасные элементы. Размеренно в своих фантастических костюмах ходят саперы, словно космонавты на кадрах хроники. Офицеры обращают внимание на то, что на этой площадке производят не масштабные взрывы, а одиночные подрывы небольшой мощности. Для этих подрывов предназначен стоящий в отдалении, почти полностью зарытый в землю бетонный бункер со стенами метровой толщины. На площадке у снарядных ящиков о своей работе рассказал начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения капитан Александр Шорин.

– Мы уничтожаем взрыватели, сжигая их напалмом в бронированных печах. Сначала закладываем взрыватели и сверху – напалм. Потом поджигаем.

2 часа группе положено выждать в безопасном месте, только после этого разрешается войти в помещение для осмотра и очистки от металлолома. Да здесь вся работа опасная. В любой момент может произойти детонация – эти боеприпасы подвергались воздействию ударной волны, высоким температурам при пожаре. Очень много находим взрывоопасных предметов, которые не смог уничтожить даже такой сильнейший пожар на складах. Я на этой площадке работаю 2 недели, и за это время больше 20–30 тысяч взрывателей артиллерийских боеприпасов было уничтожено, – рассказывает Александр Шорин.

В его словах нет пафоса. Для него – это рутина.

– Есть вероятность, что в печи взрыватели не сгорят?

– Вероятность… она всегда есть. Поэтому в первую очередь в бункер заходят командир группы и офицер службы артиллерийско-ракетного вооружения, чтобы убедиться в полном сжигании и для осмотра места. Если всё же есть неразорвавшиеся элементы, то мы их не трогаем, убираем всё, что вокруг, а затем повторно заливаем напалмом и поджигаем.

Караульная вышка устояла

Караульная вышка устояла

– Страшно?

– Только дурак не боится. У меня семья, дети. Живут в Семее. Семья к такой работе уже привыкла. Но мы, военные, должны выполнять свой долг.

– Были ситуации, когда что-то незапланированно взрывалось?

– В моих ротациях и на моих участках такого еще не было. У меня это уже шестая ротация. Первое время, где-то полгода, было страшно. На каждом шагу разбросанные взрывами боеприпасы валялись, – без тени героизма рассказывает офицер.

Дорога среди руин

Мне не довелось видеть последствий войны, но то, что я увидел в воинской части через 2 года после взрывов и пожаров, потрясло. Вот у пересечения дорог лежит часть оперения обтекателя ракеты. Он не представляет опасности и потому тихо ржавеет под дождями и снегом. Слева и справа от дороги – сотни небольших горок из разорвавшихся остатков боеприпасов. Гильзы, покореженный металл. В другом месте подходить к экспозиции боеприпасов строжайше запрещено. Не хочешь придумать приключение на пятую точку, будешь слушать профессионалов. Здесь все особенное – даже скорая помощь для саперов в виде бронированного гусеничного транспортера. Особо впечатлили тавровые балки, некогда служившие остовом для складов. Они под воздействием взрывов и невероятной температуры горения выгнулись так, словно сами молили о помощи. Покосившаяся вышка демонстрирует армейскую твердость и характер. А рядом, как парадокс жизни, два тюльпана – один Грейга, огненно-красный, живой, другой – металлический, разорвавшийся, уже мертвый.

Утилизация боеприпасов на полигоне

Утилизация боеприпасов на полигоне

На полигоне

После знакомства с саперными работами в воинской части нам предстояло проехать еще километров 40 на полигон. Пока ехали, исполняющий обязанности начальника штаба оперативных групп подполковник Таев рассказал, что помимо утилизации боеприпасов в сводном отряде для ликвидации последствий созданы две роты поиска неразорвавшихся боеприпасов на примыкающей к части территории и в радиусе 10 км от г. Арыси. И хоть практика работ 2020 года показала, что практически все обнаруженные предметы и фрагменты не представляют опасности, ошибиться нельзя. А на полигоне двумя группами подрывного взвода уже были готовы к утилизации боеприпасы – в огромной траншее с помощью автокрана уложены патронные ящики с 23-миллиметровыми снарядами. Саперы проверили детонаторы и исправность взрывных сетей. Звучит команда руководителя взрывных работ, и наша группа вместе со всем составом уходит на безопасное расстояние в укрытие.

Дается 5-минутная готовность, минутная, обратный отсчет: 10, 9…, 5..., 3, 2, 1 – взрыв. На месте траншеи появляется огненный шар, который вырастает в дымный гриб, и через несколько секунд приходит звуковая волна.

Ощущение такое, что если бы у меня была лопата и я не находился в укрытии, то сам себе выкопал бы окоп. И это всего 23-миллиметровые снаряды. Страшно...

Послесловие

– Риски и опасность есть, но мы стараемся их предусмотреть и предупредить, сводя к минимуму для военнослужащих-саперов и населения. Постоянно напоминаем служащим о необходимости соблюдать меры безопасности не только в общем, но и применительно к каждому конкретному участку. Всё это дает свои результаты. На данный момент в сводном отряде в этой ротации происшествий нет, – подвел итог дня и. о. начальника штаба оперативных групп подполковник Таев.

Сортировка металлических остатков боеприпасов

Сортировка металлических остатков боеприпасов

“Караван” выражает благодарность МО РК, пресс-службе военного гарнизона Туркестанской области за оказанную помощь в подготовке материала.

АРЫСЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Ongarbek 27 апреля

Хорошо что у на в стране есть такие профессионалы, кто бы проводил бы эту работу не будь их...

Ongarbek 27 апреля

Действительно у саперов сложная кропотливая работа. Да еще и опасная!