Опубликовано: 2200

Вкус горькой полыни. Точка возврата для боевиков и их семей

Вкус горькой полыни. Точка возврата для боевиков и их семей

2019 год страна начала под знаком антитеррора. И со вкусом горькой полыни. В ходе операции “Жусан” на родину из Сирии вернулось с полсотни казахстанцев. А несколько дней спустя в Алматы обезвредили группу, готовившую теракты.

И дым отечества стал сладок и приятен

5–6 января была проведена спецоперация “Жусан” (в переводе с казахского “полынь горькая”), по итогам которой 9 января Президент сделал заявление.

– По моему поручению в результате гуманитарной операции правоохранительных органов и МИД 47 граждан Казахстана, в том числе 30 детей, были эвакуированы из Сирии. Они обманным путем были вывезены в эту охваченную кризисом страну, где находились в заложниках у террористов. Мы продолжим работу по возвращению детей, не по своей воле находящихся в зоне боевых действий, – сказал Нурсултан НАЗАРБАЕВ.

В тот же день пресс-служба Акорды разместила видео операции с хронологическими деталями и частичным указанием географических точек.

По официальным данным, в Сирию казахстанцы попали в период 2012–2015 годов. По возвращении на родину женщин и детей разместили в адаптационном центре в Мангистауской области. В течение месяца с возвращенцами – жителями Астаны и Алматы, Алматинской, Атырауской, Западно-Казахстанской, Карагандинской и Мангистауской областей – будут работать психологи, теологи.

На одном из кадров женщина в хиджабе в ходе беседы с психологом или социологом признается:

– Я была в шоковом состоянии, не знала: то ли мне плакать, то ли смеяться. Мы же предали страну, уехали в чужую… А моя страна меня не оставила, вернула. Меня могли бы гражданства лишить… Столько лет я потеряла, – говорит она.

10 января МИД РК провел брифинг, где начальник департамента КНБ Бахытбек РАХЫМБЕРДИЕВ рассказал, что шестеро мужчин и одна женщина из числа участников “Жусана” подозреваются в террористической деятельности, ведется досудебное расследование.

– Общественность волнует, нет ли угроз со стороны этих возвращенных лиц. Ранее ряд граждан не в таких масштабах, но понемногу были возвращены в течение нескольких лет. Некоторые из осужденных уже даже вышли на свободу. Все остальные подвергались мерам реабилитации. На данный момент мы угрозы со стороны этих лиц не видим, – заявил он, добавив, что вопрос лишения гражданства в отношении участников последней операции не рассматривается.

По минному полю

На этом же брифинге мать погибшего на Ближнем Востоке казахстанца рассказала о своей трагедии.

– Все началось на третьем курсе колледжа. Сын попросил разрешения читать намаз. Мы изначально были против, возраст не тот, чтобы он читал. Но в итоге разрешили, может, это была наша ошибка… Он поехал с другом в Алматы. Потом, когда оказался в Сирии, я обращалась в комитет, чтобы его вернули. Тогда никто не знал, какие меры принимать. В 2016 году погиб. Я не знаю, при каких обстоятельствах. Сноха прислала видео, как его хоронят, – поведала Ботагоз МАХАТОВА из города Сатпаева Карагандинской области.

Женщина не теряет надежду вернуть жену сына и двух внуков:

– Они пока еще там, не могут из окружения выйти. Нам передали, что они оттуда выбрались, но до места назначения, куда надо дойти, еще не дошли, так как кругом боевые действия. Идут пешком, не знают, куда бежать, – там везде заминированные поля… Экстремисты вербуют детей в лагерях Казахстана

Планировали теракты

А 10 января в Алматы задержали группу мужчин – выходцев из Центральной Азии, подозреваемых в подготовке терактов в Казахстане.

– Во время обыска по месту их временного проживания обнаружены и изъяты компоненты для изготовления самодельных взрывных устройств большой мощности, а также огнестрельное оружие и боеприпасы к ним, – сообщили в КНБ РК, опубликовав соответствующее видео.

По версии следствия, задержанные лица действовали по заданию и под руководством пребывающих за границей боевиков ДАИШ. По этим же данным, применение взрывных устройств и последующую вооруженную атаку намечалось осуществить в Алматы, в местах массового скопления гражданского населения. Следственные мероприятия продолжаются.

Фактор роста

Директор Центральноазиатского института стратегических исследований Анна ГУСАРОВА, комментируя последние события в стране, обратилась к статистике КНБ по количеству предотвращенных терактов.

– В 2014 году – 3, в 2015-м – 4, в 2016-м – 12, в 2017-м – 11, в 2018-м – 8. Цифры, по сути, невеликие, но говорят о том, что терроризм представляет некую угрозу безопасности РК. Однако говорить о возрастании этих рисков в стране не считаю корректным. Во-первых, среди факторов роста можно отметить возвращение иностранных боевиков-террористов (ИБТ) и количество предотвращенных терактов. По первому критерию нет данных, говорящих о проценте рецидива, а по второму – неясно, как коррелирует работа спецслужб с угрозой терроризма, – отмечает эксперт.

При этом по всем существующим индексам и рейтингам не отмечается существенного роста угроз и вызовов, связанных с терроризмом как в РК, так и в ЦА.

– Об этом можно будет говорить через лет 5–10, когда мы сможем увидеть результаты нынешней политики в отношении вернувшихся из Сирии и Ирака и в отношении религии в целом, – полагает Анна Гусарова.

Бомба замедленного действия

Что касается спецоперации “Жусан”, то политолог не склонна переоценивать это событие.

– Сирийские демократические силы занимаются очисткой территории от ИБТ, у них в плену находятся представители разных стран. Логично ожидать серию операций по возвращению оставшихся там казахстанцев, – говорит Гусарова. – Профильное ведомство до этого не раз сообщало об этом. И в 2017-м (из 125 вернувшихся 57 были осуждены по соответствующим статьям), и в 2018 годах. Есть протоколы, в соответствии с которыми подобные акции проводятся.

С другой стороны, в мире часто поднимается вопрос о том, что делать с гражданами, отправившимися в зону боевых действий, в том числе с теми, кто примкнул к ДАИШ – по собственной воле или насильно, обманным путем. “Больше всего я боюсь того, что моих детей она тайно может вывезти в Сирию к радикалам” - исповедь отца пяти детей

– В этих дискуссиях фиксируется интересный момент – нет универсального механизма и ответа. Смерть или жизнь в тюрьме – благоприятный исход для большинства правительств. Какие-то страны предпочитают не возвращать своих граждан, за что очень часто подвергаются критике со стороны демократического мира.

При этом всегда существует риск получения террористов внутри страны.

По данным ООН, порядка 10–30 процентов ИБТ вернулись в свои страны из Сирии и Ирака. Другие данные сообщают, что около 50 процентов ИБТ из Европы и США отправились домой.

– Эти цифры говорят о двух вещах: теракты неизбежны, поскольку они будут совершаться уже в странах происхождения ИБТ, и, как следствие, возвращение их – бомба замедленного действия. При этом крайне сложно доказать, чем человек занимался в ДАИШ, брал ли он/она в руки оружие, убивал(-а) человека и т. д. Об этом не раз говорилось на разных закрытых профильных встречах и семинарах. И порой даже самое глубокое расследование не позволит вынести вердикт, в котором все будут уверены, – подчеркивает Анна Гусарова.

У вас есть 180 дней

Другие исследования (США, 2010) говорят о важности реинтеграции таких репатриантов в течение шести месяцев с момента их возвращения, доказывая, что тюрьмы в их контексте не сыграли никакой роли в рецидиве.

– Если это время упущено, то человек с большей вероятностью в течение года способен подготовить теракт. Возвращенцы представляют и долгосрочную угрозу, требующую постоянных усилий со стороны многих стейкхолдеров – госорганов, сообщества, семьи. Риск не ограничивается их непосредственным участием в теракте. Благодаря своей харизме некоторые из них могут играть ключевую роль в дальнейшей радикализации или вербовке определенных лиц. В этом контексте крайне важна работа по мониторингу и работе с возвратившимися (психологи, религиоведы и теологи, социологи и др.), – отмечает эксперт.

В Казахстане, по данным КНБ, 40 процентов из вернувшихся привлечены к уголовной ответственности, некоторые вышли на свободу.

– Логично ожидать, что они прошли так называемые меры профилактики и реабилитации. При этом еще более 900 казахстанцев находятся в зонах боевых действий, включая женщин и детей разного возраста. Впереди предстоит огромная работа, – резюмировала Анна Гусарова.

Экстремистская роспись

Директор “Группы оценки рисков” Досым САТПАЕВ, комментируя тему, акцентировал внимание на нескольких моментах.

– Операция “Жусан” – это, с одной стороны, демонстрация гуманитарной составляющей внешней политики Казахстана. Тем более мы неоднократно предоставляли свою территорию для проведения переговоров по сирийской теме. С другой стороны, это некий знак всем остальным: покайтесь и сдавайтесь, а мы вас примем.

И здесь есть определенная логика: легче проконтролировать человека, который прибыл на родину официально, чем инкогнито.

По мнению политолога, реабилитацией возвращенцев должны заниматься в первую очередь имамы.

– Как можно светского психолога сажать один на один с женщиной, долгие годы “варившейся” в совершенно другой идеологической среде?! Она даже воспринимать этого психолога не будет! Нам нужен аналог Шамиля АЛЯУТДИНОВА, который разбирается в религиозных догмах и при этом может быть мостиком между религиозным и светским сообществом. Дождутся ли матери сыновей, уехавших “на джихад”?

А после духовенства, которое выведет человека из дебрей религиозных иллюзий, к работе должен подключаться психолог, который поможет адаптироваться к мирной жизни. На третьем этапе нужен специалист, который будет сопровождать его в обычной жизни.

Отдельно политолог остановился на вопросе реабилитации детей:

– Иезуиты говорили: “Отдайте мне вашего ребенка до 6 лет, а после забирайте и делайте, что хотите”. До 6 лет формируется первое ценностное восприятие мира, которое в дальнейшем тяжело поменять (из Сирии приехали в основном дети от года до 5 лет. – Прим. авт.). Поэтому с возвращенными детьми, у которых травмирована психика, работа должна быть более активной и, самое главное, профессиональной.

Потребуются годы реабилитации, надзор за тем, как они будут учиться, общаться. И если из этих 30 к нормальной жизни вернутся хотя бы 15, это уже хорошо. И, возможно, мы даже спасли будущего гения, казахстанского Эйнштейна, вывезя его из Сирии!

Также, по мнению Сатпаева, из возвращенцев в перспективе можно подготовить дерадикализаторов:

– Они знают ситуацию изнутри, те же женщины могли бы работать в реабилитационных центрах для жертв экстремистов. Покажите бывших радикалов, их семьи, как они совершили мучительный переход со стороны зла на сторону добра, как они работают. Это будут лучшие пропагандисты антиэкстремистского толка.

Кино и террористы

Политолог Марат ШИБУТОВ заострил внимание на вопросе надзора за бывшими террористами:

– Система надзора за бывшими террористами в республике не работает. Несколько участников событий в 2016 году в Актобе ранее были судимы за терроризм. Как поступят с возвращенцами? С ними будут работать теологи, тетенька из управления по делам религий будет приходить, а дальше весь надзор будет за участковым. Они будут полгода-год себя хорошо вести, потом их отпустят из-под надзора?..

Также эксперт поднял тему охрану зданий, в том числе правительственных.

– Мы помним, как в прошлом году пьяные полицейские врезались на машине в ворота Акорды. Они отделались увольнением, их начальники – выговорами. Хотя по уставу караульной службы и с учетом опыта террористических нападений их должны были расстрелять, как и машину. А если бы это было авто с боевиками и бомбой?.. – задается резонными вопросами эксперт.

На этом фоне приезд людей, которые знают, как воевать, – плохой тренд, уверен Шибутов.

– Алматинский стрелок Кулекбаев играл в страйкбол, и этого хватило, чтобы убить 10 человек, в том числе полицейских. А эти люди (возвращенцы. – Прим. авт.), возможно, по-настоящему воевали. Были готовы отдать жизни за свои убеждения, и я очень сомневаюсь, что их можно дерадикализировать. Тем более они прожили в зоне боевых действий с полным погружением в среду террористов-радикалов 7 лет – срок индоктринации очень большой. У нас с 2016 года не было терактов, а теперь, может, будут. Ведь нашему подполью не хватало людей, которые умеют обращаться с оружием, собирать бомбы, а теперь приехали с опытом.

Кроме того, собеседник коснулся темы репутационных рисков.

– Как к нам отнесутся представители международных антитеррористических коалиций, страны, воющие с террористами? Единственные, кто возвращает боевиков и их семьи, это Россия и Казахстан.

Остальные государства лишают их гражданства, ведут уголовное преследование вплоть до ликвидации. На месте чиновников того же ЕС я бы поставил жирный минус на нашей репутации, – заявил Марат Шибутов.

Тем временем на этой неделе парламентарии обратились к правительству с просьбой снять фильм о “Жусане”.

– Проведенная по поручению Президента операция по спасению казахстанских граждан вполне может служить великолепным сюжетом для создания высокохудожественных фильмов. Предлагаю поручить госзаказу создать остросюжетный художественно-документальный, по содержанию патриотический фильм на основе операции “Жусан”, – предложил мажилисмен Куаныш Султанов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи