Опубликовано: 50100

Пытки и избиения: что пережил сбежавший из лагеря сирийских боевиков казахстанец

Пытки и избиения: что пережил сбежавший из лагеря сирийских боевиков казахстанец Фото - Тахир САСЫКОВ

За ним охотились спецслужбы трех стран, по его следу идут “волкодавы” из ДАИШа, а ваххабиты в случае его обнаружения имеют приказ немедленно ликвидировать. Прошло вот уже четыре года с момента, как казахстанец Сергей Лескевич сбежал из тренировочного лагеря сирийских боевиков.

Отрезанный от своей любимой семьи и на прицеле у разных разведок мира, он согласился дать эксклюзивное интервью нашему изданию, чтобы другие не повторяли его ошибок.

– Все началось в 2012 году, когда я познакомился со своим соседом Сериком, – рассказывает Сергей. – Как потом выяснилось, это был профессиональный вербовщик, и располагать к себе – часть его ремесла, поэтому я так быстро и проникся к новому знакомому. Практически при каждой встрече Серик заводил разговоры о религии. Я около года так общался с ним. В конце концов решил стать мусульманином. Сосед часто рассказывал мне о Сирии, о том, как страдает там мирное население, которое уничтожает правительственная армия. Рассказы подкреплялись видеороликами, снятыми якобы на подконтрольной президенту Асаду территории, – с кадрами расстрелов, мертвыми телами женщин, детей, разрушенными домами. Когда мои родители узнали, что их сын принял ислам, они выдвинули жесткие условия: либо я обратно принимаю христианство, либо ухожу из дома. Психанув, я ушел. Серик воспользовался этим моментом и предложил мне уехать в Сирию.

– По некоторой информации, вербовщики якобы предлагают деньги за участие в военных действиях. Так ли это?

– Нет, неправда. У него не было денег. Даже билеты на самолет я купил. Он заставил меня продать машину. Говорил: “На эти деньги перед Господом заработаешь хорошие, благие деяния, поможешь бедным мусульманам, которым нужны медикаменты”. В итоге я согласился. Так мы полетели в Турцию. В Стамбуле провели несколько дней в гостинице, затем поехали на автобусе до границы Турции с Сирией. Граница никем не охранялась, мы спокойно прошли ее пешком. Нас встретили бородачи с автоматами. Привезли в какой-то лагерь, там вообще много их. Меня поселили с узбеками, которые немного говорят по-русски. От них я и узнал, что это была тренировочная база для подготовки отморозков. Света и воды не было. Еду нам привозили. Об опасности ваххабитов и салафитов таджики предупреждали казахстанцев еще 7 лет назад - ученый

– Кроме вас, были ли в этом лагере еще граждане из Казахстана?

– Кого там только не было! Азербайджанцы, турки, кавказцы, в общем, из всех стран бывшего Союза. Встречал и казахов. Позже, когда меня арестовали в Кыргызстане спецслужбы, я опознал их на фотографиях.

Приехав туда, Серик изменился сразу. Совсем другим человеком стал, можно сказать, тираном. Мы с ним постоянно ругались. Звонить домой запрещали, мы только фотографировались. Потом эти снимки попали в КНБ Казахстана. Хорошо, что боевики не забрали мой паспорт.

У меня возникало слишком много вопросов, на которые не было ответа. В первую очередь, почему под знаменем ислама проповедуется идеология, не имеющая ничего общего с истинной религией, и совершаются действия, явно противоречащие законам шариата? Тогда-то я понял разницу между тем, что рассказывали при вербовке, и реальным положением дел. И решил сбежать от боевиков. И мне несказанно повезло. Убили главаря этой банды. В лагере началась борьба за власть между узбеками и кавказцами, кто будет главным. Я воспользовался моментом и ночью сбежал с одним из киргизов. Возвращались мы домой тем же путем, как и приехали туда. Перешли границу пешком, после из Турции отправились в Бишкек. Но в бишкекском аэропорту меня задержали киргизские спецслужбы.

– Какие обвинения вам были предъявлены?

– Предъявили кучу статей, одна из них – наемничество. Но меня никто не нанимал. При обыске в аэропорту якобы нашли гранату. Бред какой-то. Как я мог возить с собой взрывчатое вещество, минуя турецкую таможню? Следователи били палками, два дня пытали электрическим током, надев пакет на голову. У меня были переломанные ребра. Если бы я умер, им, наверное, ничего бы не было. Списали бы на борьбу с терроризмом. Когда я подал жалобу в Генпрокуратуру по факту пыток, они стали угрожать. Но знаете, какая самая страшная пытка была для меня? Одиночная камера, когда ты 24 часа в сутки находишься только наедине сам с собой. В подвале ГКНБ Киргизии я отсидел пять месяцев. Камера была очень маленькой. Не развернешься никак, не говоря о том, чтобы прилечь спать. Чтобы не сойти с ума, стал разговаривать с пауками и муравьями. Я сильно заболел потом в итоге, меня увезли в больницу. Потом дело закрыли, и меня перевели уже в общую тюрьму.

По приговору киргизского суда дали 6 лет и 10 месяцев. Из них я отсидел 2,5 года, после вышел по амнистии.

Получив справку об освобождении, я вернулся в Казахстан. Прожив около года, мы с женой решили уехать за границу. Устав от скитаний по разным странам, решили обосноваться в Одессе. Я нашел работу, родственники помогли купить нам квартиру, у меня там родился ребенок. Все было хорошо до поры до времени. Пока однажды около работы на меня не напали неизвестные мужчины. Боевики ИГИЛ могут переместиться в Мьянму - политолог о геноциде мусульман

– И кто были эти люди? Случайно, не боевики?

– Они налетели на меня, начали избивать и выкручивать руки. Затащили в машину, надели мешок на голову, наручники и повезли. Я звал на помощь, но никто из прохожих не откликнулся. Первая мысль была: либо это какие-то разбойники, либо отморозки из ДАИШ. Завезли в какие-то дворы, сняли мешок с головы и стали фотографировать. Поинтересовались, воевал ли я в Сирии. Я им ответил, что это было в прошлой жизни, и я уже понес наказание, отсидев в киргизской тюрьме. Взяв с меня пояснительную, отвезли в гостиницу. Там и выяснилось, что это были сотрудники украинских спецслужб. Они заявили, что якобы я нарушил визовый режим и должен немедленно покинуть пределы страны. На что я сказал, что мне нужно время на сбор вещей. Но мне предложили сразу поехать в аэропорт, чтобы посмотреть наличие свободных билетов. Обманули. В пограничной зоне надели мешок на голову, наручники и усадили в спецсамолет КНБ РК. Кроме меня заводили и других людей. Но кто они были, я не знаю. Так снова оказался в Казахстане.

– После того, что произошло с вами, вы поменяли свою веру?

– Нет, я до сих пор считаю себя мусульманином. Бог один на всех. Поездка в Сирию была моей личной ошибкой. От этого религия же не меняется. Я никогда не придерживался радикальных взглядов. Даишовцы – это отморозки. А сама организация – отродье шайтана. Там реально сумасшедшие люди. Я стал их жертвой. Меня обманом туда заманили. И за это я уже поплатился. Единственное, чего я боюсь, так это мести этих отморозков. У них хорошо развита агентурная сеть, похлеще, чем все разведки, вместе взятые. И я знаю, что рано или поздно они могут выйти на меня. Но я покончил с прошлой жизнью. Недавно обратился к Евгению Жовтису, в Международное бюро по правам человека. Он обещал оказать мне посильную помощь. Радует, что казахстанские спецслужбы не пытают меня, как киргизские. Все действия их – в рамках закона. Надеюсь, что наши разберутся во всем, и я наконец-то смогу воссоединиться со своей семьей.

Комментарий адвоката Жана КУНСЕРКИНА:

– В данный момент мной подан запрос в Генеральную прокуратуру РК с просьбой разъяснить ситуацию с моим подзащитным, а именно: проводится ли досудебное расследование и какой именно у него статус? Что касается приговора киргизского суда, то здесь возникает тоже много вопросов. Поскольку он основан на сомнительных фактах и доказательствах вины Сергея.

АЛМАТЫ

Вниманию СМИ! Данный материал запрещено использовать в любой форме без письменного разрешения редакции.

Как пережить пятницу, 13-е в Казахстане?

  • 1. В очереди за бензином

    39
  • 2. Изучая новый учебник по русскому языку за 7-й класс

    31
  • 3. Посмотреть запрещенный в РК фильм "Крым"

    83
  • 4. Скупить все доллары

    50
  • 5. Не верить в суеверия

    78
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 281

[X]