Опубликовано: 4900

Виновные в смерти беременной женщины врачи избежали тюрьмы благодаря амнистии

Виновные в смерти беременной женщины врачи избежали тюрьмы благодаря амнистии Фото - Архив "Каравана"

Те, кому хотя бы раз в жизни приходилось сталкиваться с горькими плодами врачебных ошибок, знают, как трудно порой бывает доказать вину докторов: медицинское сообщество, как правило, дружно встает на защиту проштрафившихся коллег.

Например, родным и близким 37-летней пациентки, которая скончалась во время родов в Национальном научном центре материнства и детства в Астане, добиваться справедливости пришлось более полутора лет…

Имя потерпевшей мы не называем по просьбе родственников.

Да, работа врачей благородная – они спасают человеческие жизни. Да, профессия это тяжелая и непростая – иногда хирурги сутками проводят операции. Да, зарплата у врачей совсем небольшая.

И если уж они совершают ошибку, цена которой – жизнь пациента, то в этом надо признаться, чтобы в другой раз не допустить подобного.

Но, к сожалению, признавать свои промахи готовы далеко не все медицинские работники. Карта смерти: где в Казахстане чаще всего умирают роженицы и младенцы

Руководитель отдела акушерства и женских болезней АО “Национальный научный центр материнства и детства” Гульнар ТУЛЕГЕНОВА и заведующая акушерским отделением № 2 того же учреждения Мерверт ЕРМЕКОВА в суде свою вину категорически отрицали.

Впрочем, упорство им не помогло: суд признал врачей виновными в невыполнении или ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей.

Однако погибшую женщину не вернуть, ее супруг стал вдовцом, а трое детей остались сиротами…

Сначала все шло нормально

– Моя сноха встала на учет 16 января 2015 года в этот центр в Астане – говорит Дуйсен КАРЫМСАКОВ. – Срок беременности был 8–9 недель. Спустя 2 месяца ее взяла под свой контроль Гульнар Тулегенова. Она наблюдала беременность и три раза проводила профилактические осмотры. После одного из них сноха вернулась домой и пожаловалась на сильные боли. Потом Тулегенова поставила ей диагноз – ложные схватки. Положила на платной основе в стационар и назначила магния сульфат внутривенно, нифедипин и дексаметазон. Эти три лекарственных препарата врач назначила, чтобы снять ложные схватки. Затем 17 августа моя сноха пришла в приемный покой центра, ее положили в стационар и провели медицинское обследование. Суд установил, что состояние пациентки находилось в норме. После осмотра Тулегенова поставила диагноз – переношенная беременность 41 неделя и 4 дня.

Во время судебного расследования установили, что это была не переношенная, а пролонгированная беременность. И, несмотря на то, что Тулегенова назначила снохе мизопростол в таблетках, в медицинских документах это почему-то не было зафиксировано.

В документации вообще имелось немало странностей. Супруг и сестра снохи, которые являлись ее партнерами по родам, видели, что врачи назначили мизопростол. Но в какой дозировке, нигде не отмечено. Зато указано, что таблетки разводились. Время начала родовых схваток в различных медицинских документах также отмечено разное. Почему? Видимо, переписывали? Так, Тулегенова назначала снохе гидрованну, о которой в медицинских документах нет ни слова. Зато на суде это подтвердили свидетели. Затем Тулегенова назначила эпидуральную анестезию – обезболивание в спинной мозг. На стол сноха попала 18 августа 2015 года, и, как написано в медицинских документах, врачи извлекли ребенка всего за 2 минуты, а послед – за одну минуту. Но так быстро ведь не бывает?

А потом – смерть!

– В ходе операции у снохи началось кровотечение, и врач Ермекова, посоветовавшись с Тулегеновой, дала указание вводить окситоцин, – рассказывает Дуйсен Абсаттарович. – Но беда в том, что схема его введения не соответствовала действующему протоколу министерства здравоохранения. Об этом сказано в приговоре суда. Максимальная доза препарата была превышена, из-за чего у пациентки остановилось сердце.

Но, как выяснилось в ходе расследования, непосредственной причиной смерти стал геморрагический шок из-за разрыва матки, кровотечение и эмболия околоплодными водами. Пациентка полтора часа находилась в состоянии биологической смерти!

Как сказано в приговоре, только в это время Тулегенова для оказания реанимационных мероприятий запоздало решила пригласить узкопрофильных специалистов. Но у пациентки “произошла острая гипоксия – недостаток кислорода всех органов и тканей организма, в них развилось необратимое изменение, в том числе смерть мозга”. Кроме того, проводя закрытый массаж сердца, врачи сломали роженице четвертое и пятое ребра слева.

– У роженицы начались проблемы с дыханием и остановилось сердце, – продолжает наш собеседник. – Врачи подключили аппарат искусственного дыхания, а потом удалили матку вместе с толстым отделом кишечника и частично тонкий отдел. Зачем? Возможно, чтобы устранить следы своих ошибок? Роженица в коме, младенец умер…

Сноху держали под аппаратом до 31 августа – 13 дней, тогда как, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, остановка дыхания и сердечной деятельности продолжалась 90 минут! А смерть головного мозга в подобных случаях наступает уже через 6–7 минут. Об этом известно всем, в том числе и тем врачам, которые присутствовали на операции, и тем, кто после проводил реанимационные мероприятия.

Вдумайтесь: уже умершего человека реанимировали целых 13 дней!

25 августа мы созвонились с известным акушером-гинекологом из Германии. Он порекомендовал провести компьютерную томографию головного мозга. Но врачи центра делать этого не стали.

26 августа мы, родственники, пригласили из Германии знаменитого анестезиолога-реаниматолога Себастиана Каза. Он приехал, провел обследование и рекомендовал прекратить все реанимационные действия, так как мозг женщины уже давно погиб. Но наши врачи не констатировали смерть и акт составлять не стали.

Почему моя сноха обратилась в этот центр? Да потому, что она считала, что там трудятся лучшие специалисты!

Врачи вины не признают

Мы решили связаться с осужденными врачами, чтобы узнать, согласны ли они с приговором суда.

– Здравствуйте, вас зовут Мерверт Жаббаровна Ермекова?

– Да.

– Согласны ли вы с приговором суда?

– Нет. Пациентка поступила на платной основе. Это были договорные роды, она договорилась с руководителем отдела Гульнар Капсаметовной. Учитывая, что она поступила с показаниями переношенная беременность 42 недели и 4 дня. Шейку матки надо было стимулировать, начали мизопростолом. Давление сначала было в норме, никакого кровотечения не было. Но когда мы начали оперировать – делать кесарево сечение, то давление упало.

– Из-за чего это случилось?

– Я не могу сказать, из-за чего это произошло. Может, связано с наркозом.

Когда ушили матку, у нее произошла эмболия околоплодными водами. Это такое осложнение, риск которого есть у каждой роженицы.

– Эксперты пишут, что имели место разрыв матки и геморрагический шок.

– Там совершенно тактика другая была бы. Мы сразу пошли бы на удаление органа.

– Значит, по вашему мнению, причиной смерти явилась…

– Эмболия околоплодными водами, у которой летальность 80 процентов.

– Вы извинились перед родственниками погибшей женщины?

– Конечно, я ходила к Карымсакову и приносила ему извинения. (Но Дуйсен Абсаттарович говорит, что извинений ему никто не приносил.)

К сожалению, со второй осужденной – Гульнар Капсаметовной Тулегеновой – нам связаться не удалось. Впрочем, в приговоре суда написано, что обе подсудимые виновными себя не признают.

По факту смерти женщины было проведено досудебное расследование. Фигурантам предъявили обвинительный акт по части 3 статьи 317 УК РК – ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником, повлекшее по неосторожности смерть человека, – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

28 марта 2017 года суд № 2 Есильского района города Астаны признал Ермекову Мерверт Жаббаровну и Тулегенову Гульнар Капсаметовну виновными и приговорил их к лишению свободы. Каждую на 2,5 года.

Но на основании Закона “Об амнистии в связи с 25-летием независимости Республики Казахстан” от наказания осужденных освободили. Кроме того, суд на три года лишил их права заниматься акушерско-гинекологической деятельностью.

А что же остальные врачи, которые принимали участие в операции, а потом и в реанимации женщины, мозг которой уже давно был мертв? Они по-прежнему трудятся на своих местах.

Между тем в приговоре ясно сказано: “Таким образом, случай материнской смертности выявил серьезные проблемы организационного характера в Национальном научном центре материнства и детства, связанные с квалификацией сотрудников, недостаточным знанием протоколов министерства здравоохранения и социальной защиты РК и их реализации, низким качеством разбора и отсутствием анализа. Согласно приказу МЗ и СЗ РК № 388 от 28.05.2010 года “Об утверждении критериев предотвращение материнской и младенческой смертности”, смерть роженицы на уровне АО “ННЦМД” была предотвратима”.

Отметим, приговор вынесен на основании заключений опытных судебно-медицинских экспертов и в ходе длительного судебного расследования. Кроме того, по словам родственника погибшей женщины Дуйсена Абсаттаровича Карымсакова, на прошлой неделе апелляционная коллегия городского суда Астаны оставила в силе приговор суда № 2 Есильского района без изменений.

Так что на этот раз избежать ответственности виновникам гибели роженицы не удалось.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи