Опубликовано: 1500

Стали известны причины младенческой смертности в СКО

Стали известны причины младенческой смертности в СКО

Горькая статистика – каждый восьмой из тысячи родившихся в Северо-Казахстанской области младенцев не доживает до года. Прокурорский анализ утверждает: в этом списке детских смертей – жизни, которые можно было спасти.

Выяснение причин младенческой смертности стало одним из серьезнейших направлений в работе североказахстанских прокуроров. О ее результатах они сообщили журналистам на пресс-конференции, посвященной итогам ушедшего года.

В 2015 году в регионе было зарегистрировано 59 случаев младенческой смертности. Выражаясь медицинским языком, показатель составил 7,8 на тысячу живорожденных. За первые шесть месяцев 2016 года зарегистрировано 27 смертей детей. Показатель – 7,5.

При этом прокуроры отмечают, что пять фактов младенческой смертности в 2015 году и два случая в 2016-м были предотвратимы. То есть у семи малышей был шанс на жизнь. Почему все закончилось трагедиями – этот вопрос в первую очередь был задан медикам.

– Анализ показал, что наиболее частыми причинами младенческой смертности являются недостатки при наблюдении за больными, а также недостатки при наблюдении за здоровыми детьми первого года жизни. Среди причин также – несоответствие протоколам диагностики и лечения, несвоевременное направление на госпитализацию, отсутствие консультаций узких медицинских специалистов, некачественное наблюдение во время беременности, – отмечает Раушан КОЖАХМЕТОВА, старший помощник прокурора СКО.

Убийственный формализм

В 2015 году в областной детской больнице умер восьмимесячный ребенок. Согласно заключению органов контроля за фармацевтической и медицинской деятельностью, смерть была предотвратима при условии своевременного комплексного обследования, решения проблем кормления и лечения. Ребенок был из группы высокого риска, однако план наблюдения отсутствовал. Была недооценена тяжесть желтухи. Он родился с массой 2 килограмма 742 грамма, в возрасте 7 месяцев весил 4 килограмма 390 граммов при должном весе 7 килограммов 500 граммов. Примерно за полгода до смерти находился на стационарном лечении в детской областной больнице, однако план наблюдения за диспансерным ребенком отсутствовал. Малыш был выписан с четкими рекомендациями, но участковым врачом не контролировалось их выполнение.

За две недели до смерти ребенок осматривается на дому заведующей педиатрическими участками без коррекции назначенного лечения. За три дня до смерти на приеме участковый врач ставит ребенку диагноз “ОРИ, реконвалесцент” без каких-либо рекомендаций. На следующий день после приема малыш в тяжелом состоянии госпитализируется в детскую областную больницу, а через два дня умирает.

И этот случай – не единичный. Похожая ситуация была выявлена и при исследовании истории болезни пятимесячного крохи, умершего в 2016 году. Верх формализма в этой истории – в медкарточке есть записи о том, что мать злоупотребляет алкоголем, но при этом никаких проблем в уходе за малышом, который, похоже, был брошен на произвол судьбы, официально не выявлено.

А ведь существует КТГ…

При анализе младенческой смертности установлены факты, когда причиной служит несвоевременная диагностика угрожающего состояния плода и опоздание с оперативным родоразрешением.

Согласно заключению независимого медицинского эксперта, врача акушера-гинеколога Светланы КАШЕНЦЕВОЙ по факту смерти новорожденного 7 февраля 2016 года, в областном перинатальном центре не была оказана качественная медицинская помощь. Причиной внутриутробной гипоксии плода у пациентки Ж. во время родов явилось тугое обвитие пуповины вокруг шеи. При своевременной диагностике и своевременном оперативном родоразрешении, считает эксперт, гибель плода была предотвратима. Судя по анализу ситуации, роженице не делали даже известную, наверное, каждой недавно рожавшей женщине, кардиотокографию, показывающую сердцебиение плода. Роженица в коме, младенец умер…

Мамочка, домой!

Некачественное наблюдение новорожденных и ранняя их выписка являются также одним из факторов, способствующих их гибели.

Вот еще один случай. Смерть новорожденного наступила в результате билирубиновой энцефалопатии – наличия инфекции с тяжелым поражением центральной нервной системы, развитием ядерной желтухи у ребенка. Медицина утверждает, что первые признаки этого недуга проявляются на третий-шестой день жизни младенца. Умершего ребенка отправили из роддома домой уже на второй день. По объяснению врачей – из-за перегрузки отделения. При этом мама била тревогу. По ее жалобам ребенка на три часа помещали в палату интенсивной терапии. Правда, общий анализ крови не взяли.

Ни УЗИ, ни реанимации

Качественная диагностика беременных, как показал прокурорский анализ, до сих пор остается бедой североказахстанской медицины. Эта ситуация способствует несвоевременному выявлению врожденных пороков развития и гибели плода.

К примеру, жительница Есильского района прошла УЗИ в Явленской ЦРБ на сроке беременности 18 недель. Специалистом УЗИ установлен срок беременности, поперечное положение плода, низкое прикрепление плаценты.

Но врожденный порок сердца у плода при первичном обследовании не был обнаружен. Его увидели при повторном УЗИ в Петропавловске. Ребенка спасти не удалось.

– Отсутствие профильных и высококвалифицированных УЗИ-специалистов в больницах, использование в диагностике беременных техники для УЗИ, не предназначенной и непригодной для пренатальной диагностики, низкого класса – причина проблемы, – отмечает Раушан Кожахметова.

Скромное оснащение районных больниц – еще одна проблема, которая определяет черту между жизнью и смертью.

Смерть новорожденного в Айыртауской ЦРБ наступила от дыхательной недостаточности в результате воспаления легких, вызванного попаданием околоплодных вод в дыхательные органы. Ребенок появился на свет в результате кесарева сечения, нужно было срочное лечение в условиях высокоспециализированного реанимационного отделения. Такого в районе нет. Санитарная авиация увезла малыша в областной перинатальный центр, но на доставку ушло четыре часа. Все было бы иначе, если бы в эти часы он был в реанимации.

Кто виноват?

Наказание виновных в младенческих смертях, которые можно было предотвратить, оказалось не из простых вопросов.

– Ввиду отсутствия у болевших длительное время детей признаков насильственной смерти такие факты в Едином реестре досудебных расследований (ЕРДР) не регистрировались, досудебные расследования по ним не проводились.

Соответственно причины всесторонне и полно не исследовались, виновные в смерти ребенка лица не устанавливались, к ответственности не привлекались.

По поручению прокуратуры области все семь фактов младенческой смертности, которые были предотвратимы, зарегистрированы в Едином реестре досудебных расследований, – говорит прокурор Кожахметова.

Пока в уголовных делах точки не поставлены. Не исключено, что они закончатся судебными приговорами. Но результаты анализа причин младенческой смертности в регионе рассмотрены на заседании коллегии прокуратуры области. Уполномоченным органам даны рекомендации по ситуации. Медики, чья вина была доказана, в том числе и из числа руководящих, понесли дисциплинарную ответственность.

“Система не работала, как мы хотели…”

При этом спрос с медиков в нашей стране – особая тема. Сегодня в правительстве о профессиональной ответственности врачей стали вести более конкретные речи. Обещают, дело дойдет до отдельного закона. По словам теперь уже бывшего министра здравоохранения и социального развития РК Тамары ДУЙСЕНОВОЙ, он будет рассматриваться законодателем во втором полугодии 2018 года.

А еще госпожа министр обещала, что министерство также будет развивать систему конфиденциального аудита, который укажет докторам, на что обращать внимание:

– Есть, действительно, ошибки врачей, где мы своевременно не смогли среагировать… Конфиденциальный аудит по материнской и младенческой смертности и раньше был, но система не работала, как мы хотели, как это делается во всем мире.

Согласно аудиту, каждая организация может представить, какие именно были летальные случаи, осложнения, какие были проведены манипуляции, при этом не указывая на саму больницу, врача и пациента…

Такой аудит мы, наверное, будем дальше развивать по всем направлениям. Наши врачи вообще не должны бояться и скрывать свои ошибки, лучше это показать. Мы в программе предусмотрели, чтобы дальше их не повторять.

Учить быть мамой

– Проверки также показали, что женщины не готовятся к материнству. Не ведут здоровый образ жизни, не обследуются и не лечат скрытые инфекции. Больше того, став матерями, они зачастую не умеют правильно ухаживать за младенцами, разбираться в его самочувствии. Такую практику системе здравоохранения надо начинать с юношества, она может стать решающей в жизни младенца. Но в этом у нас пробел, – заключает старший помощник прокурора СКО Раушан Кожахметова.

Пока же одно успокоение – младенческая смертность в СКО за 2015 год и полгода 2016-го ниже предыдущих аналогичных показателей. В 2014 году до года умирал каждый девятый малыш из тысячи.

Петропавловск

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи