Опубликовано: 2300

Виктор КИМ: Я в сборной и гинеколог, и проктолог, и видеоинженер

Виктор КИМ: Я в сборной и гинеколог, и проктолог, и видеоинженер Фото - Тахир САСЫКОВ

Генерального секретаря Ассоциации кёрлинга Республики Казахстан выселяют из собственного дома и отбирают строящийся спортивный комплекс

Несмотря на 26 лет независимости, в республике до сих действует советская система финансирования массового спорта и спорта высших достижений. Недополучая средства из госбюджета, кёрлинг, как и многие другие виды, выживает на частные деньги, а они не бесконечны. Виктор Ким, являющийся генеральным секретарем Ассоциации кёрлинга страны, государственным и главным тренером сборной в одном лице, вложил немало личных средств, накопил долгов и может остаться без крыши над головой.

Стадион на месте помойки

– Посмотрите, – Виктор Георгиевич Ким показывает свой трехэтажный особняк, во дворе которого находится солидное спортивное сооружение. – Это всесезонный специализированный спортивный комплекс для занятий кёрлингом.

Земля здесь дорогая – сейчас по 50 тысяч долларов за сотку, но пятнадцать лет назад она не была нужна никому.

На этом месте была яма глубиной 30 метров. В ней городская стихийная свалка. Люди сюда свозили разный мусор: строительный, бытовой. Крысы, грязь, вонь… Весной талые воды все это сносили в Малую Алматинку, а оттуда – в город. Мы с друзьями своими силами все это прочистили. За свой счет вывезли почти 300 тысяч кубов мусора. Проложили подземную железобетонную галерею для сброса поверхностных вод. Засыпали яму балластом, который завозили грузовиками – по 500 тенге за машину. На это все я потратил несколько миллионов долларов: благоустройство, земля, стадион, плоскостные спортивные со­оружения, подъездные дороги, наружные инженерные сети...

Фактически на грандиозной помойке вместо грязи и мусора появился жилой и спортивный комплекс. Нас даже номинировали на международном конкурсе Всемирного союза архитекторов.

Вошли в десятку лучших исполненных проектов мира по версии рекреация техногенных территорий.

На чемпионат мира – без денег

– Здесь еще строить и строить, а работа не кипит. Сколько нужно средств, чтобы продолжить строительство?

– Некритично в масштабах государства, если оценивать по социальной значимости комплекса. Когда нужно было срочно начать строить, я взял кредитную линию в банке, которую до конца так и не использовал. Потом начались кризисные процессы. Теперь банк отбирает дом, территорию в 30 соток. У меня арестованы все счета, введены ограничения на выезд из республики.

Получается, что сейчас наша команда отправилась на чемпионат мира среди смешанных пар без тренера и без денег.

Я свой долг признаю частично, сейчас юридически начал разбираться с банком. Кроме того, мне еще надо рассчитаться с друзьями, которые тоже вложились в строительство. Нужны были деньги, например, на канализацию. Я шел к ним, они мне в долг давали. Без процентов. “Возьми, Виктор, строй!”. Керлингистка Рамина Юничева: Если дома натирать полы как в керлинге, то они просто будут в дырах

Невеста ждет жениха

– Как в таких условиях собираетесь достраивать комплекс?

– У нас ведь в республике существует практика применения государственно-частного партнерства, которое премьер Бакытжан Сагинтаев сравнил с заждавшейся жениха невестой. Давайте вместе будем работать на благо спорта, здоровья нации. Я не прошу какую-то конкретную сумму.

Пусть назначат компетентную комиссию, куда войдут представители городского акимата, Национального олимпийского комитета, министерства культуры и спорта, нашей федерации кёрлинга.

Давайте подсчитаем, сколько уже потрачено и во что обойдутся работы. Во-первых, нужно узаконить часть земли, где я хочу построить медико-восстановительный центр, бассейн, теннисный корт, чтобы получить полноценную всесезонную базу. Во-вторых, подвести капитальные сети электроснабжения, канализации, водопровода, газа, поставить холодильное оборудование, системы водоочистки и вентиляции. В-третьих, закончить гостиницу, столовую, оборудовать раздевалки. Пусть подсчитают, мы лишнего не просим.

Пожали руки, и затухло

– Есть реакция на ваши предложения?

– Мы пишем письма. Приезжают солидные чиновники, смотрят, поддерживают. Пожимаем друг другу руки, и на этом все заканчивается, как-то затухает. Наверное, есть какие-то бюрократические препоны. Что они хотят? Можно и догадаться, но не хочу эту тему сейчас поднимать. Лет пять назад приезжает глава агентства по спорту, очень деловой и конкретный руководитель.

Видит проект, территорию: “О, Виктор, строй! Можешь поставить ледовую коробку за полгода?” – “Зачем так быстро?” – “Мне показать надо, финансирование будет в этом году”.

Я загрузился на деньги в очередной раз, и в сентябре – а разговор был в мае – коробка стояла. Но тут раз – и меняется руководство. Все надо начинать по новой. И так постоянно.

“Мы поможем” – но дальше разговоров дело не идет. Вроде хотят, но не идет.

Еще воспоминания: после очередного обращения в акимат южной столицы приехали глава Медеуского района и тогдашний руководитель управления спорта города. Полностью поддержали наш проект. Сейчас они не работают в городе.

– В какую сумму обходится содержание недостроенного комплекса?

– До 8 тысяч долларов в месяц. У нас же здесь круг­лый год занимаются национальные сборные команды и просто любители спорта. Кёрлинг в морозы, напольный кёрлинг в помещении, пляжный волейбол, стрит-баскетбол, мини-футбол, настольный теннис, есть профессиональная дорожка для кроссов с перепадами высот до 20 метров. Сотни людей бесплатно. ЗаКАСТенелый спорт, или Особенности национального ранжирования

Помогаю “ограбленным” мною

– Где вы сейчас на все это берете деньги?

– У меня же есть бизнес: строительная компания, рекламное агентство. Еще я дольщик – участник пяти-шести организаций.

Работаю с теми ребятами, которых “ограбил”, помогаю им. Так что доход есть.

Сколько – не скажу. Но весь он уходит в кёрлинг. Клянусь! Денег на то, чтобы выкупить дом и землю, у меня нет. Да я и не буду напрягаться.

Ни тиынки на камни

– Сколько кёрлинг на свое развитие получает из бюджета?

– По финансовому календарю НОК – 30 миллионов тенге в год. Это примерно пятая часть от того, что мы тратим на участие в соревнованиях, сборы, билеты, питание, проживание. А ведь помимо этого есть и другие затраты. 15 лет назад мы купили оборудования на один миллион долларов: машины, щетки, камни.

Один камень в кёрлинге стоит 600 евро. За пять лет они физически изнашиваются.

Однако за все время нам из бюджета ни разу не выделили хоть сколько-нибудь на покупку оборудования и экипировки. Да, дают парадную форму, один раз помогли с ботинками.

Пара профессиональной обуви стоит 400 долларов. Хотя можно и за 100 найти. По нормам ботинок хватает на год.

Ребята играют в них по три года. Форму другие команды на каждый турнир меняют, мы же в одной и той же: стираем, красим. Смешно уже… По какому-то непонятному 105-му постановлению нам вроде бы положены щетки и ботинки. Кто писал это постановление?! Когда?

Заставляем марафонца бежать спринт

– В сборной на окладе сидят шесть спортсменов и два тренера…

– Да, я в сборной и гинеколог, и проктолог, и начальник команды, и видеоинженер, и массажист. Но должна быть полноценная команда. Вот участвуем мы в Тихоокеанско-азиатском чемпионате по кёрлингу, отборочном олимпийском турнире. Приезжают Корея, Китай, Япония. У них в женской сборной отдельный массажист, тренер по физподготовке, доктор, главный тренер, два видеоинженера, которые снимают игры с разных ракурсов.

У всех наставники – канадцы, которых нанимают за большие деньги. У нас не то что видеоинженера нет. Я запасного игрока не могу взять!

За матчем следят тренер, старший тренер, видео­инженер и запасной игрок. Там, где написано “Казахстан”, никого нет, пусто. Вот и результат! Это все не ради критики, я просто констатирую факт. НОК, министерство спорта должны понять, что мы достигли определенного уровня. Медалей пока нет, но есть победы над серьезными командами. Значит, есть прогресс.

Мы четвертые по силе в Азии среди 30 стран, развивающих кёрлинг.

В олимпийскую программу кёрлинга в Пекине-2022 войдут четыре дисциплины. У каждой из них свои правила, стратегия, тактика. Это как в легкой атлетике, где есть спринт, марафон, бег с препятствиями, и каждый спортсмен специализируется в своей дисциплине.

Мы же вынуждены выдергивать ребят и девушек из своих дисциплин и отправлять их на чемпионат мира в смешанных парах: образно говоря, заставляем марафонца бежать барьерную дистанцию.

При этом у нас все дисциплины кёрлинга финансируются, как одна. А еще у нас есть команды колясочников – это паралимпийцы, спортсмены с ограниченными возможностями, команды спортсменов с поражениями органов слуха. Всех их мы полностью финансируем за счет федерации.

Горячие головы – есть и такие среди спортивных чиновников – хотят вообще закрыть кёрлинг в Казахстане.

Их аргумент – медалей нет, вид спорта технически сложен, специализированные базы отсутствуют. А я отвечу, что кёрлинг является своего рода индикатором развития отдельно взятой страны: на американском континенте – США, Канада, Бразилия, в Азии – Китай, Корея, Япония, Казахстан, в Тихоокеанском регионе – Австралия и Новая Зеландия, а Европа вообще вся играет в кёрлинг. Любимые и не любимые: как у нас финансируют зимний спорт

– А каково мнение Национального олимпийского комитета, ведь сейчас спорт высших достижений передан под его юрисдикцию?

– Вы знаете, я ведь в теме уже более 40 лет, и мне импонирует, как молодежь взялась за олимпийский спорт. В НОК пришли хорошие ребята, работают с желанием. Сейчас на них навалилась вся ответственность за развитие олимпийских дисциплин. Пока не всё гладко получается, отношу это на “болезни роста”. А когда в спорте было все гладко?!

Хочу лично обратиться к руководству НОК РК найти время и выслушать меня по развитию кёрлинга в республике. Уверен, что мы найдем приемлемое решение, кёрлинг есть и будет в стране. Реально будем бороться за медали на ближайших Олимпийских играх!

Сумасшедший дом

– У вас не дом, а какой-то спортивный зал в несколько этажей…

– Так от меня из-за этого жена с детьми ушла. Не в том смысле, что мы в разводе. Просто они съехали отсюда. Живут в городе, в квартире. Тоже, кстати, описанной. Здесь же у меня сумасшедший дом, а я в нем главный сумасшедший. Каждый день – тренировки.

Комнаты превратились в склады экипировки и оборудования. Спортсмены здесь спят, едят, живут.

Машину взял в лизинг. “Газель” на 13 мест. Сажусь за руль, и детей по всему городу в три часа утра собираю. Едем на “Алматы Арену”, где нам дают лед для тренировок с 6 до 10 утра. За все это – еду, аренду, экипировку – плачу я сам. Только на аренду льда выходит более одного миллиона тенге в месяц.

– Несмотря на все проб­лемы, вы сохраняете оптимизм…

– А без этого нельзя. Уверен в правильности политики нашего Президента, направленной на создание справедливого и процветающего общества в республике. Да одно то, что я, кореец по национальности, работаю одним из руководителей Республиканской спортивной федерации, строю стадионы, не боясь, могу высказываться о болезнях роста в нашей стране, говорит о многом.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть