Опубликовано: 28200

Ученые из секретной лаборатории в Отаре готовы сделать вакцину от “уханьской угрозы”

Ученые из секретной лаборатории в Отаре готовы сделать вакцину от “уханьской угрозы”

Ученые из секретной лаборатории в Отаре дали “КАРАВАНУ” эксклюзивную информацию по “уханьской угрозе”. Там уже работают над ПЦР-диагностикой, которая позволит в течение 1–2 дней поставить точный диагноз на коронавирус. При наличии финансирования НИИ проблем биологической безопасности готов завершить работы в течение 10–15 дней. А затем создать вакцину.

Весь мир продолжает лихорадить от новостей из Китая. Дошло до того, что некоторые наши блогеры стали писать, что Казахстан не готов к встрече с новым вирусом и, если он просочится через границу, страну ждет апокалипсис. Дескать, отечественная наука на нуле, и нас никто не спасет. Кто-то “в отчаянии” прокричал, что хочет уехать в “безопасный” Ухань, потому что там, по крайней мере, ведутся исследования, ученые и медики работают не покладая рук.

Но не спешите паковать чемоданы.

Возможно, вы не в курсе, но именно в Казахстане по этой теме работает сразу несколько серьезных лабораторий. Так уж получилось исторически. Собрана крупнейшая библиотека вирусов, она позволяет сегодня проводить уникальные исследования.

Вспомним страшную панику вокруг "птичьего" и "свиного" гриппа. Не все граждане знают, что казахстанские ученые тогда создали свои вакцины от этих инфекций. ВОЗ подтвердила их эффективность. Мы стали пятой страной, которая получила патенты на эти разработки. И все прошедшие годы они успешно применялись.

Так почему о работе отечественных ученых внутри страны практически ничего не известно? Да потому, что работают лаборатории в закрытом режиме, ведь предметом их изысканий являются особо опасные смертельные вирусы.

На Объекте

Однажды я побывала в лабораториях Отара и ощутила себя человеком, впервые ступившим на Луну.

Опишу коротко: прежде чем мы попали внутрь этого Объекта, прошло много согласований в самых высоких кабинетах; уже на территории тщательно проинструктировали о поведении, причем не для галочки; заставили полностью снять одежду, завели в душ, а после выдали специальные защитные костюмы.

Далее – тяжелые двери, код безопасности, который знают только избранные сотрудники учреждения. В некоторые сектора доступ вообще ограничен.

Ученые показали нам тогда, как они исследуют вирусы, меняют их геном, делая из смертельной угрозы спасительные вакцины.

В то время там работали опытнейшие люди: одному специалисту было почти 90 лет. Как мне пояснили, он – “ходячая энциклопедия отечественной науки”, всю жизнь проработал в стенах лаборатории и знает каждый ее уголок.

Опыт здесь передают от старейшин к молодому поколению напрямую, не только посредством книг и Интернета. Потому информация остается внутри. Разработки не должны выходить за пределы Объекта. Я тогда пошутила, что одна пробирка с вирусом, наверное, стоит миллионы, раз такая повышенная секретность. Мне ответили, что стоимость знаний и навыков в этой области бесценна. Ведь речь идет о спасении жизни миллионов людей. Как сейчас в Китае, когда правительство готово выделить любое финансирование, лишь бы найти спасение от страшной заразы.

Благо, что у нас есть мощные базы для подобной работы. Всё увиденное, конечно, перевернуло мои представления об отечественной науке. Из скептика, который может похихикивать, что мы позади планеты всей и Зимбабве нам в пример, я твердо поверила, что мы можем работать на высоком международном уровне.

Разновидность SARS

В Отаре я побывала несколько лет назад. Возможно, мы бы так и не узнали, какая сегодня ведется работа в стенах лабораторий, но в связи со сложившейся ситуацией и нагнетанием паники заместитель генерального директора по науке Научно-исследовательского института проблем биологической безопасности комитета науки министерства образования и науки РК Ергали АБДУРАИМОВ согласился побеседовать с “КАРАВАНОМ”.

– В конце 2019 года в китайском городе Ухань провинции Хубэй отмечена вспышка пневмонии неизвестного происхождения. Как только появилась информация о том, что возбудителем заболевания стал новый тип коронавируса, наши специалисты приступили к работе, – говорит он. – Это наш профильный вопрос, ученые лабораторий занимаются изучением вирусов уже более 60 лет, и за это время накоплен огромный опыт.

Коронавирусы, о которых сегодня так много пишется, – семейство, включающее на январь 2020 года 40 видов вирусов, объединенных в 2 подсемейства, которые поражают человека, кошек, птиц, собак, крупный рогатый скот, свиней и зайцев.

Новый является разновидностью вируса SARS, который появился в Китае еще в 2002–2003 годах и вызвал пандемию, приведшую к гибели около 800 человек в мире. Мы тогда занимались его изучением. Есть большой объем накопленных данных.

В 2012 году наши специалисты изучали ближневосточный респираторный синдром (БВРС), который был вызван коронавирусом (БВРС-КоВ), впервые он был диагностирован в Саудовской Аравии, затем распространился в 26 странах Азии, Африки и Европы и привел к гибели людей. Этот вирус отличался от других известных коронавирусов “агрессивностью”. Какие жуткие слухи распространяют вокруг эпидемии коронавируса и почему им нельзя верить

Информация по итогам среды, 29 января

Общее число подтвержденных случаев заболевания коронавирусной пневмонией в Китае увеличилось до 7 711. Из них 170 человек скончались, 124 пациента выписаны из больниц. За пределами Китая имеется 76 подтвержденных случаев. Данные меняются каждый день. Пика заболеваемости ученые ждут через 7 дней.

Так могут говорить обыватели...

– Насколько опасен уханьский?

– На основе анализа информации за последнюю неделю, а также учитывая официальные сообщения и позицию Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), можно говорить о повышенной опасности распространения инфекции. Кроме того, уже 16 стран за пределами материкового Китая подтвердили ее появление на своей территории.

– То есть однажды вирус все-таки придет и в Казахстан? Но готовы ли мы?

– Несмотря на довольно короткий срок, на сегодняшний день учеными из Китая расшифрована полная структура генома вируса, информация размещена в международной базе GenBank, что упрощает работу специалистам в других странах. На основе этих данных за короткое время возможна разработка диагностической тест-системы на основе ПЦР. И наши ученые могут это сделать.

– Но есть те, кто говорят, что Казахстан не готов, и, если вирус придет в страну, мы безоружны...

– Так могут говорить обыватели. Но нам сегодня непонятна позиция некоторых экспертов, утверждающих, что в Казахстане нет центров для того, чтобы поставить диагноз, поэтому якобы необходимо направлять образцы в Америку в Центр контроля за заболеваниями (CDC).

Отечественная наука шагнула далеко вперед, и при наличии финансирования Институт готов завершить работы по разработке ПЦР-диагностики в течение 10–15 дней. Она позволяет за 1–2 дня поставить точный диагноз на коронавирус. Эти работы мы уже начали.

Подтверждением наших утверждений является тот факт, что в период с 2016 по 2018 г. в НИИ выполнялся международный проект по изучению коронавируса ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ). В его рамках был проведен мониторинг распространения коронавируса среди верблюдов и летучих мышей в нескольких областях республики. Исследовано более 8 200 проб сывороток и около 2 500 образцов назальных смывов от верблюдов, а также 200 проб от летучих мышей на наличие генома вируса БВРС-КоВ методом ПЦР. Поэтому база для работы с новым вирусом у нас готова. И это не просто исследования внутри страны, их эффективность подтверждена на международном уровне. По результатам были опубликованы статьи, в том числе в международном рейтинговом журнале, ученые выступили с докладами на двух международных конференциях.

Это наша основная работа

– Казахстанцы практически ничего не знают о вас, говорят только, что есть какая-то секретная лаборатория в Отаре… Может быть, отсюда растет недоверие?

– Сегодня Институт проблем биологической безопасности является одним из передовых научных центров. Понятно, что такая организация работает закрыто. И доступ сюда разрешен далеко не всем. Ведь это работа с вирусами.

У нас размещены современные научные лаборатории со 2-м и 3-м уровнем биологической защиты (BSL-2, BSL-3), работают только высококвалифицированные кадры, которые способны проводить исследования на уровне, не уступающем зарубежным.

Имеется одна из самых мощных баз, где хранятся генетические данные вирусов и бактерий, расшифрованные нашими учеными. За последние 25 лет в институте проводились научные изыскания по изучению особо опасных заболеваний, разработке средств диагностики (ПЦР, Микрочип, ИФА и др.) и профилактики (вакцины против пандемического и сезонного гриппа, бруцеллеза, туберкулеза, оспы, ящура, нодулярного дерматита коров и др.), всего более 60 наименований.

– То есть вы не просто изучаете вирусы, но и способны создавать вакцины?

– Конечно, это наша основная работа. При вспышках особо опасных инфекций, самым эффективным и действенным способом сдерживания заболевания является вакцинация. У нас есть технологии получения рекомбинантных штаммов на основе генной инженерии. Получены новые штаммы и вакцины против сложнейших заболеваний. При этом в качестве донора (носителя) могут выступить полученные ранее в институте испытанные рекомбинантные вирусы, безопасные для людей и животных.

Мы готовы сразу приступить и в максимально короткие сроки получить кандидатный штамм вируса, а разработка вакцины, соответственно, может занять некоторое время.

Кроме того, необходимо учитывать также проведение клинических испытаний вакцины, которое также требует времени. Мы считаем, что пришло время обратить внимание на собственные центры, имеющие огромный опыт работы с опасными вирусными инфекциями, и проводить целенаправленное финансирование этих организаций. Они способны за короткий период показать реальный результат и разработать средства диагностики и профилактики.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Max 31 января

Господину Министру образования! Коллектив института биологической безопасности просит рассмотреть вернуть сотрудников а именно Проффесор биологических наук человека внёсшего огромную пользу в развитии науки и работавшего более 20 лет в нашем институте.

Max 31 января

Комментарий удален

Max 31 января

И надо вернуть уволенных научных сотрудников в особенности профессора Сандыбаева Нурлана.