Опубликовано: 2800

Сверхсекретное сельское хозяйство

Сверхсекретное сельское хозяйство

На протяжении десятилетий в Казахстане работали над созданием защиты от биологического оружия, ставили эксперименты по клонированию и пытались вырастить трансгенные существа.

Нашим корреспондентам удалось выяснить, какими стратегическими проектами занимались в казахстанских секретных лабораториях.

ЧТО "ВЫРАЩИВАЛО" МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ В ОТАРЕ?

В советские времена в 200 километрах от Алматы, около села Отар, под неусыпным контролем министерства обороны работал закрытый сельскохозяйственный институт.

Нам пришлось добиваться особого разрешения, чтобы попасть на его территорию.

Как и на протяжении прошлых десятилетий, институт сейчас остается охраняемым объектом, который в настоящее время занимается защитой от угроз биологической опасности и возбудителей инфекционных заболеваний.

А все началось в 1958 году с постановления ЦК КПСС: создать в Казахстане институт для охраны южных границ СССР от проникновения особо опасных инфекций.

– Мы знали, что в капиталистических странах уже идут серьезные исследования. Разрабатывались вирусы с измененными генетическими кодами. Они могли вызывать болезнь, которую трудно диагностировать и которая практически не поддается лечению, – пояснил нынешний глава института профессор Сейдигапбар Мамадалиев. – В ответ в Советском Союзе было создано 5 институтов. В том числе наш. Они занимались разработкой защиты от возможных инфекционных и бактериологических атак.

Здесь раздевали даже министров

Попасть в институт на работу было очень сложно, вопросы трудоустройства решались в Москве. Помимо знаний сотруднику нужна была безупречная репутация.

– Мы жили “закрыто”, практически не общались с местными людьми, – вспоминают ученые. – Для сотрудников института был отстроен научный городок, в котором было все, чтобы люди не выходили за его пределы. Школы, детские сады, магазины, бани.

В институте работало 19 лабораторий. Вся территория делилась на зоны – по уровню биологической опасности. В самые закрытые участки могли попасть лишь некоторые сотрудники. Пройти в секретные лаборатории непросто и сейчас, мы испытали это на себе. Здесь действуют прежние порядки.

Заходим на проходную, “мальчики” проходят в одну сторону, “девочки” – в другую. В комнате стоят десятки железных шкафчиков. “Раздевайтесь!” – командует женщина в белом колпаке. “Все снимайте, полностью! Не краснейте, в этих раздевалках правила общие для всех, здесь даже министры в чем мама родила стояли…” – поясняет она. Проходим по узкому коридору в другую комнату. Здесь в железных шкафчиках лежат специальные костюмы: носки, обувь, нижнее белье, колпак на голову.

– Будете выходить, снимите одежду, оставьте ее в шкафу, сами пройдите в душевую. Как следует с мылом отмойтесь, потом идите в комнату, где лежат ваши вещи, – проинструктировала женщина в белом колпаке. – Все предметы: блокнот, ручку, фотокамеру нужно будет обработать специальными лучами, которые уничтожают вирусы…

Арсенал страшных вирусов

Нас проводят в лаборатории. Здесь до сих пор стоит старое советское оборудование.

– Во времена Советского Союза мы имели первоклассное оборудование, бесперебойное обеспечение химреактивами и всем необходимым, – рассказывает Сейдигапбар Мамадалиев. – Но и отчет, контроль был очень жесткий. От нас требовали результатов. И они были – разработка только одной вакцины могла окупить все затраты на содержание института!

В сопровождении ученых мы проходим в музей вирусов, где хранятся согласно республиканскому каталогу микроорганизмов 220 штаммов, из них около 40 особо опасных болезней.

– Уже в советские времена у нас в коллекции были вирусы птичьего гриппа. Но самого мощного – патогенного, который уничтожил тысячи птиц, тогда не было. Мы пополнили им коллекцию, когда была вспышка птичьего гриппа в Павлодаре… – рассказывает Сейдигапбар Мамадалиев. – Больше всего в нашей коллекции вирусов из Африки, Индии, Китая. Приезжая в командировку, наши ученые привозили с собой новые вирусы в специальных маленьких ампулах, которые можно было просто спрятать в кармане. Ведь официально ни одно государство не разрешало вывозить штаммы. Во-первых, это Клондайк, золотая жила. Во-вторых, это реальная угроза.

Ведь что такое биологическое оружие? Любой вирус, инфекция, которая используется в целях выведения из строя противника…

Смертельно опасно!

Вирусы хранятся в огромных холодильниках, в ампулах, на которых стоит штрихкод, – это дополнительная мера безопасности. Расшифровку вереницы цифр знают лишь единицы. Несмотря на все меры безопасности, находясь в этой лаборатории, чувствуешь себя в опасности.

Заходим в лабораторию, где работают с вирусами. Здесь стоит огромный ящик с отверстиями для рук. Работать можно только так, иначе опасно для жизни. Ведь в коллекции вирусы, поражающие не только животных, но и людей. До 1985 года ученые разработали 5 уникальных вакцин. Так, учеными был разработан штамм с использованием вируса, который устойчив к температурным изменениям. Что это значит? Вирусы, вынесенные в обычные нелабораторные условия, быстро погибают, а этот можно переносить в кармане!

Все эти разработки можно использовать в недобрых целях.

– Практически любые наши научные достижения могут использоваться как на благо человека, так и во вред, – говорит Сейдигапбар Мамадалиев. – Идея применять болезнетворные организмы в качестве средств поражения возникла очень давно…

Они умирали, чтобы жили другие

Вирусы прожорливы, их надо постоянно подкармливать, давать здоровые клетки. Для этих целей в институте содержали мини-зоопарк. Над животными ставили эксперименты, на них проверяли действие первых вакцин. Если нужно посмотреть, как действует вирус, то животное вынуждено отдать свою жизнь ради научных достижений.

– Ради спасения других мы вынуждены убивать животных, – говорит Сейдигапбар Мамадалиев.

Из 19 лабораторий сейчас осталось 11. Они работают в мирных целях. В период распада СССР институт еле выжил, в некогда шикарных квартирах ученых исчезли тепло, свет, лаборатории пустовали. В настоящее время институт проводит много совместных научных исследований, в том числе с американскими научными центрами.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ БИОЛОГИЯ

В 1972 году мир потрясло известие, что группа ученых из Великобритании разработала способ заморозки эмбрионов мышей. Но несколькими годами ранее уникальные результаты в этом направлении получил мало кому известный в мировых научных кругах институт в Казахстане.

Эксперименты на грани фантастики

В 1962 году в Алма-Ате был создан институт экспериментальной биологии. Его специалисты разрабатывали способ заморозки эмбрионов и проводили уникальные опыты, используя азот, который выполнял роль “мертвой воды”. Ученые брали эмбрионы подопытных овец. Перед заморозкой их тщательно обрабатывали специальными составами, чтобы при заморозке жидкость не превратилась в лед и не убила эмбрион. Ученые проводили эксперименты как по медленной, поэтапной заморозке, так и по мгновенной. О первых опытах вспоминает директор института академик Макен Тойшибеков:

– Коллектив лаборатории был небольшим, всего 15 человек, но все специалисты и фанатики своего дела. Нам удалось удачно заморозить эмбрион овцы до температуры минус 196 градусов по Цельсию. В жидком азоте этот эмбрион может храниться сотни лет.

Но главной задачей ученых было возрождение замороженной жизни. В роли “живой воды” выступает обычная вода, доведенная до температуры 37–38 градусов. Контейнер с замороженным эмбрионом опускается в сосуд и должен ожить в течение нескольких минут. Когда эксперимент удался, это был настоящий прорыв! Спустя несколько лет ученым удалось не только оживить эмбрион, но и вырастить девять “размороженных” ягнят.

На институт обрушился “золотой дождь”. В короткие сроки выделили деньги, на которые была отстроена мощная научная база в Илийском районе. Были образованы дополнительные лаборатории, оснащенные самыми передовыми приборами из Германии. В алма-атинском институте появились уникальные приборы, которые до сих пор считаются наиболее эффективными в научных исследованиях, – микроскоп “Оптон” и микроманипулятор для введения генов… Москва делала серьезные ставки на талантливый коллектив. На базе института был создан Всесоюзный центр по трансплантации эмбрионов и клеточной инженерии.

Первыми “суррогатными матерями” стали овцы

Трансплантацию эмбриона из одного организма в другой, известную сегодня как “суррогатное” материнство, ученые института экспериментальной биологии проводили очень успешно.

В Кегенском районе у института была экспериментальная база. Охотники отстреливали диких архаров, привозили их репродуктивные органы. Ученые брали у мертвого архара сперму и вводили ее домашней овце. В результате искусственного оплодотворения появлялись новые породы овец.

– Целью работы было развитие методов ускоренного воспроизводства высокопродуктивных животных, – рассказывает Макен Тойшибеков. – Этой разработкой мы стали заниматься в 1973 году, я тогда был заведующим лабораторией по трансплантации эмбрионов.

Для экспериментов завезли английскую породу овец.

– Эта порода не приживалась в наших краях, овцы теряли способность к воспроизводству, – продолжает Макен Тойшибеков. – Мы поставили цель добиться размножения путем пересадки эмбрионов от английских овец в организм наших местных овец. Это были первые эксперименты по “суррогатному материнству”, в течение трех лет мы получили 56 “ягнят-трансплантатов”.

Наши специалисты учили китайцев клонированию

Одно из лидирующих мест в области клонирования сегодня занимает Китай. Там создали клонированных кролика, свинью. А в 2003 году сообщалось о беспрецедентном по своему масштабу эксперименте по массовому клонированию крупного рогатого скота. Трудно поверить, но свои первые шаги китайские ученые предпринимали под руководством алматинских ученых в институте экспериментальной биологии.

Первые же эксперименты по эмбриональному клонированию наши ученые проводили в 80-х годах. Впервые результаты были получены на практике и применены в сельском хозяйстве. На ранней стадии извлекали эмбрион из чрева матери и делили его хирургическим путем. А потом подсаживали разделенные эмбрионы суррогатным овцам. Этот способ дал большой эффект, с его помощью только за один сезон от одной матери можно было получить до 20 ягнят. Но почему же этот метод не использовался в нашем сельском хозяйстве и спустя годы был взят на вооружение китайцами, которые сегодня умудряются накормить не только свой многочисленный народ, но и нас?

Ученые объясняют, что сельское хозяйство стало частным, и современным фермерам не до использования научных достижений. Многие из них даже не знают, что наши казахстанские ученые способны творить чудеса, а забытые лаборатории хранят секреты о самых невероятных достижениях в области сельского хозяйства…

Трансгенные опыты

Сегодня ученые бьются над мечтой создания трансгенных животных. Свои первые эксперименты по созданию трансгенных животных алматинские ученые начали проводить еще в начале 80-х годов. По распоряжению Академии наук СССР в институт экспериментальной биологии было завезено все необходимое. Установлен микроманипулятор для введения гена. В 1985 году в лаборатории Московского института молекулярной генетики был разработан ген гамма-интерферона. Его разработали специально для того, чтобы осуществить введение гена в животных. Сотни доз генов привезли в Алма-Ату в специальных контейнерах. И началась ювелирная работа. Со стороны это казалось фантастикой, ученые в белых халатах склонились над микроскопами и колдовали над воздухом. Ни ген, ни эмбрион невозможно увидеть невооруженным глазом…

Ученые провели сотни экспериментов, они пытались вводить ген разным животным. Такие опыты проводились впервые в Советском Союзе. Уже позже подобные эксперименты стали ставить в Москве и Ленинграде… В течение первых двух лет ученые не могли добиться результата. Через операционную прошли около 400 овец! Ген ввели в 2000 эмбрионов. Наконец ученые получили первые результаты. Выжило 10% из всех трансгенных эмбрионов. Из них удалось вырастить 5 ягнят. Целью эксперимента было создание такого животного, которое могло бы давать молоко с уникальными лечебными свойствами. Выпив его, человек излечивался бы от вирусных заболеваний… Полученные трансгенные овцы не дали чудо-молока. Ген прижился, но не стал работать. Почему? На этот вопрос ученые уже не смогли найти ответ. Они хотели продолжить работу. Но начался развал Союза, а после – тяжелое время разрухи. Оправиться от него ученые смогли только несколько лет назад благодаря грантам… от министерства сельского хозяйства США.

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи