Опубликовано: 2500

Мы закаляем микробы: эра антибиотиков грозит отправить нас обратно в средневековье

Мы закаляем микробы: эра антибиотиков грозит отправить нас обратно в средневековье

Можно ли справиться с внутрибольничными инфекциями? Как мы “закаляем” микробов и почему проблему их устойчивости к антибиотикам обсуждают уже на уровне Организации Объединенных Наций?

Врачи Казахстана вместе со специалистами ВОЗ и коллегами из России отвечали на вопросы журналистов на Всемирной неделе правильного применения антибактериальных препаратов в Алматы.

Прогресс в современной медицине, казалось бы, давно и далеко продвинул человечество вперед в терапии самых разных заболеваний. А природа снова бросает вызов. Эра антибиотиков, просуществовав на Земле около 90 лет, грозит отправить нас обратно в средневековье.

А врачи пугают: скоро любая царапина может стать для человека смертельной, поскольку опасные микроорганизмы приобретают все большую устойчивость (резистентность) к самым распространенным в мире спасителям – антибиотикам.

Это значит, что в особенно в трудные моменты шансов на выздоровление становится все меньше. По прогнозам экспертов, если не изменить ситуацию, то к 2050 году от стойких к антибиотикам бактерий будет умирать до 10 миллионов человек в год. Поэтому генеральный директор ВОЗ Маргарет ЧЕН заявляет, что антимикробная резистентность ставит под угрозу саму суть современной медицины.

Вопросы и ответы для всех

– Действительно ли вредно назначать антибиотики всегда и всем подряд?

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Людмила МАКАЛКИНА. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

– Во-первых, такая постановка вопроса, вредно или невредно, в корне неправильна, – говорит доцент кафедры клинической фармакологии НАО “МУА” (медицинский университет Астана) Людмила МАКАЛКИНА. – Потому что антибактериальные препараты – это класс жизнеспасающих лекарств. Благодаря антибиотикам человечество сумело увеличить продолжительность жизни на планете как минимум на 10 лет. Другое дело, почему тема рационального их использования так остро встала сейчас? Да потому что нам уже пора спасать этот класс лекарств. Ведь сама по себе антибиотикорезистентность – абсолютно нормальное явление. О чем в свое время предупреждал и создатель первого в мире антибиотика – пенициллина Александр Флеминг. Врач из Казахстана рассказал всю правду об антибиотиках

– Эту проблему люди создали себе сами бесконтрольным использованием антибактериальных препаратов, – вступает в разговор заведующая кафедрой детских инфекций медицинского университета Астана, д. м. н., профессор Динагул БАЕШЕВА. – Антибиотики – единственный класс лекарственных средств, которые воздействуют на живой микроорганизм, бактерии. А бактерии существуют на Земле миллиарды лет и эволюционно приспособились к тому, чтобы выживать. Это ответ природы. Они мутируют, у них вырабатывается антибиотикорезистентность.

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Динагул БАЕШЕВА. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Они жили, живут и будут жить. А наша задача – научиться ими правильно управлять.

И использовать антибиотики только при острой необходимости, иначе себе же сделаем хуже. Осознать это должны не врачи и не правительство, а само население. Потому что, когда людям начинают что-то запрещать сверху, они видят в этом некий умысел.

Чем болеют дети?

– Надо учитывать, что антибиотики борются только с бактериями, – предупреждает доктор Баешева. – А в мире кроме них существуют и другие патогены – грибки, вирусы, против которых антибиотики бессильны. Сейчас вот начинается сезон ОРВИ и гриппа. И я, как детский врач-инфекционист с 40-летним опытом, скажу, что у маленьких детей при ОРВИ превалируют именно вирусы, так же как и при острых кишечных инфекциях. Но родители не задумываются, что там за патоген. Ребенок закашлял или температурит – сами назначают антибиотики. Им это раз плюнуть, не проблема!

Сейчас вот идет энтеровирусная инфекция, которая способна размножаться практически во всех органах и тканях. Специфического лечения при ней нет, только симптоматическое (например, при лихорадке – жаропонижающие средства, при обезвоживании – капельницы).

И нужно выждать определенное время, пока вирус пройдет свой цикл. Важную роль здесь играют режим дня, достаточный сон, исключение всяких компьютерных игр, телевизора. А после улучшения самочувствия показаны прогулки на свежем воздухе. Тогда организм восстанавливается.

Благо в век новых технологий существуют виды лабораторных исследований и экспресс-тестов, которые показывают – бактериальная или вирусная инфекция у пациента, чтобы не назначать зря антибиотики. Но беда еще и в том, что препараты назначают не только людям. Повсеместно их используют и в ветеринарной службе, лечат животных. Так они попадают к нам в организм через продукты питания. Мы получаем их даже через парфюмерию, например мыло. В развитых странах давно говорят: надо отказаться от такой практики.

Эта всеобщая доступность антибиотиков, которые раньше назначали только врачи, оборачивается большой проблемой, когда в самые ответственные моменты и при сложных операциях они уже перестают действовать.

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Пугающие факты

– Антибиотикорезистентность появилась не вдруг, – продолжает разговор руководитель лабораторной службы НИИ антимикробной химиотерапии г. Смоленска Российской Федерации, д. м. н. Илья АЗИЗОВ. – Ее гены в природе были всегда. Потому и возникла возовская концепция здоровья, когда мы должны ограничить применение антимикробных препаратов не только в медицине и ветеринарии, но и в промышленности, в аграрных технологиях.

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Илья АЗИЗОВ. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Приведу пример, которым был шокирован. Есть такой антимикробный препарат – колистин. Один из немногих жизнеспасающих препаратов, который активно применяется в лечении тяжелых инфекций, вызванных синегнойной палочкой. Так вот объем его использования в ветеринарии в тысячи раз превышает медицинское потребление. А из-за ветеринаров мы, врачи, теряем такое важное средство спасения человеческой жизни.

Ситуация утяжеляется еще тем, что люди, в жизни не применявшие антимикробные препараты, тоже могут заразиться от кого-то резистентным штаммом, поскольку устойчивость к антибиотикам приобретает не человек, а микроорганизм, которым он инфицировался.

Представитель ВОЗ Бибигуль АУБАКИРОВА поясняет, как формируется устойчивость штаммов бактерий:

– Однажды я оказалась в очереди в аптеке. Женщина передо мной попросила провизора отпустить ей один из антибиотиков. Фармработник выдала препарат без всякого рецепта, чего сейчас быть не должно. Когда женщина ушла, я спросила провизора, почему в нарушение предписаний она выдала этот вид лекарства без рецепта? Та ответила: “Она же знает, что хочет”.

– А теперь представим ситуацию, как женщина стала принимать этот антибиотик, – продолжает Аубакирова. – Возможно, она почувствовала себя плохо и, открыв Интернет, прочитала об этом препарате. Но, когда лекарство назначает врач, он расписывает условия его применения. Обычно антибиотики принимают минимум 7 дней. Но женщина сама себе рассчитала какую-то дозу и пила препарат, допустим, 2 дня. Затем, когда ей полегчало, бросила его принимать, не думая, что инфекция в ее организме еще не уничтожена.

Через пару месяцев она снова заболевает и вспоминает: “Тот антибиотик в прошлый раз мне помог, он даже есть в моей аптечке!”. И снова начинает его принимать.

Ситуация повторяется. А микроб после 2–3 дней подобной терапии не только не погибает, но и формирует устойчивость к препарату, который теперь на него уже не действует.

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Бибигуль АУБАКИРОВА. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Ну и как вы думаете, что будет, если после такого неправильного использования антибиотиков больной попадет в реанимацию? Может случиться так, что там на него не подей­ствует ни один из препаратов, имеющихся в стационаре. Тогда в перспективе человека можно и вовсе потерять.

– Между тем при правильном применении антимикробных лекарств резистентность не развивается, – говорит Илья Азизов. – И если проанализировать все жизнеспасающие медицинские технологии, то всего три из них существенно повлияли на продолжительность жизни человека на Земле: первая – гигиенические мероприятия, когда мы стали пить чистую воду и мыть руки; вторая – вакцинация и третья – применение антимикробных препаратов, антибиотиков. А микроорганизмы, устойчивые к антибиотикам, могут передаваться с водой, через немытые руки, при несоблюдении личной гигиены или при неадекватной термической обработке пищевых продуктов.

Внутрибольничные страшилки

О том, как антибиотикорезистентность влияет на распространение госпитальных инфекций и насколько это большая проблема, рассказывает доктор Азизов:

– Чтобы понять масштабы распространения внутрибольничных инфекций, в первую очередь надо наладить адекватную систему сбора данных. Есть международные критерии: если у пациента инфекция развивается после 48 часов его пребывания внутри стационара, это регистрируется как госпитальная инфекция.

К сожалению, в наследство от советских времен нам досталась репрессивная система надзора, при которой, если выявляется такой случай в стационаре, ответственность за него несет врач, который его зарегистрирует. И госпитальная инфекция расценивается как грубейшее нарушение санитарно-эпидемиологических норм содержания стационара. Понятно, что ни один врач не будет заинтересован демонстрировать такие случаи. Хотя это в корне неверно. Ведь на самом деле госпитальные инфекции существуют всегда. Есть стационар – есть госпитальные инфекции. И чтобы с ними бороться, их надо выявлять.

– Как же преодолеть эти ножницы?

– Эти вопросы должны регулироваться на законодательном уровне. Как реагирует государство в развитых странах: оно выделяет дополнительное финансирование на выявление случаев госпитальных инфекций и их исследование. На постсоветском же пространстве государство проводит репрессии в отношении врачей и стационара. Это разный подход.

– Приведу еще типичные примеры из истории противоинфекционных служб, – продолжает тему Динагул Баешева. – Например, поступает в реанимацию ребенок, мама которого любит сама назначать антибиотики. Ей кажется, что эти препараты помогают всегда, они всесильны. А в стационаре тоже постоянно используются антибиотики, и уже сформировался какой-то устойчивый к ним штамм бактерий. Причем во всем мире это считается вполне обычным явлением. Но тогда как спасти малыша?

Недавно был случай в магазине. Одна женщина жалуется другой: “Дочка уже две недели кашляет, лечу – не помогает”. Вторая спрашивает: “А что ты ей назначила?”. Первая докладывает: “Колю пенициллин – результата нет”. Вторая смеется: “Глупенькая, пенициллином сейчас только кошечек да собачек лечат. А людей надо лечить цефтриаксоном”… Вот какое неправильное у них представление о лечении! Огласите весь список, пожалуйста: какие лекарства в Казахстане вновь будут продавать без рецепта

Оба эти препарата – антибиотики одной группы! Если не действует один, не поможет и другой.

А в это время микробы на своем совете, образно говоря, решают: “Слушайте, надо защищаться, вырабатывать свои ферменты против них!”. И действительно, уже существует такой фермент, как бета-лактамаза, на который ни один антибиотик не действует!

Поэтому международное сообщество так волнует бесконтрольное применение антибиотиков. Ведь, если человек имеет мультирезистентный штамм, бывают еще и здоровые носители инфекций. И если он приедет, скажем, в Швецию, где к этому относятся очень жестко, а самым сильным антибиотиком у них считается пенициллин, то он может передать свой устойчивый микроб жителю этой страны, отчего тот может заболеть и даже погибнуть!

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров